Книгобоз, Новости

Плохие биографии хороших писателей

Сергей Довлатов - Автошарж

Когда встречаешь плохо написанную биографию, начинаешь задумываться: то ли уровень биографа должен быть сопоставимым, то ли о великих людях вообще писать нелегко, то ли биографии вообще не нужны (ведь всё необходимое есть в деяниях персоны, о которой написано). А потом просто понимаешь, что биографии – такой же литературный жанр, как и другие. И самой простой и верной оценкой для неё, как и для любой книги, является ощущение «хорошо написана (или – плохо)». Но что-то с биографиями мне нынче как-то особо не везёт…

Вот и о двух последних биографиях, что я прочитал, трудно сказать (как о «книгах в себе») доброе слово. А поговорим мы о вот о чём:


Подвергнуты рассмотрению: В.Попов «Довлатов» и
С. Полотовский, Р. Козак «Пелевин и поколение пустоты»


Первая – это нашумевший опус «Довлатов» за авторством Валерия Попова. Нашумела книга, правда, не скандальными «интригами и расследованиями», которых можно было бы ожидать после такой аттестации, а лишь тем побочным фактом, что (по требованию бывшей жены писателя, Елены Довлатовой) из неё убрали все фотографии. Биография вышла в авторитетной серии «ЖЗЛ», что служит своеобразным официальным признанием творчества Сергея Донатовича. Но это, к сожалению, единственный положительный момент.

Редко встретишь книгу, которую можно ёмко и коротко охарактеризовать одним словом. Биография Сергея Довлатова в интерпретации Валерия Попова, вышедшая в серии «ЖЗЛ» – именно такая книга. И слово это – ХАЛТУРА. В тексте даже встречается фраза, которую можно было бы вынести эпиграфом ко всему этому произведению: «Конечно, тут я уже сочиняю за Довлатова».

Попов постоянно подчёркивает факт своего знакомства с Довлатовым, но оговаривается, что их разделял возраст, круг общения, прочие бытовые обстоятельства… Так что знал Попов Довлатова лично, не знал ли – особой разницы нет. Вычеркни это обстоятельство – потери никакой. Те факты, на которые Попов опирается в создаваемой биографии, те вехи жизненного пути Довлатова, которых он касается, хорошо известны всем, кто прочитал хотя бы одну книгу о Довлатове (например, возьмём воспоминания Гениса или Соловьева и Клепиковой). Скажу больше – от книги остается впечатление, что автору для её написания было достаточно статьи в Википедии.

По большому счету, писатель Валерий Попов написал собственную биографию на фоне писателя Сергея Довлатова. Что, с одной стороны, неплохо – в той части, где описывается время и культура, воспитавшие их обоих, с другой – отдаёт панибратством и фамильярностью, право на которые выглядит сомнительным. И, будто всего этого мало, в этой плохонькой биографии и недо-автобиографии добивает редактура (не правильнее ли сказать недоредактура?..) – множество опечаток и постоянные повторы.

Вторая книга, о которой пойдёт сегодня речь – «Пелевин и поколение пустоты», написанная Сергеем Полотовским (в активе коего перевод Джулиана Барнса и работа в «КоммерстантЪ-Weekend») в соавторстве с главным редактором журнала «Папарацци» Романом Козаком.

Равно как и книга о Довлатове, сие произведение лишено каких бы то ни было значимых фактов и сведений (это момент важный, т.к. скудная фактология, всё же приведённая в книге пару раз, хорошо известна не просто фанатам творчества Виктора Пелевина, но даже людям, которые интересуются писателем от случая к случаю).

Однако Пелевин как человек, как Виктор Олегович, живущий где-то в Чертаново, мало кому интересен. Авторам книги Пелевин интересен, в первую очередь, как крупнейшее событие современной отечественной литературы. Как функция, как казус, как символ. По сути «Пелевин и поколение пустоты» – это компиляция общеизвестных фактов, высказываний медийных личностей (чаще других о писателе П. в книге высказывается почему-то лидер группы «Ленинград» Сергей Шнуров, который лично его и видеть никогда не видел) и имитация экспертной оценки. Написано неплохо, читается легко. Всё в целом – типичный продукт современных медиа.

Ценность представляет, пожалуй, только первая часть книги, в которой подмечена «способность [Пелевина] видеть во всем игровую компоненту и мифологические структуры. Докручивать любую ситуацию до пьянящего абсурда. Прочитывать египетскую «Книгу мертвых» в бубнеже радиоточки. Видеть в телерекламе воплощение вавилонской богини Иштар, в экономическом устройстве мира – многвоековой заговор вампиров, а в подмосковном дорожном приключении – мистическое путешествие…»

В остальном же – читать эту книгу не столько скучно, сколько неинтересно.

Сергей Корнеев