Блог, посвященный е-книгам

  •  
  • Главная
  • реестр разрешённых ресурсов

О последствиях обеспечительных деяний

Опубликовано 15 июня 2013

Суть очередного копирайтного законопроекта, который внезапно обошёл проект МинКультуры (в котором по результатом обсуждения с интернет-сообществом были убраны наиболее одиозные благоглупости) и теперь усиленно пропихивается в Гос. Думе описана в моём посте от 08 июня (Яндекс НЕ ПОДДЕРЖАЛ копирайтный законопроект). Рекордно быстро всё пошло, но менее чем через неделю, вчера, 14 июня 2013 (Законопроект о борьбе с пиратством приняли в первом чтении). В качестве обеспечительной меры по заявлениям о нарушении копирайта он предполагает закрытие учетной записи нарушителя.

Вот пример такого обеспечительного деяния. По копирайтным претензиям Yotube закрыл учётную запись с роликами ….  барабанная дробь ….  МИД РФ. Вот что можно видеть при переходе на неё (http://www.youtube.com/user/midrftube):

Если щёлкнуть мышкой, то целиком скриншот будет виден лучше

И это не единственный случай. (Информационная война, как она есть.) рассказывает, что тот же провайдер (и также в обеспечение копирайтного иска) уже засветился на ниве цензуры (копирую выборочно):

Видеохостинг Youtube заблокировал ролик выставки «Угнанное детство: судьбы детей, угнанных на территорию Латвии, 1943-1944 годы». Инициатор создания выставки, историк Александр Дюков оставил на своей странице в социальной сети Facebook сообщение о том, что он считает латвийские власти причастными к этому происшествию. «Мелкая пакость ко Дню Победы от латышских властей: промо-ролик нашей выставки „Угнанное детство“ заблокирован в Youtube под предлогом нарушения „авторских прав“. Как же неприятно официальной Риге напоминание о преступлениях легионеров Ваффен-СС и воспоминания их выживших жертв!

Конечно, негоже МИД держать свои ролики (надеюсь, никто не думает, что они действительно могли нарушать чей-то копирайт и что действительно РТР подал против МИД РФ иск) на сервере вне российской юрисдикции. Но где гарантия, что эти же ролики не будут заблокированы даже на собственном видеохостинге МИД? У нас что мало людей и организаций, которые так «любят» нашу «Сраную рашку» Страну и её власти, что готовы любыми исками блокировать нормальную работу государства? Понятно, что под подобной цензурой может оказаться и оппозиционный материал…  Всё будет зависеть от того, кто персонально в Московском суде (он должен стать копирайтным «смотрящим» по России) будет отвечать за удовлетворение просьб об обеспечительных мерах по копирайтным претензиям

А сама гос.Дура не боится, что её собственный сайт закроют в качестве обеспечительной меры по копирайтному иску?

_________________________________

Upd 19 июня 2013

(Канал МИДа на YouTube снова заработал) потому, что выяснилось, что ни 1 канал (Красный квадрат), ни ВГТРК (RTR) на МИД не жаловались (цитирую выборочно):

На своей странице в Facebook департамент информации и печати МИД подтвердил, что «Первый канал» («Красный квадрат»)­ и ВГТРК уведомили Google об отсутствии претензий к министерст­ву. В заметке под названием «Show must go on» от 14 июня выражается надежда, что канал в ближайшее время заработает­ в штатном режиме, а также что «»Силиконов­ая долина» не подкачает».

МИД смог сравнительно быстро отбиться, а сможет ли это сделать безвестный пользователь, которого обвинят в похожих нарушениях?


Теги: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,
Рубрика: Авторское право, Новости, Обзоры, Проекты, Фильтрация DNS, Фильтрация контента (цензура), Фильтрация поисковая, Цифровой контент, ссылки на контент, фильтрация iP

Один комментарий

Яндекс НЕ ПОДДЕРЖАЛ копирайтный законопроект

Опубликовано 8 июня 2013

В дополнение к посту от 05 июня 2013 (Господин Лукьяненко поддержал законопроект МинКультуры) о том, что компания авторов (Цитата: «Литературу и книжный рынок на встрече представляли писатели Максим Кантор, Павел Санаев, Татьяна Устинова и Сергей Лукьяненко, генеральный директор «Эксмо» Олег Новиков») из которых Лукьяненко был самым заметным и, к тому же неоднократным участником мероприятий на тему «плач о судьбе русской культуры в поддержку копирайтных законодательных благоглупостей…

Выяснилось, что сетевое сообщество проект не подднерживает. В частности («Яндекс» рассказал об угрозах второго законопроекта о борьбе с пиратством). Материал этот украсили скриншотом с протестной формой логотипа Яндекса (так сайт протестовал против введения реестра запрещённых сайтов).

Я процитирую первоисточник (блог Яндекс) :

Вот такое кино

Вчера в Госдуму был внесён очередной законопроект о регулировании интернета — «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях». Если вкратце, он предусматривает создание ещё одного чёрного списка — аналогичного реестру запрещённых сайтов, и блокировку сайтов, внесённых в этот список.

У интернет-компаний снова не было возможности участвовать в создании законопроекта — как и в прошлый раз, он подготовлен без обсуждения с общественностью и отраслью. Мы полностью поддерживаем защиту авторских прав и развиваем сервисы с легальным контентом вместе с правообладателями. При этом мы уверены, что регулирующие меры не должны ставить под угрозу развитие интернета в России.

Законопроект открывает много возможностей для злоупотреблений. Вот пример одного из них. Злоумышленник, заинтересованный в закрытии сайта N, насвистывает на диктофон мелодию собственного сочинения, тем самым становясь её правообладателем. Затем он размещает фонограмму своего художественного свиста на сайте N. После этого — со скриншотом сайта N, на котором видно размещение фонограммы, — новоиспечённый правообладатель обращается в Московский городской суд. Суть обращения — на сайте N нелегально размещён объект, на который ему принадлежат права.

Если сегодняшний законопроект станет законом, то владелец сайта N обязан будет в течение 24 часов каким-то образом найти этот «нелегальный» свист. Владелец сайта получает только «наименование произведения, автора и правообладателя» (без указания точного адреса) и требование «принять меры по удалению такой информации». Если требование не будет выполнено в срок, сайт N может быть заблокирован. Таким образом, законопроект позволяет быстро и дёшево закрыть произвольный интернет-ресурс. Или подразумевает постоянную премодерацию загружаемого пользователями контента, что технически невозможно.

Законопроект в нынешнем его виде технически нереализуем и потенциально опасен. Сейчас вместе с коллегами из отрасли мы готовим альтернативную концепцию, которая защищает интересы правообладателей и не ущемляет интересы пользователей интернета.

В упомянутом материале Lenta.ru есть интересное дополнение (цитирую выборочно):

Вместе с тем, газета «Ведомости» вечером 7 июня со ссылкой на собственные источники сообщила, что законопроект не согласовывали с профильными министерствами. Одобрение на него было получено только в администрации президента, отмечает издание.

Депутат Роберт Шлегель, в свою очередь, заявил, что внесение законопроекта в Госдуму было неожиданным, однако сам проект он считает рабочим и требующим только косметических правок. По его словам, инициатива может быть принята в первом чтении уже на следующей неделе, а окончательно одобрена парламентариями до конца весенней сессии.

Ранее появилась информация о другом законопроекте по борьбе с интернет-пиратством, подготовленном Министерством культуры. Эта инициатива также предполагала ряд жестких мер против ресурсов, на которых размещен нелегальный контент. При этом представители интернет-отрасли раскритиковали инициативу, указав, что баланс в ней смещен в пользу правообладателей. Минкультуры в итоге пошло на ряд уступок, в частности, отказавшись от идеи блокировать сайты за пиратство. Законопроект в Госдуму еще не внесен.

Законопроект, который не поддержал Яндекс – это другой законопроект, который пытается пробиться первым. законопроект (цитирую выборочно):

внесли режиссер Владимир Бортко, актриса Елена Драпеко и певица Мария Максакова-Игенбергс, заседающие в Госдуме. Он предлагает перенести все споры по авторским правам в Московский городской суд. В документе говорится, что на то время, пока суд рассматривает жалобу правообладателя, доступ к спорному контенту должен быть закрыт. В случае, если решение будет вынесено в пользу владельца ресурса, контент можно будет вновь разблокировать.

Радует то, что законопроект не предполагает внесудебных расправ и что доказывать нарушение должен правообладатель. Однако, обеспечительные меры по иску явно неадекватны – блокируется доступ к предполагаемому нарушителю на всё время разбирательства и уже правообладатель заинтересован в том, чтобы разбирательство длилось как можно дольше.

Я процитирую проект с законопроекта на сайте госдумы (Законопроект № 292521-6: О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях. находится на рассмотрении). Процитирую целиком текст законопроекта:

Вносится депутатами Государственной Думы В.В.Бортко, Е.Г.Драпеко, М.П. Максаковой-Игенбергс

проект

Федеральный закон

«О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях»

Статья 1

Внести в часть четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации следующие изменения:

1) Пункт 2 статьи 1252 дополнить абзацем вторым следующего содержания:

«В порядке обеспечения иска по делам о нарушении исключительных прав при размещении материала в информационно – телекоммуникационных сетях, в том числе в сети Интернет, к ресурсам, в отношении которых выдвинуто предположение о нарушении исключительного права, могут быть приняты обеспечительные меры, установленные гражданским процессуальным законодательством, направленные на ограничение доступа к информации, нарушающей исключительные права. Порядок ограничения доступа устанавливается законодательством Российской Федерации об информации.»;

2) дополнить статьей 1253-1 следующего содержания:

«Статья 1253¹. Особенности ответственности информационного посредника

1. Лицо, осуществляющее передачу материала в информационно-телекоммуникационной сети или предоставляющее возможность размещения материала в этой сети, – информационный посредник – несет ответственность за нарушение интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационной сети на общих основаниях, предусмотренных настоящим Кодексом, при наличии вины с учетом особенностей, установленных в пунктах 2 и 3 настоящей статьи.

2. Информационный посредник, осуществляющий передачу материала в информационно-телекоммуникационной сети, не несет ответственности за нарушения интеллектуальных прав, произошедшие в результате такой передачи, при одновременном соблюдении следующих условий:

1) информационный посредник не является инициатором такой передачи и не определяет получателя материала;

2) информационный посредник не изменяет указанный материал после его получения, за исключением изменений, осуществляемых для обеспечения технологического процесса передачи материала;

3) информационный посредник не знал и не должен был знать о том, что использование соответствующего результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицом, инициировавшим передачу материала, содержащего такой результат или средство индивидуализации, является неправомерным.

3. Информационный посредник, предоставляющий возможность размещения материалов в информационно-телекоммуникационной сети, не несет ответственности за нарушения интеллектуальных прав, произошедшие в результате размещения в информационно-телекоммуникационной сети материала третьим лицом или по его указанию, при одновременном соблюдении следующих условий:

1) информационный посредник не знал и не должен был знать о том, что использование соответствующего результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, содержащегося в таком материале, является неправомерным;

2) информационный посредник в случае получения письменного заявления правообладателя о нарушении интеллектуальных прав с указанием места размещения такого материала в информационно-телекоммуникационной сети своевременно принял необходимые и достаточные меры для прекращения нарушения интеллектуальных прав.

Перечень необходимых и достаточных мер, а также порядок их осуществления могут быть установлены законом.

4. К информационному посреднику, не несущему в соответствии с настоящей статьёй ответственность за нарушение интеллектуальных прав, могут быть предъявлены требования о защите интеллектуальных прав (пункт 1 статьи 1250, пункт 1 статьи 1251, пункт 1 статьи 1252 настоящего Кодекса), в том числе об удалении информации, нарушающей исключительные права, или об ограничении доступа к ней.».

Статья 2.

Внести в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации следующие изменения:

1) Дополнить статью 26 частью третьей следующего содержания:

«Московский городской суд рассматривает в качестве суда первой инстанции гражданские дела, связанные с защитой интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в сети «Интернет», по которым им приняты предварительные обеспечительные меры в соответствии со статьей 1441 настоящего Кодекса.»;

2) Дополнить часть 1 статьи 140 пунктом 31 следующего содержания:

«31) возложение на ответчика и других лиц обязанности совершить определённые действия в целях прекращения нарушения интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в сети «Интернет»;

3) Дополнить главу 13 статьей 1441 следующего содержания:

«Статья 1441 Предварительные обеспечительные меры защиты интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в сети «Интернет».

1. Суд по заявлению организации или гражданина вправе принять предварительные обеспечительные меры, направленные на обеспечение защиты интеллектуальных прав заявителя в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в сети «Интернет» до предъявления иска.

2. Предварительные обеспечительные меры, предусмотренные настоящей статьей, принимаются судом по правилам, предусмотренным настоящей главой, с особенностями, установленными настоящей статьей.

3. Заявление об обеспечении защиты интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в сети «Интернет», подается в Московский городской суд.

4. При подаче заявления об обеспечении защиты интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в сети «Интернет» заявитель представляет в суд документы, подтверждающие факт использования в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в сети «Интернет», объектов интеллектуальных прав, и свои права на указанные объекты.

В случае непредставления указанных документов суд оставляет заявление об обеспечении имущественных интересов без движения по правилам статьи 136 настоящего Кодекса до представления указанных в настоящем пункте документов.

5. Об обеспечении имущественных интересов суд выносит определение. В определении устанавливается срок, не превышающий пятнадцати дней со дня вынесения определения, для подачи искового заявления по требованию, в связи с которым судом приняты меры по обеспечению имущественных интересов заявителя.

6. В случае принятия Московским городским судом предварительных обеспечительных мер, предусмотренных настоящей статьей, исковое заявление о защите интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в сети «Интернет», подается заявителем в указанный суд.

7. Если заявителем не было подано исковое заявление в срок, установленный в определении суда об обеспечении имущественных интересов, обеспечение отменяется тем же судом.

Об отмене обеспечения имущественных интересов выносится определение.

Копии определения направляются заявителю и иным заинтересованным лицам не позднее следующего дня после дня вынесения определения.

8. В случае подачи заявителем искового заявления по требованию, в связи с которым судом приняты меры по обеспечению имущественных интересов заявителя, эти меры действуют как меры по обеспечению иска.

9. Организация или гражданин, права и (или) законные интересы которых нарушены обеспечением имущественных интересов до предъявления иска, вправе требовать по своему выбору от заявителя возмещения убытков в порядке, предусмотренном статьей 146 настоящего Кодекса, если заявителем в установленный судом срок не было подано исковое заявление по требованию, в связи с которым арбитражным судом были приняты меры по обеспечению его имущественных интересов, или если вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда в иске отказано.»;

3) Дополнить часть 1 статьи 428 абзацем третьим следующего содержания:

«Исполнительный лист по определению об обеспечении защиты интеллектуальных прав в информационно-коммуникационных сетях, в том числе в сети «Интернет», выдается взыскателю не позднее следующего дня после вынесения определения.»;

4) Дополнить статью 429 частью 3 следующего содержания:

«3. На основании определения об обеспечении защиты интеллектуальных прав в информационно-коммуникационных сетях, в том числе сети «Интернет», по ходатайству взыскателя суд может выдать исполнительный лист в отношении федерального органа исполнительной власти, осуществляющего государственный контроль и надзор в сфере массовых коммуникаций, а также исполнительные листы по числу информационных посредников и/или лиц, осуществляющих распространение информации, послужившей основанием для вынесения определения об обеспечении защиты интеллектуальных прав.».

Статья 3.

Внести в статью 33 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации изменение, дополнив пункт 42 части 1 словами

«за исключением дел, рассматриваемых в соответствии со статьей 1441 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Статья 4.

Дополнить Федеральный закон от 27 июля 2006 года № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» (Собрание законодательства Российской Федерации, 2006, № 31, ст. 3448; 2010, № 31, ст. 4196; 2011, № 15, ст. 2038; № 30, ст. 4600; 2012, № 31, ст. 4328; 2013, № 14, 1658) статьей 152 следующего содержания:

«Статья 152 Порядок ограничения доступа к информации, распространяемой с нарушением интеллектуальных прав

1. Правообладатель, в случае обнаружения в информационно-телекоммуникационной сетях, в том числе в сети Интернет, аудиовизуальных произведений и (или) фонограмм, распространяемых без его разрешения или иного законного основания, вправе обратиться в федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по контролю и надзору в сфере средств массовой информации, массовых коммуникаций, информационных технологий и связи, с заявлением о принятии мер по ограничению доступа к информационным ресурсам, распространяющим такую информацию, на основании судебного акта.

2. Федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по контролю и надзору в сфере средств массовой информации, массовых коммуникаций, информационных технологий и связи на основании вступившего в силу судебного акта в течение 3 рабочих дней:

а) определяет провайдера хостинга или иное лицо, обеспечивающее размещение в информационно-коммуникационной сети, в том числе в сети «Интернет» указанного информационного ресурса (далее – провайдер хостинга);

б) направляет провайдеру хостинга в электронном виде уведомление на русском и английском языках о нарушении интеллектуальных прав с указанием наименования произведения, автора и правообладателя и требованием принять меры по удалению такой информации;

в) фиксирует дату и время направления уведомления провайдеру хостинга в соответствующей информационной системе.

3. В течение суток с момента получения уведомления, указанного в части 2 настоящей статьи, провайдер хостинга обязан проинформировать об этом обслуживаемого им владельца информационного ресурса и уведомить его о необходимости незамедлительного удаления незаконно размещенной информации и (или) принять меры по ограничению доступа к ней.

4. В течение суток с момента получения от провайдера хостинга уведомления о необходимости удаления незаконно размещенной информации владелец информационного ресурса обязан удалить такую информацию. В случае отказа или бездействия владельца информационного ресурса провайдер хостинга обязан ограничить доступ к соответствующему информационному ресурсу не позднее истечения трех суток с момента получения уведомления, указанного в части 2 настоящей статьи.

5. В случае непринятия провайдером хостинга и (или) владельцем информационного ресурса мер, указанных в частях 3 и 4 настоящей статьи, сведения об информационном ресурсе, позволяющие идентифицировать информационных ресурс в информационно-телекоммуникационной сети, в том числе сайт в сети «Интернет», направляются по системе взаимодействия операторам связи для принятия мер по ограничению доступа к такому информационному ресурсу, в том числе сайту в сети «Интернет», или к размещенной на нем информации.

6. Федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по контролю и надзору в сфере средств массовой информации, массовых коммуникаций, информационных технологий и связи на основании вступившего в силу судебного акта в течение 3 рабочих дней со дня получения судебного решения об отмене ограничения доступа к информационным ресурсам, содержащим аудиовизуальные произведения и (или) фонограммы без разрешения правообладателя или иного законного основания, уведомляет провайдера хостинга и операторов связи об отмене мер по ограничению доступа к таким сайтам.

7. Предусмотренный настоящей статьей порядок не применяется к информации, подлежащей включению в реестр, в соответствии со статьей 151 настоящего Федерального закона.».

Президент Российской Федерации

Удивительно  как легко публика идёт на нарушение презумпции невиновности. Фактически за доказательство преступления принимается факт подачи заявления в суд. При этом суд должен получить обосновывающие документы, а провайдер должен довольствоваться заявлением… На самом деле вполне достаточно было бы в качестве обеспечительной меры «заморозить» нарушающий материал так, чтобы его нельзя было удалить в порядке сокрытия нарушения. Достаточно было бы регламентировать порядок и возможность досудебного урегулирования претензии. Но в случае, если стороны не договорились, надо судиться и, возможно, наказание при отказе от досудебного урегулирование может быть строже.

Но удалять материал (запрещать доступ)  только по причине наличия заявления…

Интересно процитировать целиком и пояснительную записку к проекту:

Пояснительная записка

к проекту федерального закона «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации по вопросам по вопросам защиты интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в сети «Интернет»

Проект федерального закона «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации по вопросам по вопросам защиты интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях» (далее – законопроект) разработан в целях совершенствования механизмов защиты авторских прав от нарушений, связанных с размещением информации, содержащей объекты авторских и смежных прав, информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в сети «Интернет».

Законопроектом закрепляются правовые основания и определяется порядок ограничения доступа к информационным ресурсам, посредством которых осуществляется распространение аудиовизуальных произведений и фонограмм с нарушением интеллектуальных прав правообладателей.

Законопроектом предлагается часть четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) дополнить положениями об особенностях ответственности информационных посредников и о мерах защиты гражданских прав, которые могут применяться к информационным посредникам. В частности ГК РФ дополняется статьей 12531, устанавливающей условия освобождения информационного посредника (Интернет-провайдера) от ответственности за нарушение интеллектуальных прав в сети «Интернет». Также в ГК РФ вводится норма, согласно которой к информационному посреднику могут быть предъявлены требования о защите интеллектуальных прав, в том числе требования об удалении информации, нарушающей исключительные права, или об ограничении доступа к ней, независимо от того, несет ли информационный посредник ответственность за нарушение интеллектуальных прав. Это создает базу для введения на основании принятия судом обеспечительных мер, предусмотренных проектируемой статьей 15.2 Федерального закона от 27 июля 2006 года № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации».

Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации (далее – ГПК РФ) дополняется положениями, определяющими содержание обеспечительных мер, применяемых при нарушении исключительных прав в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в сети «Интернет», а также требованиями к заявлению об обеспечении защиты интеллектуальных прав в информационно-коммуникационных сетях, в том числе в сети «Интернет». Важнейшей новеллой ГПК РФ является введение института предварительных обеспечительных мер защиты интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в сети «Интернет» (Статья 1441 ГПК РФ). Предполагается, что заявление об обеспечении защиты интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в сети «Интернет», будет рассматриваться Московским городским судом (исключительная компетенция). При этом Московский городской суд будет также рассматривать в качестве суда первой инстанции гражданские дела, связанные с защитой интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в сети «Интернет», по которым им приняты предварительные обеспечительные меры.

Кроме того, уточняется порядок исполнения определения суда о принятии предварительных обеспечительных мер. В частности, устанавливается, что на основании определения об обеспечении защиты интеллектуальных прав в информационно-коммуникационных сетях, в том числе сети «Интернет», по ходатайству взыскателя суд может выдать исполнительный лист в отношении федерального органа исполнительной власти, осуществляющего государственный контроль и надзор в сфере массовых коммуникаций, а также исполнительные листы по числу информационных посредников и/или лиц, осуществляющих распространение информации, послужившей основанием для вынесения определения об обеспечении защиты интеллектуальных прав.

Изложенные выше изменения в ГК РФ и ГПК РФ не только позволяют правообладателям использовать механизм защиты исключительных прав с привлечением информационных посредников, но и создают основу для применения правообладателем механизма обращения в федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по контролю и надзору в сфере средств массовой информации, массовых коммуникаций, информационных технологий и связи, с заявлением о принятии мер по ограничению доступа к информационным ресурсам, распространяющим такую информацию, на основании судебного акта (ст. 152 Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»).

Указанный механизм основан на том, что уполномоченный орган определяет провайдера хостинга или иное лицо, обеспечивающее размещение в информационно-коммуникационной сети, в том числе в сети «Интернет» информационного ресурса (далее – провайдер хостинга), на котором содержится информация, нарушающая исключительные права и направляет провайдеру хостинга уведомление о нарушении интеллектуальных прав. На основании данного уведомления провайдер хостинга уведомляет владельца сайта, который обязан незамедлительно удалить незаконно размещенную информацию и (или) принять меры по ограничению доступа к ней. В случае неисполнения владельцем сайта данной обязанности провайдер хостинга обязан ограничить доступ к соответствующему информационному ресурсу, а если этого не происходит – доступ ограничивается оператором связи. Таким образом, создается реально работающий механизм исполнения судебных актов об ограничении доступа к информации, нарушающей исключительные права.

Следует подчеркнуть, что обращение в уполномоченный федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по контролю и надзору в сфере средств массовой информации, массовых коммуникаций, информационных технологий и связи не является для правообладателя единственно возможным способом защиты своих прав. Он также вправе обращаться непосредственно к информационным посредниками или к владельцам сайтов.

Казалось бы, раз только суд получает аргументированное заявление и подтверждающие документы, то цепочка должна идти именно от суда. Суд должен отправить в орган контроля постановление, на основании которого должен получить постановление провайдер или владелец сайта. Вся эта цепочка была бы обеспечена если и не приговором, то, хотя бы, решением суда. Вместо этого правообладатель получает право обращаться напрямую к провайдеру и/или владельцу сайта и тот обязан БЕЗ РЕШЕНИЯ СУДА выполнить требования ЛЮБОГО, кто назовёт себя в заявлении правообладателем. При этом никто не заставляет того, кто считает себя правообладателем (выдаёт себя за правообладателя) подавать заявление в суд…


Теги: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,
Рубрика: Авторское право, Новости, Сопутствующие технологии, Фильтрация DNS, Фильтрация контента (цензура), Фильтрация поисковая, Цифровой контент, ссылки на контент, фильтрация iP

7 комментариев

«Сырые» предложения из законопроекта убрали, но АЗАПИ создали

Опубликовано 1 июня 2013

В дополнение к моему пост от 31 мая 2013 (Эксперты о законопроекте МинКультуры), где рассматривалось что эксперты считают «сырым» в законопроекте МинКультуры.

Lena.ru не только опубликовала ещё одну порцию мнений экспертов («Не понимают, как работает интернет»: Представители отрасли комментируют законопроект Минкультуры по борьбе с пиратством), но и сообщила, что часть возражений специалистов учтена. В частности (Из законопроекта о борьбе с пиратством исключили поисковики).

В тексте сказано, что набор благоглупостей включили в проект по требованию правообладателей (Именно в подобном случае «пикейные жилеты» говорили: Крутая, должно быть штука эта Фиаска, если сам Пуанкаре её терпит). Странный «хвост» появляется в России, который успешно «вертит собакой». Итак, как и почему отозвали благоглупости (цитирую выборочно):

Министерство культуры исключило из законопроекта по ужесточению борьбы с пиратством положения, касающиеся поисковиков. Об этом «Ленте.ру» сообщила директор нормативно-правового департамента Минкультуры Наталья Ромашова.

По словам Ромашовой, норму о продвижении в поисковиках сайтов с легальным контентом предложили правообладатели. В законопроект это положение добавили «для обсуждения» и впоследствии признали «сырым». Сейчас норму из законопроекта исключили.

То же самое было сделано с пунктом, обязывающим поисковики удалять ссылки на нелегальный контент, отметила Ромашова. «Поисковики и торренты — это вторые вопросы, которые следует обсуждать», — подчеркнула она.

По словам представителя Минкультуры, сейчас документ регулирует только отношения с владельцами сайтов. Заседания рабочей группы по законопроекту продолжатся, причем в нее вошли представители интернет-сообщества, подчеркнула Наталья Ромашова. По ее словам, к работе над документом привлечены, в частности, Google, «Ростелеком», МТС и «Яндекс».

Провалилась самая неприятная пакость из проекта – попытка переложить на поисковики (и, следовательно, на всех, кто пользуется их услугами) расходы по поиску нарушений авторских прав. Понятно, что признание каких-то ресурсов виновными в нарушении чьих-то прав не может осуществляться в порядке самосуда. Если так можно поступить с одними ресурсами, то (по «натканной колее») точно так же можно убирать из поисковой выдаче любые другие ресурсы, например с упоминанием оппозиции. Появление механизма внесудебных расправ и создание органа внесудебных расправ является, по сути, преступлением против будущего…

_________________________

ЧасКор («Забороть» цифровое пиратство: Блогеры обсуждают идею Минкульта об ужесточении законодательства о пользованит торрент-трекерами) дал интересную подборку мнений сетевых экспертов по теме. Преобладающее мнение: «желание идиота-законадателя меркнет перед технической невозможностью эффективно исполнить закон»

_________________________

Сырые полажения из законопроекта убрали, но «злобные правообладатели» не унимаются. Лидеры печатных правообладателей («Эксмо» и АСТ создают АЗАПИ). АЗАПИ – это Ассоциация по Защите Авторских Прав в Интернете. материал я с восторгом процитирую целиком. Особо пикантные места я выделю цветом, а собственные домыслы помещу в квадратные скобки:

В Москве учреждена Ассоциация по защите авторских прав в интернете (АЗАПИ). Основные учредители ассоциации, созданной для борьбы с книжным пиратством, — АСТ и «Эксмо». Эту информацию «Известиям» подтвердил руководитель АЗАПИ Олег Колесников.

О похожих намерениях не так давно уже заявил Российский книжный союз. На вопрос «Известий», зачем нужна новая ассоциация, если этой темой занимается РКС, ответил директор издательства «Эксмо» Олег Новиков.

— Не все участники РКС готовы финансировать деятельность данной ассоциации. Многие вопросы надо будет решать оперативно и быстро, — сказал он. — У Российского книжного союза — более широкая цель: поддержка чтения. У АЗАПИ более узкая задача, она даже может войти в противоречие с целями РКС, поскольку борьба с пиратскими ресурсами в том числе ограничивает доступность чтения.[давненько господа правообладатели не говорили о том, что их кошелёк важнее чтения]

Ассоциация собирается предъявлять претензии владельцам сайтов, размещающих контент без соблюдения авторских прав. По словам Олега Новикова, «законодательного механизма борьбы с читателями», скачивающими нелегальный контент, сейчас не предусмотрено.

На вопрос, почему издатели предпочитают затрачивать гораздо больше усилий и средств на борьбу с книжным пиратством, а не заниматься увеличением легального электронного контента, Олег Новиков ответил, что ведется комплексная работа.[Увеличивать долю легального контента - это работать надо, а есть надежда, что с пиратами бороться будет "кто-то", а выгоду получать будет правообладатель]

— Но есть произведения, по которым авторы не готовы предоставлять права или технически сложно найти правообладателя. Рост контента происходит, к концу года он составит около 80–90 тыс. электронных изданий. Но на пиратских сайтах результат будет более 200–300 тыс., — отметил он [при этом о том, что пользователь, привыкший в большинстве случаев пользоваться нелегальным контентом не торопится платить за легальный контент в тех редких случаях, когда он доступен правообладатели думать не хотят и делать то, что делать сложно и затратно они тоже не хотят - пусть затраты несёт государство... Государство-то и не против... Опыт ЕС по борьбе с книгами-сиротами показывает, что введение книг-сирот в легальный оборот возможно путём односторонних действий государства, но наши правообладатели как чумы боятся прецедента того, что с их правами может государство что-то сделать в ОДНОСТОРОННЕМ порядке... и подобные решения всячески торпедируют].

Олег Колесников заявил «Известиям», что другие издательства, кроме АСТ и «Эксмо», в АЗАПИ пока не вступили. Однако ассоциация нацелена на то, чтобы в ней были представлены «все ведущие издательства».

«Известия» обратились к некоторым издателям с вопросом, не собираются ли они присоединиться к борцам за их права.

Генеральный директор «Альпина нон-фикшн» Павел Подкосов считает, что заявленные организацией цели «логичны и справедливы», но для решения ему нужно собрать больше информации.

— «Альпина нон-фикшн» не занимается массовой литературой, поэтому мы становимся мишенью пиратов не часто. Наши книги в основном не однодневки. Они качественно изданы и предполагают, что к ним будут возвращаться. Их хочется иметь дома, в бумажном варианте. В случае же необходимости мы сотрудничаем с организациями, защищающими интеллектуальные права. Обычно дело решается во внесудебном порядке — письмом на сайт, где размещен наш контент, с просьбой снять его. Чаще всего интернет-площадки идут навстречу, — говорит он.

Директор издательства «Фантом-пресс» Алла Штейнман не исключает возможности вступления в ассоциацию.

— Как-то нужно бороться за книжное пространство, — считает она. — С таким уровнем пиратства, как в России, есть большая вероятность, что через пару лет от издательского бизнеса почти ничего не останется. Монстры, конечно, уцелеют, но что это будет за рынок? Мы начали выпускать электронные версии наших книг одними из первых, еще в 2008 году. Поначалу эту были совсем смешные копеечные продажи, сейчас результат электронных продаж смотрится вполне внушительно. Примерно с 2010 года мы вообще не покупаем авторские права, если на них агенты не готовы продавать электронные права.[Есть, как видим, и вменяемые издательства, понимающие, что без продаж цифровых копий параллельно с печатными нельзя]

Главный редактор «Нового издательства» Андрей Курилкин, напротив, не планирует вступать в новосозданную ассоциацию.

— Мы не боремся с пиратством, хотя продаем электронные книги и даже зарабатываем на этом. В нашем конкретном случае издержки защиты прав в Сети, пожалуй, выше, чем возможные выгоды, [уже и издатели начинают понимать, что "страшилки" про "злобных пиратов" существуют для заработка "борцов с пиратами", а вовсе не для выгоды правообладателей] но дело совсем не в этом: даже если абстрагироваться от известной дискуссии об авторских правах в целом, нужно признать, что правовые представления, лежащие в основе всей этой антипиратской борьбы, страшно устарели и не соответствуют техническим реалиям и потребительской культуре сегодняшнего дня. Тот, кто хочет зарабатывать на электронных книгах, должен думать не о пиратах, а о разработке и продвижении удобных пользовательских сервисов. Люди пользуются киндлом не потому, что боятся репрессий, а потому, что это очень круто, — ответил Андрей Курилкин.[Уже прогресс: издатели понимают, что продажи делает ассортимент и сервисы и их юзабилити]

По мнению директора издательства Ad Marginem Михаила Котомина, «популярность пиратских сайтов — результат плохой работы легальных площадок, а не дурная воля читателя»[Читаешь эти умные мысли и удивляешься: если так много издателей правильно понимает в чём корень проблем, то почему от имени издателей в законопроекты вносятся кошмарные по возможным последствиям законопроекты].

— Не секрет, что у «Эксмо» есть собственная (или аффилированная) площадка для продажи электронных книг — «Литрес». Также не секрет, что в будущем году в Россию приходит крупный игрок — Amazon, который начнет с продажи электронных книг. В преддверии этого события, я полагаю, и создаются различные инфоповоды, привлекающие внимание к сфере интернет-продаж. Скоро там может развернуться настоящая война, поскольку русские правила монополии предполагают не честную или творческую конкуренцию, а силовое выдавливание конкурентов. На сегодня «Литрес» — крупнейший продавец электронных текстов, притом что это неудобный сайт с кучей платных книг, давно перешедших в общее пользование. Конечно, всевозможные бесплатные сайты — настоящая угроза для «Литрес», как и грядущая Amazon. Вместо того чтобы бороться, я бы посоветовал корпорациям покупать крупнейшие пиратские сайты и использовать их наработки в выстраивании удобного национального сервера, — рассуждает Михаил Котомин.

Директор «Эксмо» Олег Новиков пояснил «Известиям», что уже ведет переговоры с Amazon.com и воспринимает эту компанию не как конкурентов, а как партнеров.

Исполнительный директор Ассоциации интернет-издателей Владимир Харитонов предположил, что учредители АЗАПИ «жаждут возвращения в прошлое, когда «пиратами» могли быть только сами издатели».

— Сейчас уже мало кто помнит, что современное значение слова «пиратство» восходит к практике американских издателей XIX века, которые печатали английских авторов без их разрешения и не выплачивали им никаких гонораров, за что, собственно, и получили прозвание «пираты», — говорит он.

— В современном мире подобное «пиратство» уже не привилегия издателей — напротив, самая обычная ежедневная практика любого пользователя Сети — копирование контента. Проблема, конечно, не в копировании, а в том, что уже давно нет дефицита контента, есть дефицит времени и внимания. Проблема издателей — недостаток внимания читателей. Правообладателям следовало бы заботиться не о правонарушениях, а о развитии инфраструктуры коммерческого использования контента, расширении ассортимента имеющихся в продаже электронных книг, который удивительно мал (порядка 40–50 тыс. книг) для страны, в которой ежегодно выходит 120 тыс. изданий, — отметил Владимир Харитонов.

«Известия» будут следить за тем, как станет развиваться деятельность АЗАПИ.

Больше всего в этой истории мне понравилась мысль о том, что борьба с пиратством – это борьба с чтением. Давненько я такой откровенности не слышал и не читал

_____________________
Интересное дополнение от Slon.ru («При добровольной оплате русские платят чаще, чем американцы») показывает, что гипотеза о том, что мы такие-сякие жадные и пиратские, а «забугорные» – белые и пушистые является лажей, а правдой является то, что «забугорные» продавцы умеют продавать в реальных СЕГОДНЯШНИХ условиях, а наши не умеют и ПЕРЕВОДЯТ СТРЕЛКИ на «злобных пиратов»


Теги: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,
Рубрика: Авторское право, Лицензии, Новости, Поиск, Проекты, Сопутствующие технологии, Фильтрация поисковая, сервисы, ссылки на контент

7 комментариев

Эксперты о законопроекте МинКультуры

Опубликовано 31 мая 2013

В дополнение к посту от 29 мая 2013 (Хотели «как хуже» и, как всегда, получится «хуже некуда») с первыми откликами на проект Миистерства Культуры по борьбе со «злобными пиратами». Университетска книга опубликовала документ (Позиция РАЭК по проекту Минкультуры «О внесении изменений в целях прекращения нарушений авторских и смежных прав в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе сети «Интернет»»), который я с благодарностью цитирую целиком:

29.05.2013 16:03

Законопроект, разрабатываемый рабочей группой при Министерстве культуры, под названием «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях прекращения нарушений авторских и смежных прав в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в сети «Интернет», сообщения о котором появились в СМИ, вносит изменения в Федеральный закон №149 «Об информации, информационных технологиях и защите информации», а также в Кодекс об административных правонарушениях.

Законопроектом предлагается введение процедуры взаимодействия правообладателей, хостинг-провайдеров, поисковых сервисов и даже «пользователей файлообменных сетей» в целях удаления информации в сети интернет, нарушающей авторские и смежные права. Механизм наделяет хостинг-провайдеров, операторов связи, поисковые сервисы и пользователей файлообменных сетей широким кругом обязанностей по участию в досудебном разбирательстве частно-правовых конфликтов, в том числе возлагая на них обязанность проактивно и самостоятельно пресекать потенциальные нарушения в частно-правовой сфере авторских и смежных прав. При этом законопроект обеспечивает правовой иммунитет и административную неприкосновенность правообладателя, обратившегося с заведомо ложным или ошибочным заявлением. Кроме того, хостинг-провайдерам, владельцам сайтов, поисковым сервисам и операторам связи предписывается блокировать доступ к ресурсам, рассылать уведомления пользователям файлообменных сетей, раскрывать персональные данные клиентов и совершать иные действия, входящие в противоречие как с законодательством Российской Федерации, так и с технологическими особенностями сети Интернет. За неисполнение предписанных действий предполагается административное наказание в виде штрафов от 5 тыс до 1 млн рублей.

Иными словами, законопроект направлен на регулирование гражданско-правовых отношений по защите исключительных прав помимо и при отсутствии в гражданском законодательстве какого-либо указания на такую возможность, при этом используя не свойственный частному праву и не известный какому-либо иностранному правопорядку жесткий императивный метод и односторонним образом устанавливая для информационных посредников административную ответственность за несоблюдение требований, предусмотренных процедурой взаимодействия.

Необходимо отметить следующее:

  • ·Терминологический аппарат законопроекта не выдерживает технической и юридической критики:понятия«хостинг», «ссылка», «оператор связи», «поисковый сервис», «пользователь файлообменной сети», «сетевой адрес»не соответствуют ни действующему законодательству, ни реальным явлениям и прямо им противоречат.Используемые понятия, такие как порт, IP-адрес, MAC-адрес, не являются юридическими и не будут понятны судам.
  • ·Законопроект демонстрируетполное незнание организационных и технологических процессов, на которых основано взаимодействие субъектов в сети интернет.В частности, обязательство оператора связи«перенаправлять заявление тому пользователю, сетевой адрес которого указан в заявлении» предъявляет к оператору связи абсолютно невыполнимые требования.
  • ·Обязательства хостинг-провайдеров, поисковых сервисов и операторов связи предпринимать самостоятельные проактивные действия по пресечению нарушений авторских и смежных прав представляют для них несоответствующее целям закона, регулирующего частные отношения, и характеристикам их основной деятельности финансовое и организационное бремя, тем самым существенно снижая экономическую отдачу.
  • ·Законопроектом не предусмотрена ситуация, когда лицо, опубликовавшее спорный объект, имеет соответствующее право на публикацию или распространение — в данном случае по заявлению правообладателя объект будет удален или заблокирован на срок минимум один месяц. При этом правообладатель не обязан учитывать ни ограничения исключительного права, установленные законом, ни возможность свободного использования охраняемых объектов, ни какие-либо иные моменты и не несет по существу никакой ответственности за ложные и недобросовестно направленные уведомления,
  • ·В условиях досудебного характера взаимодействиябремя определения законности ложится на информационных посредников, что никак не соответствует их сфере деятельности и возможностями существенно сдвигает нащупываемый складывающейся судебной практикой баланс интересов участников отношений.
  • ·Сбор и хранение данных пользователя противоречит законодательству о персональных данных и Статье 23Конституции РФ,
  • ·Обязанность поисковых сервисов приоритезировать результаты поисковой выдачипротиворечит функции поисковых сервисов и в настоящее время является технологически не реализуемой: поисковые системы автоматически индексируют имеющийся в Интернете контент по всему миру и не имеют технической возможности проактивно сличаться с российским реестром. Более того, иностранная практика склоняется к тому, что подобное вмешательство в деятельность и сервис поисковой системы является совершенно некорректным как с политико-правовой, так и с юридической точки зрения.
  • ·Размер штрафавызовет упадок индустрии цифровой дистрибуции в России, сегодня которая находится в стадии активного развития:создавать российские платформы цифровой дистрибуции авторского контента, равно как и выходить на российский рынок крупным международным платформам станет невыгодно. В то время как усилия иностранных правопорядков направлены на реформирование системы авторского права и создание предпосылок для более широкого вовлечения легальных объектов исключительных прав в оборот в цифровой среде, предлагаемый проект Министерства Культуры направлен на то, чтобы инкорпорировать в российское законодательство неверно интерпретированные элементы правового регулирования американского Закона об авторских правах в цифровую эпоху (DMCA), принятого еще в XX веке и уже сейчас во многом требующего пересмотра. Более того, принимая во внимание, что DMCA регулирует исключительно вопросы ограничения ответственности в рамках рассмотрения частных исков правообладателей о возмещении убытков и выплате компенсации, введение предлагаемой законопроектом административной ответственности за нарушения процедуры вряд ли можно признать корректным.

Кроме вышеперечисленных замечаний, следует отметить концептуальные несоответствия описанных законопроектом процедур международным практикам, концепции развития гражданского законодательства и самому характеру частных правоотношений в сфере авторских и смежных прав. Концепция внесения предлагаемых изменений также противоречит пункту 2 Статьи 1 149-ФЗ, согласно которой «Положения настоящего Федерального закона не распространяются на отношения, возникающие при правовой охране результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации».

Эксперты РАЭК высказывают уверенность, что принятие законопроекта повлечет за собой массовый отток российских владельцев сайтов в иностранную юрисдикцию, финансовые потери и широкомасштабные нарушения прав законопослушных российских физических и юридических лиц — хостинг-провайдеров, операторов связи и владельцев сайтов.

РАЭК

Всё, что сказано в документе соответствует действительности, но, к сожалению, сказано далеко не всё…

Оригинальное мнение РАЭК было проиллюстрировано обложкой книги (Быстрые результаты чужими руками. 3-недельный курс эффективного делегирования).

Ведь данный законопроект является отличным примером коммерчески удачного делегирования: Все неприятности и все затраты будут нести граждане индивидуально и опосредовано (налогами, из которых расходы будет нести государство), а все «плюшки» получат (надеются получить) правообладатели.

Если, вдруг, законопроект удастся исполнить, то наступит национальная катастрофа. Книг (печатных) больше покупать не станут, легальных электронных книг в продаже больше не станет. А ведь печатных книг даже по штуке на каждую библиотеку не хватит. И т.н. «злобные пираты» сегодня заполняют те информационные лакуны, которые без их усилий легальным контентом не будут наполнены….  Только представьте себе, что всё это информационное богатство удалось (в результате успешной реализации законопроекта) вывести из информационного оборота…  И где граждане в интересах экономики будут брать нужную им информацию? В тех единицах библиотек, куда попадает обязательный печатный экземпляр?

Фактически, данный законопроект является экономической диверсией, имеющей целью затормозить развитие России по пути создания и развития производств с высоким уровнем добавленной стоимости (то, что называют «наукоёмкие»). Неужели власть этого не понимает и готова ради корыстных интересов господ Правообладателей разваливать экономику Страны?

_______________________

Lenta.ru (Защитники авторских прав предложили карать пиратов вирусами) описали новый вариант внесудебных расправ над теми, кого БЕЗ СУДА посчитают ВОЗМОЖНЫМИ НАРУШИТЕЛЯМИ копирайта.

Комиссия по воровству американской интеллектуальной собственности (Commission on the Theft of American Intellectual Property) направила в Конгресс США доклад, в котором попросила разрешить защитникам авторских прав использовать против пиратов вредоносные программы. Доклад опубликован (.pdf) на сайте комиссии.

Идея проста. На каждый компьютер, принудительно ставится программа внешнего контроля. Что она делает кроме официально заявленного неясно, но делать она может много чего. По официальной версии как только появится ПОДОЗРЕНИЕ, что с данного компьютера нарушается копирайт, так будет подана команда удалённого управления, которая компьютер заблокирует. Теоретически – для того, чтобы пользователь не смог спрятать следы нарушения, а практически – для того же, для чего преступники стремятся установить аналогичный троян на компьютеры граждан – для вымогания признания в нарушении копирайта, за которым неизбежно последует наказание (в первую очередь денежный штраф).

Говорить о приватности в такой ситуации не приходится, но чего не сделаешь «из лучших побуждений»…

_________________________________

Рекомендованные материалы от [info]avas1952:

Копиразм поддаётся излечению

Теги: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,
Рубрика: Авторское право, Лицензии, Новости, Обязательный экземпляр, Проекты, Сопутствующие технологии, Фильтрация DNS, Фильтрация контента (цензура), Фильтрация поисковая, Форматы и их конверсия, Ценообразование, Цифровой контент, Цифровой контент. е-газеты и е-журналы, Цифровой контент. е-книги, е-книга и ридер в библиотеке, ссылки на контент, фильтрация iP

Один комментарий

Хотели «как хуже» и, как всегда, получится «хуже некуда»

Опубликовано 28 мая 2013

Как известно, «благими намерениями вымощена дорога в ад«.

В России попытки принять любой закон (даже при стараниях учесть возможные негативные последствия) всегда заканчиваются по Черномырдинскому «Хотели как лучше, а получилось как всегда«. Даже «пустяковые» законы (вроде приснопамятного отказа от декретного времени, который, вроде бы, никому помешать не мог) требуют постоянного и многократного пересмотра. А уж когда видишь по телевизору, что господа кинематографисты уговорили президента, что именно злобные пираты виноваты в том, что их попытки выпустить коммерчески успешные фильмы проваливаются…  Понятно, что президентское негодование гарантирует сворачивание всяческого обсуждения и переход к быстрому «продавливанию» заведомо сырого и опасного по многим критически важным позициям законопроекта. Понятно, что если «Хотели как хуже» , то, как всегда, получится «хуже некуда». Но кого это волнует…  Президент рыкнул ПУБЛИЧНО…  И вот уже отраслевой (Министр культуры РФ Владимир Мединский попросил Путина поддержать законопроект о блокировке правообладателями пиратского контента. Участники рынка опасаются, что быстрое принятие закона не позволит его доработать.)

Министр добросовестно сообщил, что Министр связи против такой редакции закона, поскольку считает возможным его использование для закрытия вполне себе добропорядочных сайтов «по навету». Понятно, что министр связи видит все горестные последствия попыток исполнить закон о «защите детей от вредной информации», когда в ходе попыток блокировки «под раздачу» попадают вполне себе добропорядочные ресурсы…  Ясно, что копирайтное новшество потребует настолько  массовых закрытий. что проще будет закрыть Интернет, как таковой и создавать российскую сеть заново под интересы правообладателей… Прежде всего придётся закрыть доступ в общий Интернет (куда из Рунет уйдут источники «пиратского контента»).  Но тут интересы правообладателей настолько явно вступают в противоречие с интересами экономики и граждан, что непонятно, что случится раньше при попытке реализации такого закона: удастся государству сломать Рунет или будет сломана Россия….

_________________________

Upd 29.05.2013

(На заседании Совета по культуре объявили о создании рабочей группы, которая займется борьбой с пиратством. Также внесен на рассмотрение проект поправок в 4 часть ГК РФ, касающихся авторского вознаграждения.) И, похоже, главное в их идеях – законодательно установить авторские гонорары:

Замруководителя аппарата комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Ольга Рузакова выступила с докладом о ходе работы над поправками к четвертой части Гражданского кодекса. Главной проблемой на данный момент Рузакова назвала определение минимальных ставок авторского вознаграждения. В действующей версии ГК указано, что такие ставки могут устанавливаться правительством, но при этом не прописано, что правительство имеет право устанавливать порядок применения данных ставок, то есть оно не может регулировать порядок начисления и взимания авторского вознаграждения.

Для решения возникшей проблемы председатель думского комитета Павел Крашенинников тут же внес в Госдуму проект закона «О внесении изменений в статьи 1246, 1286 и 1370 части четвертой ГК РФ». Этот проект устраняет имевшийся пробел в законодательстве, определяя порядок начисления и взимания авторского вознаграждения. Также вводится регулирование установления ставок и порядка их применения для отдельных случаев использования объектов смежных прав.

Я, по наивности, считал, что мы живём в рыночной экономике, в которой авторские ставки устанавливаются соглашением сторон (если хоть одну из сторон условия не устраивают, то соглашение не заключается). Понятно, что правительство может установить ставки авторского вознаграждения за использование контента путём вывода его из-под отношений купли-продажи (например за контент, который используется в учебных целях и бесплатен для обучаемых). Но, насколько я могу судить, наши правообладатели даже слушать не хотят о подобной «национализации» их нетленных произведений. Непонятно, на что они хотят устанавливать ставки? На роялти от продаж в Интернет-магазинах (у нас она традиционно намного ниже заветных 70% у Apple и Amazon)? Так «забугорным» интернет-магазинам на подобное решение будет глубоко наплевать, а наш монополизированный рынок (на котором «свет в окошке» – это Литрес, немного продаж у Ozon  и Аймобилко и, практически всё) начнёт повышать авторские ставки не потому, что от него это требует закон, а потому, что иначе правообладатели уйдут к конкурирующим продавцам. Если конкурирующих нет, то никакой закон не заставит магазин платить больше. Вводится фирма-прокладка, которая принимает у правообладателей заявки на размещение и берёт «за услуги» столько, сколько скажет (если нет альтернативы, то «куда он денется с подводной лодки-то?»). Этой прокладке магазин платит то, что положено по закону, а правообладатель получает то, что положено по соглашению. Непонятная, одним словом, рабочая группа.

Выяснилось, что (Главными моментами в антипиратском законе являются создание единого реестра объектов авторского права и блокировка пиратского контента в досудебном порядке. Последний пункт вызывает нарекания Минкомсвязи и интернет-индустрии). Речь идёт о варианте антипиратского законопроекта, лоббируемого Минкультом. Того самого, который министр культуры Владимир Мединский попросил Путина поддержать. Ниже приведены (цитирую) претензии к законопроекту:

Ирина Левова, координатор комиссии по правовым вопросам Российской ассоциации электронных коммуникаций считает, что на совещании с президентом Мединский был некорректен в описании существующего варианта законопроекта: «Министр культуры фактически опустил существенные для понимания ситуации факты. В частности, важно было бы отметить что законопроект, разработанный Минкультуры, встречает серьезную концептуальную критику не только у Минкомсвязи, но и Минэкономразвития, а также интернет-индустрии, телеком-компаний и пользователей Интернета».

В распоряжении издания «Газета.Ru» оказался текст законопроекта «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях прекращения нарушений авторских и смежных прав в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе, в сети Интернет».

Основные меры, предусмотренные предложенным вариантом законопроекта, это создание в Интернете единого реестра объектов, защищенных авторским правом и блокировка доступа к «пиратскому» контенту в досудебном порядке. При этом в законопроекте не прописано, кто именно будет вести реестр. Как сообщалось, досудебный порядок удаления пиратского контента обязует хостинг-провайдеров или владельцев сайтов удалять не только видео, тексты или музыку, но даже ссылки на ресурсы, где размещена информация, охраняемая объектом авторского права (в том числе — в соцсетях) в течение суток после получения уведомления от правообладателя.

Что касается ответственности пользователей, то вчера, 29 мая, Минкультуры представило обновленный вариант проекта, в котором вводится определение «пользователь файлообменной сети». Правообладатели будут направлять оператору связи заявление с указанием IP-адреса пользователя файлообменной сети, нарушающего авторские или смежные права. Оператор, в свою очередь, обязан в течение суток уведомить пользователя о необходимости удалить информацию, либо блокировать доступ к ней (речь идет о контенте, размещенном именно на торренте). В противном случае ему грозит административная ответственность: 5 тыс. руб. для граждан, 50 тыс. руб. для должностных лиц и предпринимателей и 1 млн руб. для юридических лиц. Если пользователь не принимает мер в течение суток, у оператора связи есть 12 часов, чтобы самостоятельно удалить информацию или блокировать доступ к ней.

Поисковые системы, согласно тексту законопроекта, «обязаны обеспечить приоритетное предоставление в результатах поиска ссылок на сайты в сети Интернет, которые содержат легальную информацию, а также удалять из результатов поиска ссылки на информацию или сайт в сети Интернет, доступ к которым блокирован или запрещен».

Законопроект предлагает целиком блокировать сайты, замеченные за неоднократным или грубым нарушением интеллектуальных прав, если их владельцы не предпринимают мер по пресечению нарушений. В случае если хостинг ресурса находится за границами России, блокировку должны осуществлять операторы связи. Также лиц, не предпринимающих мер по блокировке контента, нарушающего авторское право, предлагается штрафовать.

Законопроект поддерживается Министерством культуры и вызывает нарекания со стороны Минкомсвязи и интернет-индустрии. Самые большие опасения вызывает вероятность того, что возможностью досудебной блокировки воспользуются в целях недобросовестной конкуренции, поскольку в законе прописано, что «правообладатель, не предоставивший в информационную систему сведений об объекте авторского права и смежных прав, не должен быть лишен права на удаление по его запросу незаконно размещенной информации из сети Интернет», то есть, фактически, у провайдеров и владельцев сайтов нет возможности проверить, является ли отправитель требования о блокировке контента законным правообладателем.

Ирина Левова заявила «Газете.Ru»: «Законопроект Минкультуры не отвечает потребностям российского общества и российского бизнеса, а заточен под обеспечение интересов американских медиакорпораций, что не удивительно, так как 85% контента, потребляемого российскими пользователями, принадлежит западным правообладателям».

Эксперт подчеркивает: «Важно отметить, что при реализации прописанной в проекте процедуры основное финансовое бремя и ответственность ляжет на плечи именно российских информационных посредников, при том что западные правообладатели будут продолжать снимать сливки, по прежнему не предоставляя возможностей для легального использования своего контента».

Левова надеется, что президент Владимир Путин сможет разобраться в вопросе и принять взвешенное решение. Депутат от «Единой России» Роберт Шлегель, участвующий в работе комиссии по доработке законопроекта, сообщил «Газете.Ru», что законопроект еще будет дорабатываться

Отмечается, что специалисты интернет-индустрии считают наиболее сбалансированным вариантом, учитывающим интересы правообладателей и интернет-бизнеса, канадский билль С-11 и усовершенствованный аналог американского DMCA, где прописана процедура уведомления правообладателем владельца сайта и встречного уведомления пользователя с предоставлением возможности самостоятельно защитить право на распространение контента.

Наиболее интересным представляется явное высказывание общеизвестного: закон (бремя исполнения которого ляжет на Россию, её власти и её бизнес) выгоден иностранным владельцам прав на медийный контент, которые легального доступа к своему контенту россиянам не предоставляют. Непонятно, зачем нам «таскать каштаны из огня» для дяди… Напомню, что сами США в период догоняющего развития не стеснялись быть страной пиратской юрисдикции, поскольку это соответствовало интересам ИХ экономики… А мы что, глупые или слабые?

Полноты ради напомню о том как разрабатывался закон. Ещё в начале апреля сообщалось, что (Закон против интернет-пиратов будет доработан). И основными претензиями (их, как я понимаю, не устранили) были две: а) неэффективно (пока удалишь в одном месте – появится в трёх других) и б) почему всё это должны делать не заинтересованные лица 9правообладатели), а провайдеры (для которых это накладные расходы, которые поднимают цену и увеличивают расходы пользователей, которые будут просто уходить к забугорным провайдерам).

Gazeta.ru текста законопроекта, к сожалению не опубликовала (если я ошибаюсь, то ссылочку в комментах киньте, плиз), но есть два материала

(За нарушение авторского права — блокировать до суда: В распоряжении «Газеты.Ru» оказался текст «антипиратского» законопроекта о досубедной блокировке интернет-страниц и сайтов, нарушающих авторские права). Несмотря на заголовок самого текста нет. Есть следующее описание (цитирую целиком):

Создать в интернете единый реестр объектов, защищенных авторским правом и блокировать доступ к «пиратскому» контенту в досудебном порядке — такие меры предусмотрены в законопроекте, поддерживаемым Министерством культуры. Текст документа, который уже готов к внесению в Госдуму, оказался в распоряжении «Газеты.Ru». Со стороны Минкомсвязи и интернет-индустрии новый законопроект, защищающий авторские права в интернете, вызывает большие нарекания.

Во вторник на рабочей группе в Госдуме будет рассмотрен законопроект «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях прекращения нарушений авторских и смежных прав в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе, в сети интернет». Текст законопроекта есть в распоряжении редакции. В рабочую группу войдут как депутаты, так и представители различных министерств, в частности Министерства культуры и Минкомсвязи.

Источник «Газеты.Ru» в рабочей группе отмечает, что Минкульт законопроект поддерживает, так как он разработан при активном участии правообладателей — представителей Гильдии кинопродюсеров, Ассоциации продюсеров кино и телевидения и других участников рынка. Минкомсвязи, напротив, выступает противником инициативы в том виде, в котором она сейчас подается.

В законопроекте, в частности, предлагается создать единую государственную информационную систему в области интеллектуальной собственности, авторского права и смежных прав. Кто именно будет вести реестр — некое автономное НКО, Роскомнадзор или же орган при Минкультуры — из законопроекта неясно: этот вопрос предлагается отдать на усмотрение правительства. В реестр будут включены все произведения, защищенные на данный момент авторским правом в России.

Далее в документе прописан механизм блокировки контента, запрещенного авторским правом, причем он предусматривает досудебный порядок его удаления.

Стоит отметить, что, согласно тексту закона, фактом нарушения авторского права является даже размещение ссылки на ресурс, на котором собственно размещена информация, изображение или видео, охраняемое законом об авторском праве (в том числе в соцсетях).

При этом пожаловаться на такого «пирата» очень просто.

Заявление о нарушении авторского права может быть отправлено правообладателем или его представителем не только в бумажном виде, но даже по электронной почте, после чего у провайдера есть сутки на блокировку доступа к указанной информации, а владелец сайта, на котором она размещена, должен в течение суток уточнить в реестре объектов авторского права, нарушает ли контент закон, после чего в течение этих же суток его удалить. После блокировки доступа к контенту, нарушающему, по мнению заявителя, его авторское право, у владельца сайта есть 10 дней, чтобы опротестовать это решение.

При этом «правообладатель, не предоставивший в информационную систему сведений об объекте авторского права и смежных прав, не должен быть лишен права на удаление по его запросу незаконно размещенной информации из сети интернет», — отмечается в тексте законопроекта.

Ответственности пользователя за скачивание, к примеру, пиратского видео в законопроекте не предусмотрено. Что касается поисковиков, то они, согласно тексту, «обязаны обеспечить приоритетное предоставление в результатах поиска ссылок на сайты в сети интернет, которые содержат легальную информацию, а также удалять из результатов поиска ссылки на информацию или сайт в сети интернет, доступ к которым блокирован или запрещен.

Одно из предложений, содержащихся в законопроекте, предлагает блокировать сайты за «неоднократные или грубые нарушения интеллектуальных прав», если их владельцы не предпринимают мер по пресечению нарушения этого закона. Если же хостинг такого сайта находится за пределами России, то окончательную блокировку доступа к нему осуществляет оператор связи.

Также провайдеров хостинга и владельцев сайтов, не предпринимающих мер по блокировке контента, нарушающего авторское право, предлагается штрафовать на следующие суммы: 5000 рублей для граждан, 50 000 рублей для должностных лиц и индивидуальных предпринимателей и 1 млн рублей для юрлиц.

В интернет-индустрии законопроект вызывал серьезные нарекания.

Ирина Левова, координатор комиссии по правовым вопросам РАЭК (Российской ассоциации электронных коммуникаций), сказала «Газете.Ru», что в конструкции, предлагаемой Минкультуры, отсутствуют какие бы то ни было взаимоотношения с пользователями, что противоречит как здравому смыслу (в случаях если именно пользователь размещает контент), так и необоснованно возлагает избыточные обязанности на информационных посредников.

«Законопроект Минкультуры не отвечает потребностям российского общества и российского бизнеса, а заточен под обеспечение интересов американских медиакорпораций, что не удивительно, так как 85% контента, потребляемого российскими пользователями, принадлежит западным правообладателям.

В пятницу (на совещании с президентом в Сочи. — «Газета.Ru») Министр культуры некорректно отобразил существующее положение дел и фактически опустил существенные для понимания ситуации факты. В частности, важно было бы отметить что законопроект, разработанный Минкультуры, встречает серьезную концептуальную критику не только у Минкомсвязи, но и Минэкономразвития, а также интернет-индустрии, телеком-компаний и, что самое важное, пользователей интернета, — сказала Левова «Газете.Ru». — Важно отметить, что при реализации прописанной в проекте процедуры основное финансовое бремя и ответственность ляжет на плечи именно российских информационных посредников, при том что западные правообладатели будут продолжать снимать сливки, по прежнему не предоставляя возможностей для легального использования своего контента». Левова надеется, что президент Владимир Путин сможет разобраться в вопросе и принять взвешенное решение.

«Со своей стороны, мы давно стараемся найти баланс интересов правообладателей, пользователей и интернет-бизнеса — наиболее адекватными в этом плане представляются канадский билль С-11 и усовершенствованный аналог американского DMCA. То есть четко прописанная процедура уведомления правообладателем владельца сайта, встречного уведомления пользователя с предоставлением возможностью возможности самостоятельно защитить право на распространение контента», — добавила Левова.

Один из сторонников законопроекта, глава кинокомпании СТВ, член ассоциации кинопродюсеров и телевещателей, Сергей Сельянов в разговоре с «Газетой.Ru» возразил критикам: на его взгляд, к возможному наступлению на свободу слова этот вопрос не имеет никакого отношения.

«Мы боремся с пиратством много лет. Сначала с пиратством на VHS, потом на DVD, сейчас с интернет-пиратством. Для нас это вопрос выживания.

Сейчас есть все признаки того, что этот вопрос начинает двигаться к решению. Основная проблема для нас — несут ли ответственность провайдеры за наличие ворованного контента. Над этим вопросом задумываются и в Германии, и во Франции, и в Америке. В Германии, например, отвечает конечный пользователь. А в нашем случае важно другое: после выхода фильма счет идет буквально на часы, и именно провайдеры могут помочь нам воспрепятствовать моментальному распространению контрафакта. Пока мы будем обращаться в суд с требованием блокировки по каждому из случаев, наши фильмы скопируют много тысяч раз», — отмечает кинопродюсер.

Создание реестра — один из способов организации работы с объектами авторского права, считает Сельянов, отмечая, что для обслуживания этого реестра должна быть создана организация — либо индустриальная, либо государственная, причем представители отрасли готовы отдать этот вопрос на откуп государству.

«В вопросе соблюдения авторских прав и предупреждения их нарушения должен быть диалог. Но IT-индустрия на диалог не идет, молчит. Приходится открывать этот диалог самим, с помощью законодательного давления.

Мы общаемся с крупными игроками интернет-рынка — Mail.ru Group, Vkontakte, Yandex, уважаем их и их успехи и хотели бы, чтобы и они уважали наш труд», — добавил Сельянов.

Депутат от «Единой России» Роберт Шлегель, который будет участвовать в работе комиссии по доработке законопроекта, сказал «Газете.Ru», что законопроект еще будет дорабатываться, хотя очевидно, что игнорировать проблему, которая сейчас существует в России с авторскими правами, больше невозможно.

«Очевидно, что все, кто производит контент, нуждаются в получении прибыли вне зависимости, распространяется ли она оффлайн или онлайн, это вопрос выживания отрасли. С другой стороны, закон, который будет принят в итоге, будет сбалансированным и будет учитывать не только интересы правообладателей. Это вопрос здравого смысла и публичной работы», — пообещал Шлегель.

Министерство культуры предложило «Газете.Ru» прислать запрос, однако на момент сдачи материала комментариев от ведомства, возглавляемого Владимиром Мединским, не поступало.

Лидер Пиратской партии России, выступающей за свободное распространение контента с некоммерческими целями, Павел Рассудов считает, что создание единого реестра информации, защищенной авторским правом, — это хорошо, так как позволит систематизировать всю информацию и сократить количество «сиротских» произведений.

«Беспокоит то, что теперь незаконным могут признать даже размещение ссылки, а также возможность в досудебном порядке блокировать сайты за «систематическое нарушение авторских прав», — сказал Рассудов «Газете.Ru», напомнив о том, что летом 2012 года был со скандалом принят закон, предусматривающий досудебную блокировку сайтов, содержащих детское порно, информацию о способах суицида или наркотиках.

«Мы видели, как действовал этот закон: большая часть сайтов вносилась в черный список и блокировалась по ошибке, так что досудебная блокировка — это полное безобразие, она приведет только к дальнейшему исходу IT-бизнеса из России», — отмечает Рассудов.

Особенно радует Цитата: «правообладатель, не предоставивший в информационную систему сведений об объекте авторского права и смежных прав, не должен быть лишен права на удаление по его запросу незаконно размещенной информации из сети интернет», позволяющая кому угодно требовать удаления каких угодно материалов, не предъявляя никаких доказательств. Понятно, что такой «дырявый» реестр авторских прав не решает проблему книг-сирот. Если бы было написано, что внесудебному удалению подлежат только те материалы, которые занесены в реестр, то «сироты» удалялись бы только через суд. Это заставило бы правообладателей «произведений-сирот» назваться (выяснив кто, собственно, владеет правами и на что)  и, как следствие, упростило бы вопрос получения разрешения на легальное распространение легальных копий. А кого не заставило бы…  Тут всё ясно. Книги «упорствующие в сиротстве» появились бы в некоммерческих е-библиотеках на почти легальных основаниях (до предъявления претензий). В результате воздух мог стать чище, но, понятно, такого не произойдёт

Появился и обещанный отклик разработчика («Никакой премодерации мы не устанавливаем»: Директор нормативно-правового департамента Минкультуры Наталья Ромашова рассказала «Газете.Ru» о проекте закона по борьбе с пиратством в интернете). Дама умело защищается против обвинений, которых никто не выдвигал (цитирую):

Директор нормативно-правового департамента Минкультуры Наталья Ромашова рассказала «Газете.Ru» о проекте закона по борьбе с пиратством в интернете, о государственном реестре авторских прав и о том, что такое добросовестный правообладатель.

Министерство культуры подготовило новые поправки в закон «Об информации, информационных технологиях и защите информации», которые обеспечивают законодательную базу для борьбы с нарушения в области авторского права (этот вопрос активно обсуждался на встрече Владимира Путина с представителями киноиндустрии в пятницу, 24 мая). Предлагаемые Минкультом поправки вводят определения понятий «сайт», «провайдер», «пользователь», определяют механизм, по которому правообладатель должен действовать в случае нарушения его прав. Директор Нормативно-правового департамента Минкультуры Наталья Ромашова, принимавшая непосредственное участие в разработке поправок, рассказала «Газете.Ru», кто будет следить за соблюдением авторских прав, что такое госреестр правообладателей и как пользователь сможет убедиться в законности претензий к размещенным им произведениям.

— Учитывали ли вы при разработке законопроекта опыт аналогичных законотворчества в зарубежных странах?

— За основу взят американский закон DMCA (Digital Millennium Copyright Act — Закон об авторском праве в цифровую эпоху. — «Газета.Ru»), который успешно применяется с 1998 года. Однако есть и российская специфика: более четко прописана процедура исполнения — указано, в какие сроки провайдеру необходимо предпринять меры по блокировке сомнительного контента. В американском законе есть формулировки «незамедлительно», «наиболее короткий срок» и т. д. Мы это четко прописали — чтобы правила игры были понятны, потому что за нарушения требований закона мы устанавливаем административную ответственность.

— Кроме того, создается реестр объектов авторского права. Означает ли это, что государство берет на себя обязанность следить за соблюдением авторского права в интернете?

— Идея создания реестра или государственной информационной системы в области авторского права поддерживается Министерством культуры, но в качестве механизма дополнительной защиты прав авторов. И мы считаем, что основная цель этого реестра в упрощении механизма идентификации правообладателя. Другими словами, интернет-посредник, получив информацию о размещении нелегального контента на его сайте, может обратиться к созданной системе для подтверждения сведений о заявителе и объектах.

Однако здесь надо учитывать — правообладатели включают сведения о своем объекте в этот реестр добровольно.

Интернет-посредник при получении уведомления от правообладателя обязан принять меры по прекращению доступа к контенту вне зависимости от наличия или отсутствия сведения об этом правообладателе в реестре.

В настоящее время вопрос, связанный с созданием системы и её наполнением, включением норм в законопроект, которые бы регулировали функционирование системы, остается открытым и обсуждается на заседаниях рабочих групп. И пока нет окончательного решения, что это реестр будет создан или даже что он необходим.

Основная цель разработанного Минкультуры проекта, который сейчас обсуждается на рабочих группах, — создание механизма оперативного прекращения нарушения прав на объекты авторского и смежного права, которые размещаются пользователями в сети интернет без разрешения правообладателя. Мы знаем, что сейчас созданы сервисы, которые позволяют самим пользователям размещать контент; и зачастую эти сервисы не знают, какой контент размещается у них на сайте, то есть не ведут премодерацию.

Никакой премодерации мы в законопроекте не устанавливаем.

В законопроекте заложен принцип ограниченной ответственности интернет-посредника — он не будет нести ответственности ни перед правообладателем за нарушение авторских прав, ни перед пользователем за причиненный ущерб при блокировке размещенной информации, в случае если он будет выполнять все требования будущего закона.

— Кому может принадлежать инициатива по блокировке контента — государственным органам, специально созданной службе или правообладателю?

— Инициатива, безусловно, должна исходить только от правообладателя. Именно он в первую очередь заинтересован, чтобы его права не нарушались. Дополнительная государственная служба создана не будет. Всё будет происходить так: правообладатель выявит нарушение, увидит, что его объект незаконно размещен, и направит уведомление. В нашем законопроекте в отличие от DMCA он может направить уведомление либо хостинг-провайдеру, либо владельцу сайта. Если уведомление направляется хостинг-провайдеру, то тот в течение суток уведомляет уже владельца сайта, который арендует у него ресурсы. А владелец сайта — также в течение суток — должен принять меры по прекращению доступа к размещенному незаконно объекту.

— А как определяется добросовестность заявителя?

— Этот вопрос мы с особым вниманием обсуждали на состоявшемся во вторник, 28 мая, заседании рабочей группы в Госдуме. Мы пришли к выводу, что нужно исходить из нескольких принципов.

Во-первых, интернет-посредник не должен проверять, является ли заявитель добросовестным правообладателем.

Второе, из чего следует исходить, — из презумпции авторства; это норма в авторском праве, по которой авторство признается юридически достоверным до тех пор, пока не доказано обратное, и автором признается лицо, указанное в качестве автора на оригинале произведения.

Кроме того, законом будет предусмотрен конкретный перечень информации, который владельцу сайта должен предоставить заявитель-правообладатель.

Там должны содержаться сведения, достаточные для идентификации этого правообладателя, идентификации объекта авторского права, в отношении которого нарушается авторское право, адрес страницы сайта в сети интернет, где размещен контент, и контактные данные правообладателя. И, когда владелец сайта получает такое уведомление, он обязан в течение суток приостановить доступ к этой информации.

— А если у провайдера есть сомнения в добросовестности заявителя? Всё равно приостанавливает? Получается досудебная блокировка.

— Да, всё равно приостанавливает. А вот дальше у него есть несколько возможностей. Либо он направляет это заявление пользователю, либо отвечает заявителю, что он не согласен с его претензиями. То есть предъявляет свои возражения. Такие возражения может написать и пользователь — в них должны быть контактные данные пользователя. Эти возражения направляются правообладателю, и если правообладатель в течение 14 дней не подает в суд, то доступ восстанавливается.

— Во время разработки законопроекта у вас были разногласия с Минкомсвязи, представители которого полагали, что от этих предложений пострадают провайдеры. Вам удалось с ними договориться?

— Разногласия касались как раз добросовестности правообладателя. И сейчас по этому поводу достигнут консенсус.

Интересно получается. Даже при отсутствии реестра авторских прав вместо презумпции невиновности предлагается использовать презумпцию авторства и внесудебные расправы в её защиту…  И всё это, в основном, ради обеспечения интересов зарубежных производителей медийного (прежде всего) контента, которые не предоставляют в Россию легального контента, но требуют обеспечить их копирайт….

Под это безобразие свой кусок надеются «урвать» и российские производители медийного контента (видео и аудио). А е-книги, как всегда, попадут «под раздачу за компанию…  Мы это уже проходили. Принимая закон о защите детей от нежелательной информации «имели в виду» Интернет, но (поскольку «ради полноты» в законе были указаны книги) «под раздачу»  попали книготорговцы и библиотеки, для которых исполнение закона вылилось в дополнительные расходы, растрату нервов, времени и сил…  Думаю, что и в этом случае книги будут «пристёгнуты»…  И пострадает президентское решение о ежегодной оцифровке 10%  актуальной литературы (речь, в первую очередь идёт не о коммерческой литературе, которую пишут ради авторского вознаграждения, а о научной, научно-учебной, учебно-образовательной и энциклопедической литературе, право доступа граждан к которой необходимо обеспечить для нормального развития экономики).

Но, кого, в сущности, интересует НАША экономика…  Важно блюсти авторские права, которые обеспечивают развитие ЧУЖИХ экономик…


Теги: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,
Рубрика: Авторское право, Агрегация и реферирование материалов, Лицензии, Новости, Проекты, Сопутствующие технологии, Фильтрация DNS, Фильтрация контента (цензура), Фильтрация поисковая, Цифровой контент, каталогизация печатных и электронных документов, сервисы, ссылки на контент, фильтрация iP

Один комментарий

Снова «хотят как лучше»

Опубликовано 17 февраля 2013

Кто-то из американских законодателей сказал (про американцев), что «лучше быть атомизированным, чем коммунизированным». Примерно такая «любовь» к собственному народу («лучше быть идиотом, чем прочитавшим лишнее») вдруг проявилась у наших демократов. Сначала они инициировали и (под вопли о Википедии как пособнике педофильского лоби) приняли законы о «чёрных списках» (списках адресов куда ходить нельзя)…  И обнаружили, что темпы пополнения чёрных списков много ниже, чем темп появления новых страниц с информацией в Интернете, т.е. просматривать для разделения на «чистых и нечистых» они смогут всё меньшую долю контента…

Нет, ПОКА ещё, демократы до наиболее эффективных мер (по схеме «лучшее средство от перхоти – гильотина») не дошли и никто, ПОКА не предлагает «лучше быть гильотинированным, чем педофилированным». А ведь только полное уничтожение детей является единственным действительно эффективным средством предотвращения попадания к детям нежелательной (с точки зрения демократов) информации…

Но это – ПОКА… Пока цензура не перекрыла все каналы и не сделала технически возможной принятие (без обсуждения) любых (в т.ч. самых людоедских) законов. А как только цензура сможет перекрыть любые каналы информирования и обсуждения (понятно, что детям нежелательно знать о том, что их, ради спасения от соприкосновения с нежелательной информацией, решили уничтожить), так принимать можно будет любые, в т.ч. наиболее людоедские, законы…

Поскольку «чёрные списки» не могут решить задачу эффективной цензуры, то принимается решение об эксперименте с белыми списками (Дурно пахнущий первоапрельский фейк?). Выясняется, что в одном регионе (в Костромской области) решили поставить эксперимент по внедрению белых списков. Как положено демократам посыл тот же (кто против нашей «заботы о народе» – пособник педофильского лобби). В первоначальном варианте «по умолчанию» предоставлялся доступ только к сайтам из белого списка, а от желающих получить доступ ко всем ресурсов, кроме тех, которые явно запрещены стали требовать подписывать документ о том, что «я  хочу посещать сайты с вредной информацией, наслаждаться сценами насилия и т.п.» и, в связи с этим, прошу отключить «белый список»…  После всеобщего возмущения процедуру отключения белого списка несколько упростили, но, понятно, что всякий, кто таким правом воспользовался, подпадает под подозрение как «агент педофильского лобби»…

Задача почти решена… Поскольку никакое реальное количество людей не способно отследить все адреса даже в РуНет, то (с учётом роста доступных ресурсов) всё меньшая доля информационных ресурсов станет доступна гражданам, т.е. экономике России будет наноситься всё больший ущерб…  Осталось чуть-чуть и степень «заботы» демократов о том, чтобы к детям не попала вредная информация достигнет уровня Северной Кореи (будет объявлено, что доступ в Интернет будет осуществляться только по прямой и явной государственной именной лицензии). Это, конечно, не так эффективно, как гильотина, но значительная часть детей (не получающая никакой информации) будет избавлена от риска получения информации вредной…

Вот и «Известия» (где вы видели «демократов», которые включат Известия в «белый список») сообщают, что (Google отказалась от Форума безопасного интернета из-за белых списков). От шабаша наших «демократов» уже открещиваются приличные люди и организации. Их ТАКОЕ не устраивает:

Я рискну процитировать выборочно:

Google отказалась участвовать в Форуме безопасного интернета (ФБИ) из-за инициативы организаторов по внедрению белых списков в Костромской области. В пресс-службе компании сообщили, что корпорация не принимала участия в ФБИ в знак солидарности с другими членами Российской ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК). По имеющейся у «Известий» информации, Google была единственной компанией из числа отказавшихся принимать участие в форуме, кто планировал собственную программу выступлений в рамках ФБИ-2013.

Но демократам на мнение и РАЭК и Google и «граждан с улицы» наплевать. Они точно знают, что есть их мнение и неправильное (цитирую):

— Если честно, я не очень расстроился, что Google не приняла участие в ФБИ, — прокомментировал ситуацию на форуме Денис Давыдов, исполнительный директор «Лиги безопасного интернета». — Сотрудник Google там был, твиты о том, что там ему, мягко говоря, не нравится, отсылал. Я даже был рад такой открыто враждебной позиции. Влияние американского IT-бизнеса на события, происходящие в России, непропорционально велико. Природа этого влияния весьма странная. Надеюсь, что оно будет ослабевать по мере развития российского IT-бизнеса.

Понятно, что отключить Google нашим «демократам» ещё сложно, но они уже поняли, что природа влияния «весьма странная» и, следовательно, детей (малолетних и престарелых) от такого влияния надо ограждать…  Не развивать сеть хороших ресурсов и продвигать их, а ЗАКРЫВАТЬ «нехорошие» ресурсы или (если нельзя закрыть ресурсы) закрывать к ним доступ.

Вообще в моду, похоже, входит «блюсти высшие интересы» вместо того, чтобы работать (т.е. мешать другим работать не просто так, а ради высших интересов, например, ради интересов детей). Тот кто работает может терпеть неудачу, может не справиться, а вот то, кто запрещает – всегда прав


Теги: , , , , , , , , , , , ,
Рубрика: Новости, Проекты, Сопутствующие технологии, Фильтрация DNS, Фильтрация контента (цензура), Фильтрация поисковая, Цифровой контент, ссылки на контент, фильтрация iP

4 комментария

Дурно пахнущий первоапрельский фейк?

Опубликовано 31 января 2013

Если бы в первоапрельских публикациях прошлого (2012) года я нашёл публикацию (Жителей российского региона оставят без «плохих» сайтов), то я бы уверенно диагностировал её как дурно пахнущий первоапрельский фейк. Ну представьте себе:

Есть некий (неуказанный) регион, где власти (ну, конечно, «в порядке эксперимента») заставили несколько десятков провайдеров от общеправовой нормы (разрешено всё, что не запрещено явно) перейти к «разрешено то и только то, что разрешено явно». Т.е. от запрета посещения сайтов из «чёрного списка» перешли к разрешению посещения сайтов только из властями создаваемого «белого списка».

Год назад я, с металлом в голосе, диагностировал бы такой материал ка фейк. Но после описанного во вчерашнем посте от 30 января 2013 (Чем сердце успокоится?)  такой уверенности у меня уже нет. Если (см. законопроект МинКульт в конце поста) можно входить с законопроектом о внесудебных расправах, то дальше возможно и то, что сказано в указанной статье. Стоит только начать «подминать под себя» базовые правовые нормы (такие как презумпция невиновности) и остановиться очень трудно.

И никакие правозащитники тут не помогут. Тут жертвами не являются ни террористы, ни пропагандисты нетрадиционных сексуальных взаимоотношений, ни (даже) «белые и пушистые» болотные «внесистемные». Вот за их права правозащитники встанут горой… А за право нормальных граждан, которые честно работают и платят налоги из которых финансируется государство, никто не вступится…  Никого не интересует право нормальных, честных граждан на полноценный доступ к информации…. Предоставишь им такое право, а они начнут работать ещё лучше и ВВП поднимут и налогов настолько больше заплатят, что хватит на всё необходимое… Кто ж за такое право бороться-то станет…

Для интересующихся. Плющев обсуждает со специалистами тему  (Реализация закона «О защите от вредной информации»). Почитаешь такое на ночь и понимаешь, что описанное выше  вовсе не обязательно фейк. Это, вполне возможно, действительно эксперимент по «подминанию» права под «благие намерения»…  и, глядишь, через некоторое время доступ только к сайтам из «белого списка» станет нормой…

Вот и Известия (Борцы с педофилами запускают «чистый интернет») называют в качестве «зачинщиков» Лигу безопасного Интернета. Идёт элементарное «передёргивание» (цитирую):

У граждан будет по умолчанию включен «чистый интернет». Если кто-то пожелает смотреть порнографию, сцены насилия и жестокости, то он говорит, что хочет выключить «чистый интернет» и предупрежден о том, что в этом случае содержимое интернет-страниц может быть вредно — все риски пользователь берет на себя. Для этого ему нужно будет сообщить оператору связи о своем решении любыми доступными способами: подписать дополнительный договор, либо поставить галку в личном кабинете, либо как-то иначе.

Любое желание смотреть любой ресурс за пределами «белого списка» (например, справочник по дифференциальным уравнениям, сайт которого не считает нужным «лизать задницу цензорам» и не подал заявление о включение в список угодных цензору) выдаётся за желание смотреть порнографию и сцены насилия и от желающего требуют прилюдно объявить себя желающим смотреть именно нежелательные ресурсы…   Понятно, что проект нарушает все мыслимые основы правоустройства, но, ведь, основы-то можно и подкорректировать…

____________________

Вот пример того, к чему может привести правило «только белый список». Через ПЯТНАДЦАТЬ ЛЕТ следования правилу «белого списка» (имена детей должны принадлежать только списку разрешённых имён) стало ясно, что имя-то у человека должно быть и  (Исландский суд встал на сторону девочки без имени) и разрешил назвать девочку тем именем, которым её назвали родители. Правило «белого списка» настолько сильно, что 15 лет не хотели слушать, что (цитирую):

В качестве аргумента в пользу имени Блаер ее мать Бьорк называла тот факт, что таким именем звали героиню книги Нобелевского лауреата Халлдора Кильяна Лакснесса.

Кто же будет думать о желании родителей, если чиновники думают об интересах ребёнка…  Ведь если его назовут именем не из списка, то имя может быть похабным. ЧИНОВНИК ЗНАЕТ ЛУЧШЕ!

С детскими именами в Исландии чиновникам разрешили дурью маяться, но хотел бы я посмотреть с какой скоростью их «порвут в лоскуты» если они признак «белого списка» понесут в Интернет или в Библиотеки…

__________________

09.02.2013

Чем сильнее охранительная глупость, тем большую тень она бросает на государство. И тут же её начинают обсуждать на «Эхо Москвы» (эдакий индикатор местечковой благоглупости). Вот очередная (Точка : «Белый интернет» от «Лиги Безопасного Интернета»). И умые мысли высказывают… Процитирую выборочно:

М. АЛЕКСЕЕВ: Ну, на самом деле мы были готовы к этому, наверное, еще года 4 назад, когда, скажем так, власти пытались уже делать какие-то попытки регулирования сети Интернет, был первый мизулинский закон об интернете, вот, который, слава богу, отрасли удалось немножко, скажем так, отодвинуть на задний план, потому что он был не то что недоработан, ну, у него было большое количество ошибок. Сейчас мы на протяжении четырех лет, естественно, положительно относимся к ограничению детей к той информации, которая им совершенно не нужна, да? Это вот та идея, которая должна быть. К самой реализации, как это заявила Лига безопасного интернета, мы относимся, ну, сказать если резко, отрицательно, да? Вот к самой технологии, по которой они хотят это делать. Не то что отрицательно, а с неким… ну, вот лично я отношусь к этому с сарказмом, потому что это то же самое, как, я не знаю, предложить медсестре поработать главным технологом Автоваза, вот, абсолютно то же самое. То есть, что-то она будет делать, но как это все работает, она не будет понимать абсолютно.

А. КОЛЕСНИКОВ: Ну, у меня есть некое предположение, почему как бы так это все звучит. Дело в том, что мы в свое время с Денисом встречались с Давыдовым и обсуждали вот эти все технологии. Ну, и на примерах некоторых других стран, ну, не знаю, British Telecom … Дело в том, что у многих операторов, у многих провайдеров действительно по дефолту, то есть по умолчанию стоят некоторые ограничения по возрастной категории, вот, но это не значит, что там «белые» списки. Там стоит ограничение, инфильтрация, то есть там ставят «черные» списки. И пользователь, который хочет их отключить, просто выражает согласие, так сказать, и отключает. То есть, там не идет речь о «белых» списках, там идет речь о том, что по дефолту вам включают некий безопасный интернет, а вы потом можете как взрослый человек, там, не знаю, ввести свой номер кредитки, хотя и так ваш домашний адрес все знают, вы подключены по кабелю, как бы подключиться к взрослому интернету. То есть, вот такая история. Она, в принципе, ничему не противоречит.

А. КОЛЕСНИКОВ: Ну, у меня есть некое предположение, почему как бы так это все звучит. Дело в том, что мы в свое время с Денисом встречались с Давыдовым и обсуждали вот эти все технологии. Ну, и на примерах некоторых других стран, ну, не знаю, British Telecom … Дело в том, что у многих операторов, у многих провайдеров действительно по дефолту, то есть по умолчанию стоят некоторые ограничения по возрастной категории, вот, но это не значит, что там «белые» списки. Там стоит ограничение, инфильтрация, то есть там ставят «черные» списки. И пользователь, который хочет их отключить, просто выражает согласие, так сказать, и отключает. То есть, там не идет речь о «белых» списках, там идет речь о том, что по дефолту вам включают некий безопасный интернет, а вы потом можете как взрослый человек, там, не знаю, ввести свой номер кредитки, хотя и так ваш домашний адрес все знают, вы подключены по кабелю, как бы подключиться к взрослому интернету. То есть, вот такая история. Она, в принципе, ничему не противоречит.

А. ПЛЮЩЕВ: Ну, слава богу, да. Смотрите, что говорит Валерий Пономарев, советник исполнительного директора Лиги безопасного интернета. По этому ответу, мне кажется, можно судить вообще о качестве советов, которые он дает. У него спрашивают (это в «Московских новостях» 31 января Александра Ильина опубликовала это интервью), кто будет определять опасен ли контент. «Определяющие опасность контента будут разбираться в предмете и пользоваться авторитетом в обществе, а также те эксперты, которые могут принимать соответствующие решения с точки зрения закона. Например, есть у нас эксперты, которые работают в судах. Вы удивитесь, но в наш экспертный совет согласился войти даже представитель Пиратской партии, хотя у них есть опасения по поводу нашей деятельности. В наш экспертный совет входят представители таких компаний, как Вымпелком и Мегафон, и сотрудники ведомств, в том числе ФСКН, Укравления «К» МВД и Роскомнадзора. Сейчас у нас есть примерно 20 000 постоянных кибердружинников». Вот они, все эти люди, хунвэйбины, значит, и будут, видимо, в ручном режиме как-то, начиная от представителей Вымпелкома, чрез Пиратскую партию и ФСКН, вместе с 20 000 кибердружинников, будут каким-то образом отсматривать контент, судя по всему. Как вы считаете, вот то, что было сказано про вот этих кибердружинников, про вот это все – это вот, ну, реальность или какая-то… или фантастика?

А. КОРОЛЮК: Ну, на мой взгляд, если говорить об объемах кибердружинников, которые были названы, 20 000 человек – это маловероятно, потому что не.. даже текущие гиганты индустрии, которые работают во всем мире, не обладают штатом, близким к этому в службе…

А. ПЛЮЩЕВ: Ну, это же добровольные, это же стукачи-то добровольные, господи.

М. АЛЕКСЕЕВ: Вот я хотел добавить, что это не эксперты.

А. КОЛЕСНИКОВ: Да, я хотел сказать немножко, опять-таки, подняв историю вот этой некой экологической системы Интернет. Она очень живая, очень динамичная. И, в принципе, в том, что пользователь жалуется на тот или иной плохой контент, нет ничего зазорного. В принципе, это всегда происходило и будет происходить. На самом деле это и в соцсетях работает, это работает и в поисковых машинах, и, собственно, там, помимо машинных алгоритмов, которые выискивают всякую, там, например, порнографию и плохие картинки на том же Гугле и на том же Яндексе, да, существует огромное… у них существуют формы обратной связи, к ним приходят замечания. На Ютьюбе, например, да? И это моментально все снимается. Вот это и есть некая саморегулируемая система. И, конечно же, ее невозможно засунуть в одну компанию. Нельзя… условно говоря, вся эта экосистема, она раскидана по всему миру, в том числе и России. И я, честно говоря, не очень хорошо понимаю, как можно некую такую супер, супер, я не знаю, компанию сделать, которая бы, например, управляла бы вот этой компьютерной шиной всех вот этих вот, значит, фильтров. На самом деле интересная идея, тут тоже как бы мы вот обсуждали с коллегами недавно. Вот слово «шина» я как бы не просто произнес. Действительно, каждый занимается своим делом. Есть фильтры для школ, есть, там, «черные» списки вирусных сайтов, есть у поисковых систем, да? Есть спамерские какие-то домены, спамерские IP-адреса. То есть, каждый кусочек индустрии занимается, так или иначе, отсеиванием каких-то плохих вещей в интернете. Это всегда было и всегда будет. И, в принципе, вот эти все вещи, которые происходят независимо друг от друга, они на самом деле друг с другом очень сильно связаны. И, в результате, мы получаем тот интернет, который мы получаем. И делать на этой основе какие-то эксклюзивные «белые» списки… ну, я не знаю, возможно, еще раз, в школах, детских садах, библиотеках – в тех вещах, где заведомо мы знаем, что там действительно…

М. АЛЕКСЕЕВ: Но это для определенных групп лиц градация.

А. КОЛЕСНИКОВ: Можно, не знаю, можно действительно делать специальные эксклюзивные фильтры для социальных групп, например. Хотя меня тут же сейчас начнут ругать за то, что я занимаюсь, там…

М. АЛЕКСЕЕВ: Расслоением.

А. КОЛЕСНИКОВ: … экстремизмом, расслоением в обществе, да? Потому что на самом деле каждому по интересу можно сделать свою группу, но для этого совсем не обязательно рвать интернет на кусочки. Существуют другие технологии, другие принципы построения этого.

Понятно, что особые группы (например, дети, получающие за счёт государства в детском саду, школе и библиотеке бесплатный доступ в Интернет) вполне могут обслуживаться по «белому списку» тех ресурсов, доступ к которым финансирующие органы признали настолько полезным, что согласились оплатить его. Но такой фильтр должен ставиться в организации и никак на техническую связность Интернет влиять не должен. Любой, кто САМ платит за свой доступ (физическое или юридическое лицо) должен получать ПОЛНЫЙ доступ. И лишь по его просьбе ЗА ДОПОЛНИТЕЛЬНУЮ ПЛАТУ он может (например, в интересах детей) на свою квартиру (офис) поставить услугу фильтрации (по чёрному или белому списку), причём он должен САМ выбирать какие фильтры и от какого поставщика он готов применять

___________________________

Известия уточнили место эксперимента («Чистый интернет» Лига безопасного интернета дополнит «белым прокси»: Борцы с педофилией внедрят «умные фильтры», которые будут предоставлены всем интернет-пользователям Костромской области по умолчанию)… Вся эта затея (даже в облагороженном виде) звучит как мерзейшая попытка цензуры (цитирую целиком):

Лига безопасного интернета (ЛБИ) в рамках акции «Чистый интернет» запустит в Костромской области «умный фильтр», в который интегрируют как белые, так и черные списки. Наряду с этим интернет-провайдерам будет передан так называемый белый прокси — об этом «Известиям» рассказал исполнительный директор ЛБИ Денис Давыдов.

«Умный фильтр» — это программное обеспечение, над разработкой которого трудились сотрудники лиги. По словам Давыдова, главная цель фильтра состоит в защите пользователей от противозаконного контента — детской порнографии, пропаганды наркотиков и экстремизма. Фильтр не будет блокировать весь ресурс, а проанализирует внутренние ссылки «на лету»: когда пользователь зайдет на сайт и захочет нажать на какую-то ссылку, «умный фильтр» проверит контент, который скрывается за ссылкой и определит, допустим ли его показ или нет. При этом на скорость открытия новой веб-страницы это не повлияет — анализ будет проходить незаметно для пользователя.

Белые списки помогут избежать ошибок при фильтрации, а заодно снизят нагрузку на вычислительные мощности: если сайт внесен в белый список, то он не будет дополнительно обрабатываться фильтром. В белый список, например, внесут все СМИ. Правда, когда пользователь попытается зайти на сайт одного из них, ему сначала продемонстрируют страницу-заглушку с указанием возрастной категории СМИ. Что касается составления белых списков, то этим займутся эксперты лиги.

Кроме белых списков фильтр, созданный ЛБИ, будет содержать информацию о ресурсах из черного списка, который ведет Роскомнадзор (согласно закону «О защите детей от информации причиняющей вред их здоровью и развитию»). А поскольку не у всех провайдеров есть возможность блокировать ресурсы по URL, то Лига безопасного интернета передаст еще одно свое программное новшество, «белый прокси» — программное обеспечение, которое позволит блокировать по прямому адресу (URL) веб-ресурсы, попавшие в единый реестр запрещенных сайтов (черный список).

«Умный фильтр» будет предоставлен всем пользователям по умолчанию: в личном кабинете появится дополнительный пункт, поставив галочку рядом с которым, пользователь активирует фильтр. Будет ли этот пункт активирован для всех пользователей по умолчанию или нет, решат сами провайдеры.

Между тем защита пользователей от негативного контента уже давно и активно используется многими крупными ресурсами. Например, в социальной сети «В Контакте» при поиске видео по умолчанию включен фильтр безопасного поиска: если пользователь ищет видео по определенным ключевым словам, ему не выдадут ссылки на ролики с иным смысловым содержанием.

По словам председателя Пиратской партии России Павла Рассудова, самое главное, чтобы пользователь мог не только легко подключить «стерильный интернет», но и отключить его.

— Есть провайдеры, для которых включение или выключение такой услуги является платным, так как это связано, как правило, с переходом на новый тарифный план. Если это будет так, то у меня появятся вопросы к антимонопольщикам, — говорит Рассудов. — Лига придумала много красивых слов: «белый прокси», «белые списки», «умный фильтр». Посмотрим, как это будет работать на деле.

Фактически речь идёт о навязывании «самопальной» разработки. Как минимум, это требует денег на разработку и огромных денег на эксплуатацию (подключение миллионов «белых и пушистых» страниц в месяц). И деньги эти заплатит пользователь, который никогда на «плохие ресурсы» не ходил и ходить не будет. После всеобщего возмущения вдруг заговорили, что никто не будет требовать заявления «я хочу смотреть порнуху и насилие над малолетними» от тех, кто хочет снять применение фильтра «по умолчанию»….  Не даром наиболее приличный коммент звучит так:

Orwell George аплодировал бы…

И очень понравилось переложение старого анекдота на прогнозируемую действительность:

Я так думаю это будет как в СССР заходишь на 1 сайт там Путин, на другой там Путин, на 3тьем тоже Путин, а на 4 сидит генерал ФСБ и машет пальцем – допереключаешся у меня

Я думаю, что главная задача всей этой «дуроломи» – напугать интеллигенцию абсолютной цензурой в жёсткой форме настолько, что полная цензура в мягкой упаковке будет воспринята как меньшее зло и как заслуга властей …


Теги: , , , , , , , , , ,
Рубрика: Новости, Сопутствующие технологии, Фильтрация DNS, Фильтрация контента (цензура), Фильтрация поисковая, Цифровой контент, сервисы, ссылки на контент, фильтрация iP

2 комментария

еkniga rss

Ежедневник

Сентябрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30  

Архив

Рубрикатор

free counters
 
 

Рейтинг блогов

Рейтинг блогов