Блог, посвященный е-книгам

  •  
  • Главная
  • Е-книга, копирайт и библиотеке в UBOOK-2013/январь+февраль

Е-книга, копирайт и библиотеке в UBOOK-2013/январь+февраль

Опубликовано 27 февраля 2013

Весьма интересный номер (в архиве содержания пока нет, доступен как «новый номер«).

В содержании меня заинтересовали:

Свободный микрофон

ГК РФ: быть или не быть? 29

Выставки. Конференции. Ярмарки

ЛИБКОМ – 2012. Издательства, агрегаторы, библиотеки: диалог начался? 34

Сервисы издателей и агрегаторов для библиотек: что и почём? 38

Copyright.ru 78

Электронная книга

Электронные книги: когда заканчивается ажиотаж, начинается индустрия 82

Первые три материала доступны по ссылке, а последний – только в печатном виде

Не хочется делать полный перепост, но хочется надеяться, что все, кого тема интересует пройдут по ссылкам и прочтут сами

Я рискну процитировать то, что меня впечатлило более всего:

(тут):  Владимир ФИРСОВ, Президент Российской библиотечной ассоциации

Что касается международных инициатив, то одно из направлений деятельности Постоянного Комитета по авторскому праву и смежным правам WIPO (The World Intellectual Property Organization,( Всемирная организация по интеллектуальной собственности, ВОИС. – прим. ред.) в течение последних пяти лет – это подготовка документа об ограничениях и исключениях из авторского права в пользу библиотек и архивов; для научно-образовательных целей и для лиц с ограниченными возможностями. Последнее обсуждение проекта «Предварительного рабочего документа об ограничениях и исключениях для образовательных, исследовательских и научных учреждений, а также лиц с ограниченными возможностями» (SCCR 24/8 prov.31/07/2012) проходило на заседаниях 19–23 ноября 2012 г. WIPO выполняет функции администратора по отношению к странам-участницам Бернской конвенции, и после того, как данный документ будет принят, он будет обязателен, в том числе, и для России.

В проекте этого документа заложена другая известная нам идея.

Научные исследования: «Любое произведение, созданное в результате исследований, финансируемых полностью или частично из государственных средств, должно быть доведено до всеобщего сведения бесплатно в течение 12 месяцев с момента его фиксации».

Конкретные исключения для научных целей: «Использование с единственной целью проведения научных исследований не является нарушением исключительных прав…»

Очевидно, что подавляющее большинство материалов научного и научно-образовательного характера в нашей стране готовится в государственных учреждениях. Таким образом, в соответствии с положениями готовящегося международного документа все научные и образовательные материалы, производство которых оплачено государством, общедоступны по природе своего происхождения.

Когда этот акт будет принят WIPO, нам предстоят новые интересные дискуссии.

И там же охлаждающая мысль (Иван БЛИЗНЕЦ, ректор Российской государственной академии интеллектуальной собственности):

Коснусь подробнее международного взаимодействия и проектов WIPO и Комитета по авторскому праву и смежным правам. Мы вышли из некоего застоя, и в первую очередь это заслуга Генерального директора WIPO Френсиса Гарри. За 15 лет не было принято ни одного документа, но сейчас пошёл процесс активной работы. На ноябрьском заседании Комитета, где обсуждались вопросы ограничений и исключений из авторского права, было принято решение о поэтапной работе. На первом этапе будет принят международный договор относительно ограничений и исключений для лиц с ограниченными возможностями и других граждан. Затем состоится Генеральная ассамблея WIPO, которая должна принять решение о созыве в 2015 г. дипломатической конференции, на которой и будет рассмотрен вопрос ограничений и исключений из авторского права. При этом следует отметить, что никаких серьёзных решений, которые потребуют изменения отечественного законодательства, до этого момента не будет. Следующие два этапа, которые предполагается рассмотреть в Комитете по авторскому праву и принять решение о проведении ещё одной дипломатической конференции, это вопросы ограничений и исключений для библиотек и архивов. И третий этап – ограничения и исключения для научных учреждений и учебных заведений. Российская делегация предложила сделать один документ, который объединил бы библиотеки и архивы, а также научные и учебные учреждения. Эта инициатива была поддержана рядом развивающихся стран. На сегодняшний день осуществляется работа по согласованию текста этого документа.

Конечно, библиотеки и архивы – это те учреждения, которые играют уникальную роль в сохранении и обеспечении доступа к знаниям, их сохранении. WIPO подтверждает приверженность созданию необходимых механизмов, для того чтобы доступ к знаниям был обеспечен для всех категорий граждан. В то же время мы обращаем внимание на то, чтобы возможность свободного доступа не служила препятствием для внедрения инноваций, распространения локальных и глобальных знаний. Многие исследователи отмечают, что библиотеки создаются за счёт государственных бюджетов, имеющих разные формы – и академические, и публичные, и школьные, и здесь тоже должно быть понимание, до какого ограничения мы должны доходить и в каком объёме давать возможность библиотекам свободно использовать произведения литературы, науки и искусства. То же касается и роли архивов. Здесь задача стоит так, чтобы, с одной стороны, эти учреждения выполняли свою общественную миссию по накоплению и сохранению информации, но в то же время не ущемляли интересов авторов и правообладателей.

Год назад WIPO провела исследование, в котором отмечается, что в настоящее время библиотеки и архивы используют пёструю смесь положений, встречающихся в разных странах. 21 страна мира вообще не имеет каких-либо исключений, 27 имеют только общие. Ключевой проблемой является отношение к цифровому переводу произведений в библиотеках и архивах и предоставление этих произведений пользователям. Большинство стран не имеют каких-либо правовых рычагов, которые позволяют решать вопросы именно с учётом цифровых технологий, это приводит к тому, что библиотеки не имеют права оцифровывать фонды даже в целях сохранения.

Что касается технических мер защиты, то это тоже проблема. В ряде международных договоров приняты необходимые правовые элементы, которые позволяют осуществлять технические меры защиты, и как в таком случае будут действовать ограничения и исключения, непонятно, потому что тогда придётся обходить эти меры защиты.

Очевидно, что сегодня процесс нахождения опубликованных материалов в связи с информационно-коммуникационными возможностями стал гораздо проще, но практика совместного использования ресурсов между библиотеками с целью продвижения знаний носит межведомственный характер, а законодательное регулирование в большинстве стран отсутствует. В этом случае библиотеки и архивы не в состоянии обеспечить доступ к материалам. Здесь предложение экспертов заключается в том, чтобы обеспечить мандат на обновление ограничений и исключений для библиотек и архивов, а также определить те руководящие принципы, которые необходимо рассмотреть с целью адекватной охраны интересов авторов и правообладателей. Предполагается, что договор, который будет разработан и принят дипломатической конференцией, будет основываться на интересах национального законодательства. Это коррелирует с Договором ВОИС по авторскому праву, который был принят в 1996 г. Специалисты обращают на это особое внимание, новый документ ни в коей мере не должен ограничивать нормы, которые были приняты в 1996 г. Законопроект не навязывает каких-либо норм, предлагается, что каждая страна будет индивидуально определять, как гармонизировать своё законодательство с этим Договором. Кроме того, Договор предлагает использовать возможность прецедентного исключения из действующего законодательства, на основании которого старое правило может применяться к существующим ситуациям, в то время как новое правило будет применяться для всех будущих ситуаций. Здесь нет жёсткой конструкции, которая присутствует в Бернской конвенции, а каждая страна сама будет определять те пределы, которые она установит в части ограничений и исключений. Естественно, все эти нормы будут распространяться только на новые правоотношения.

У страны будет выбор – установить эти оговорки в своём законодательстве или применять нормы международного права. Предполагается, что договор будет регулировать все виды использования произведений, а также всех материалов, которые охраняются смежными правами в соответствии с национальным законодательством, и он будет применяться в любом формате – и в цифровом, и в нецифровом.

Очень важный вывод, который сегодня можно сделать – все предлагаемые ограничения и исключения касаются только некоммерческого использования.

Тут уже «по взрослому»… И ясно, что на уровне «национального законодательства» проблему в очередной раз «заболтают»…

Вот пример того, «как это делают «у них»:

Владимир ХАРИТОНОВ, исполнительный директор Ассоциации интернет-издателей

Как можно хотя бы частично решить проблему в условиях, пока новый Гражданский кодекс ещё не принят? В мире есть примеры, которые демонстрируют позицию государства, направленную на поддержку контентной индустрии и решение большого количества социальных проблем. Речь идёт о законе Франции № 2012-287 «О недоступных книгах XX в.», который вступил в действие 3 марта 2012 г. Закон представляет собой дополнение к закону «Об авторском праве». Согласно ему, сотни тысяч книг французских авторов, опубликованных до 1 января 2001 г., подлежат принудительной оцифровке безо всякого разрешения со стороны авторов и издателей, у которых остаётся три месяца, для того чтобы выйти из-под действия этого закона, т.е. они должны написать соответствующее заявление. При этом они берут на себя обязательство в течение двух лет вернуть книги на рынок, в противном случае издания подлежат оцифровке. Список произведений, подлежащих оцифровке, составляет национальная библиотека Франции. Далее оцифрованные книги попадают во французские библиотеки и становятся доступными читателям, с одной стороны, с другой – они попадают на рынок. С этой целью образуется государственно-частная корпорация, которая будет заниматься оцифровкой книг и выводом их на рынок. В этом же законе решается и проблема охраны сиротских произведений: если приложены значительные усилия для того, чтобы их найти, сиротские произведения можно использовать.

Даже такой небольшой «шаг вперёд» существенно мог бы сдвинуть проблему в России. Именно поэтому эту (и любую подобную) инициативу просто «заболтают». А (тут) о том, что будет если заболтают:

Олег НОВИКОВ, Генеральный директор издательства «ЭКСМО»

Мы пытаемся делить пирог, который с каждым месяцем становится всё меньше. Во многом это наша вина, потому что пока мы занимаемся делёжкой, вместо того чтобы думать, как печь пироги, на нашем рынке появляются новые люди и новые сервисы. Мы по-прежнему пытаемся искать ответ, кто больше прав, у кого больше прав, вместо того чтобы развивать наш рынок и соответствовать интересам читателей. Пока же их интересам больше соответствуют пиратские библиотеки. Завтра в отрасли появится Google, и если мы не поймём, в чём наши главные ценности, для кого мы работаем и что хотим сделать, то мы все вместе – и авторы, и издатели, и библиотеки, и агрегаторы – окажемся на обочине технического прогресса, как и многие другие отрасли.

Появляются (в той же публикации) и вполне здравые (хотя, на мой взгляд, и несколько слишком оптимистические) мысли:

Василий ТЕРЛЕЦКИЙ, Генеральный директор РАО «КОПИРУС»

Отрадно, что после серьёзных споров стороны друг друга не просто слушают, но уже слышат. Считаю, что необходимо договариваться о компенсациях за те виды использования, которые нужны в библиотеках, и тогда интересы сторон могут быть сбалансированы. Пока же мы наблюдаем только огромный ущерб и у издателей, и у библиотек. За рубежом большинство библиотек привыкло платить компенсационное вознаграждение за авторские права при вторичном использовании, покупая при этом экземпляры произведений как в цифровой, так и в традиционной форме. Издатели и авторы в Европе привыкли получать вознаграждение и за первичное использование, и за вторичное. И для них не создают проблем любые возникающие технические новшества. Если нужно больше свободы для читателей, нужно дать им эту свободу и хорошо подумать о компенсации. Если удаётся сбалансировать таким образом интересы, то решения принимаются быстро, механизм внедряется на пользу читателям. Пока мы дискутируем, в этом году Европа прошла путь создания, обсуждения и принятия закона о сиротских произведениях, который позволяет библиотекам свободно использовать более 50% того, что находится в их фондах.

А вот (в той же публикации) и более трезвая (заключительная) мысль о том, что происходит на самом деле и о том, что предложение о принудительной оцифровке сегмента книжного рынка было вынужденной мерой, поскольку договариваться правообладатели не хотят:

Владимир ХАРИТОНОВ, исполнительный директор Ассоциации интернет-издателей

В нашей стране всё очень быстро меняется, и за 20 лет рынок выстроился не так, как мы ожидали. Мы не смогли ни сохранить инфраструктуру, которая была в советские времена, ни создать новую. К этому не прилагали усилий ни издатели, которые вполне могли бы объединиться, ни библиотеки, ни ведомства. Но вот наступили новые времена, когда электронные книги стали совершенно естественной частью нашей жизни. В Америке уже сейчас книжный рынок на 20% состоит из электронных книг, в Великобритании – на 12%, в Германии – на 6%. Мы все уже живём в этих условиях, и библиотеки должны на это реагировать. А вот издатели опять действуют медленно и вяло. Когда они говорят «купите у нас книги», возникает вопрос – вы их продаёте? Много ли книг в ассортименте, который предлагают научные и образовательные издательства на рынок? Далеко не все книги, которые выходят на бумаге, продаются в электронном виде. Издатели сами не готовы к тому, что происходит. Я вполне понимаю логику законодателя, который попытался статьёй 1275 каким-то образом переломить ситуацию, позволив библиотекам выполнять их функцию – хранить и распространять информацию. Издатели им не могут в этом помочь, поэтому законодатель пошёл радикальным путём, предложив разрешить оцифровку книг. Можно долго обсуждать, правильно или неправильно, 10 лет или два года, но проблема действительно есть, и если издательское сообщество не смогло предложить решение, то такое решение предлагает законодатель.

Пришло время подумать над реформой авторского права, необходимость которой уже назрела и которая в Европе уже идёт. Решение о сиротских произведениях – фактически частичный выход из Бернской конвенции, и Франция постепенно из неё выходит, и во многих других странах принимаются решения, которые напрямую противоречат традиционной системе авторского права, сложившейся ещё в XIX в. Возможно, и в России следует всё тщательно продумать и что-то поменять с самого начала, заново рассмотреть проблему баланса интересов между издателями, библиотеками, читателями и авторами.

А вот о чём готовы договариваться правообладатели (тут):

Константин КОСТЮК, Генеральный директор ЭБС «Университетская библиотека онлайн»

Вы получаете коллекцию огромного объёма, в нашем случае – 50 тыс. книг, причём оплачиваете только то, что было востребовано. Если была востребована только одна книга из этих 50 тыс., то доступ для одного человека будет стоить 100 рублей. Вот из этого механизма спроса и складывается ценообразование. Пока спрос низок, цена нашего ресурса сравнительно невысока. Если востребованность увеличивается, цена будет расти. Но тем не менее экономика доступа позволяет распределить стоимость издания среди множества других изданий, поэтому возникает такой экономический эффект. По сути дела, в библиотеках тоже такой эффект заложен: вы закупили в течение 50 или 100 лет 1 млн экземпляров, а в этом году востребовано 1000 книг. В случае с ЭБС вам не надо закупать всё, чтобы потом не использовать. Вы имеете в доступе множество потенциально интересных книг, а оплачиваете то, что используете.

Тут, на мой взгляд, важна не сама сумма (100 рублей за книговыдачу), а принцип (доступен ассортимент целиком, а оплачиваете то и только то, что востребовано пользователями библиотеки. Это куда более милосерднее, чем имеющиеся в той же публикации попытки «втюхать» библиотеке книги по много тысяч рублей за штуку вне зависимости от того, будет ли она использоваться (раз есть 10 одновременных пользователей, то цену назначаем исходя из того, что каждая книга в многотысячной коллекции будет ежедневно использована ДЕСЯТЬ раз…) Вот он:

Вячеслав ПЕТРЯКОВ, Генеральный директор издательства «Флинта»

Сегодня мы можем предложить более 1000 файлов книг по гуманитарным наукам. Цена одного файла – от 10 до 15 тыс. рублей на 5–10 лет в зависимости от условий договоров с авторами.

Поскольку библиотека не может заранее определить что спросят, то купить придётся У ОДНОГО ИЗДАТЕЛЬСТВА все тысячу файлов за 10-15 МИЛЛИОНОВ РУБЛЕЙ…  Скольким публичным библиотекам такие расходы по силам?

Я привёл отнюдь не все точки зрения и отнюдь не обо всём рассказал, но всё можно найти по ссылкам и прочесть целиком и бесплатно…

Теги: , , , , , , , , , , , , , ,
Рубрика: Авторское право, Издание е-книг, Интерфейс, Лицензии, Новости, Оцифровка, Продажи (в т.ч. через Интернет), Проекты, Публикации, Рынок чтения, Форматы и их конверсия, Ценообразование, Цифровой контент, Цифровой контент. е-книги, е-книга и ридер в библиотеке, каталогизация печатных и электронных документов, сервисы



Оставить свой комментарий

еkniga rss

Ежедневник

Февраль 2013
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Янв   Мар »
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728  

Архив

Рубрикатор

free counters
 
 

Рейтинг блогов

Рейтинг блогов