Как в клубе «HIBARI» встретились Люди и Кошки

Окт 28, 2012 | Автор: Центр рисованных историй РГБМ | Темы: Все публикации сайта, События

Я несколько раз начинала писать этот отчет и несколько раз стирала написанное… поскольку просто не знала, с чего начать, чтобы избежать банальностей (помните детский стишок: «Ложка – это ложка, ложкой суп едят. Кошка – это кошка, у кошки семь котят…»). Всем и так известно, кто такие котики, все представляют себе, как выглядят эти животные, и большинство совершенно точно испытывает тёплые чувства не только к живым представителям семейства кошачьих, но и к тем из них, кого можно увидеть на красочных фотографиях, картинах, открытках или рисунках. Как ни крути, кошки – это почти универсальные животные.

Октябрьская встреча манга-клуба «Hibari», как знают наши постоянные читатели, была посвящена феномену обожания (а иногда и обожествления) пушистых негодяев в нашей (и особенно – в японской) жизни.


Торжественная кошачья процессия (концепт-арт к аниме «Возвращение кота»)

Итоговая программа вечера была такова:

  • Олеся Ольгерд. Лекция «Тораномаки – тигриные свитки Японии»
  • Лидия Бабинцева. Обсуждение услышанного и общение.
  • «Возвращение кота»: мультфильм из коллекции РГБМ

Ну что же, всё прошло более чем хорошо, хотя мы и не успели пообщаться более неформально, за чашечкой чая: лекция Олеси Ольгерд оказалась чуть длиннее, чем ожидалось, из-за вопросов зала и большого количества примеров различных тораномаки, но, тем не менее, не стала менее интересной, а даже наоборот!

Ох, вы не были на клубе и не знаете, что такое тораномаки?..

Tora no maki (яп. «тигриный свиток», произносится тора: -но ма:ки) – это разновидность настенных свитков-какэмоно, украшающих аскетичный дизайн традиционного японского жилища. Разновидность, получившая своё название именно благодаря тому, что посвящена изображению «тора» – тигра (самой крупной и опасной кошки!).

Олеся рассказала о том, что в островной Японии, где отродясь не водилось тигров, о грозном и могучем животном узнали из китайских легенд и мифов. Произошло это в V-VI веке н.э., в период, когда Япония активно перенимала у Китая многие элементы культуры и быта, а также религиозных и философских учений. Слушатели узнали о единстве и противоположности стихий, об концепции Инь и Ян и о вечном борьбе-союзе Тигра и Дракона, воплощающих эти два принципа природной силы; о том, что Тигры входили в число животных, способных преодолевать границы между мирами и потому служили проводниками душ (психопомпами) – их нефритовые изображения клали в древние китайские гробницы.


Тигр и Дракон, Ветер и Вода, Ян и Инь


Ширма с изображением Дракона и Тигра

Мы выслушали ряд легенд и поверий, связанных с тиграми. Вот вы знаете, что однажды, на заре времён, священный тигр Хум чихнул – и у него из ноздри выскочил крошечный котёнок? Так в нашем мире и появились кошки, которых доселе не было. (Эта информация так впечатлила участников, что они до конца вечера периодически начинали подшучивать на тему забавного способа кошачьего появления на свет). Среди прочего, выяснилось, что на лбу тигра начертан священный иероглиф Ван (означающий «король», «владыка», «властелин»), и что мех тигра, прожившего пятьсот лет, становился белым. А тигр, отпраздновавший свой тысячный день рождения, по Млечному Пути отправляется жить в обитель Луны.


Интересны были легенды – о императоре Хуан-ди, мифической основателе китайского государства, который первым сумел приручить тигров, чтобы те стражались против его врагов на полях битв; об императоре Ву, чью гробницу охранял каменный тигр, способный оживать и карать расхитителей могил; о незаконнорожденном сыне одного из корейских князей – младенца сразу после рождения выбросили на болоте, чтобы скрыть факт грешной страсти, но ребёнка нашла и вскормила тигрица (позднее этот мальчик стал министром царства Чу, известным как Цзы-Вэнь).

Мы увидели множество изображений тигров, из которых самыми забавными были корейские. Дело в том, что вживую тигров видели немногие, довольствоваться приходилось рассказами охотников или воинов. Реалистичность изображений, сами понимаете, оставалась недосягаемой по тем временам роскошью.


Классичсекие корейские изображения тигров (примерно V-VI в.). На такие вот живописные шедевры ориентировались и японские художники.

Потом мы узнали, когда же всё-таки состоялась первая задокументированная встреча японца с живым и крайне озлобленным тигром. Случилось это в 545 году, когда самурай Касивадэ-но-Оми, высадившись на Корейском полуострове, разбил лагерь для ночёвки. Ночь выдалась страшная, с метелью и штормом. Сын Касивадэ отбился от лагеря и исчез. Наутро безутешный отец по следам на песке понял, что приходил тигр – и что сына ему больше не увидеть.


Гравюра Утагава Куниёси «Дитя, защищающее отца от тигра». При известной доле воображения, можно рассматривать эту гравюру как иллюстрацию к истории Касивадэ-но-Оми: шторм, ночь, спящий отец и проснувшийся мальчик, чья жизнь скоро оборвётся самым трагическим образом…

Мы послушали красочное описание смертельного боя, из которого самурай вышел победителем. Он был первым, кто доставил настоящую тигриную шкуру ко двору императора (но по тогдашним временам такую важную и практически священную вещь увидеть смогли очень немногие – только придворные; всем прочим японцам пришлось по-прежнему довольствоваться словесными описаниями и корейскими изображениями).

Живой тигр впервые был ввезён в Японию в 790 году как подарок императору. Его образ тогда запечатлел прославленный живописец Косэ-но Канаока, а его последователи тут же принялись копировать работы мастера. Так возникла «школа живописи тигров».

Олеся рассказала забавную историю о том, почему на рисунках некоторых художников тигр выглядел как странная смесь реалистичного и выдуманного животного. Оказалось, что, например, у мастеров Киши Ганку и Маруяма Окиё, творивших в эпоху Эдо, были «наглядные пособия»: у одного купленная за бешеные деньги мумифицированная тигриная голова, у другого – подаренная охотником безголовая шкура. Поэтому один мастер славился изображениями чрезвычайно выразительных грозных тигриных морд (с туловищами, как у любимого кота художника), а на рисунках другого красовались детально прорисованные мускулистые и реалистично-полосатые тигры с плоскими деформированными черепами (художник не очень хорошо представлял себе анатомию отсутствующего тигриного черепа…). Все прочие художники, не заморачиваясь, продолжали копировать корейский и китайские изображения, подмечая лучшие черты и у наших двух находчивых рисователей с натуры.


Тигры разных мастеров (слева направо): Киши Ганку, Маруяма Окиё, Катаяма Ёкоку и Кавабата

Со временем изображения тигров становились всё более похожими на оригиналы. Самым распространённым сюжетом для тораномаки был тигр в бамбуковых зарослях. Символика такого изображения могла по-разному читаться. По поверьям, тигр, несмотря на свою крупногабаритность, умеет скользить в шумящей от мельчайшего движения бамбуковой чаще совершенно беззвучно, и потому его появление всегда внезапно, непредсказуемо и смертоносно. Снабжённый соответствующими иероглифами, такой рисунок мог означать пожелание силы, власти, умения являться врагам «как снег на голову» и побеждать одним мощным ударом!

Тигр же, возлежащий на фоне бамбуковых гибких стволов, означал силу, спокойную и уверенную в себе, в сочетании со способностью склоняться перед ветром, как бамбуковый ствол – но не ломаться ни при каких ураганах, выпрямляясь снова и снова. Изображение тигра, застигнутого бушующим ветром в скрежещущих и гнущихся под ударами стихии зарослях могло читаться как напоминание о том, что даже мощь и сила земного властелина – ничто перед божественной силой, а также как намёк: переждать катаклизм обстоятельств порой полезнее, «согнувшись и припав к земле, как стебель бамбука», нежели «грудью идти на грозу» – когда утихнет шторм, бамбук выпрямится и продолжит зеленеть, а вот чрезмерно самоуверенный зверь рискует продырявить себе шкуру бамбуковыми бритвенно-острыми щепками и остаться без глаз.


Кано Цунэнобу «Тигр и бамбук» (прим. 1630 г.)

На самом деле рассказано и показано было ещё очень многое, что невозможно пересказать и показать (проще заново прочитать ту же лекцию). Закончилось выступление ответами на вопросы из зала. В общем и целом, и участники, и лектор остались весьма довольны вместе проведенным временем.

Далее я вновь встала у руля нашего котобуса и продолжила экскурсию по японским нравам и верованиям относительно кошек. Знаете ли вы, например, что в Японии есть остров Тасиро, который весьма мал по площади и немноголюден (по официальным данным, здесь проживает между 70 и 100 людьми населения, средний возраст которых равен 71 году)? И знаете, чем этот остров знаменит? Я рассказала участникам встречи, а теперь поделюсь и с вами. Он знаменит тем, что помимо одной сотни людей здесь живёт НЕСКОЛЬКО ТЫСЯЧ диких и домашних кошек, а прямо в центре этого небольшого кусочка земли есть самый настоящий кошачий храм!

Почитание японцами кошек не случайно: с открытием мореходства и развитием сельского хозяйства, в средние века на японских островах расплодились полчища крыс, сжиравших большую часть запасов и обрекавших трудолюбивых людей на голод. Проблему решили купцы, торговавшие с Китаем: в 6-м веке в Японию стали завозить кошек, которые и справились с проблемой.

А ещё японцы празднуют День кошек – 22 января. Считается, что этот день был выбран не случайно: слово «два» по-японски звучит «ни» (а в некоторых случаях, один из которых и стал поводом для учреждения неформального Дня кошки, «два» может произноситься игриво — «нян»; японцы же считают, что кошка мяукает не иначе как «нян-нян-нян»).

В завершение вечера мы посмотрели аниме-фильм режиссёра Хироюки Мориты «Возвращение кота», снятый студией «Ghibli» в 2002 году как адаптацию манги Аой Хиираги; это было последнее произведение из трёх, что отсняли для студии «Гибли» режиссёры-новоделы (наряду с аниме «Здесь слышен океан» и «Шёпот сердца»). Официальный перевод названия от компании CP Digital основан на выражении «Cat Returns a Favour» («Кошка возвращает добро»), сокращённом до «Cat’s return» («то, что вернула кошка»), и просто до двусмысленного «Cat Returns» («кошка возвращает»/«возвращение кота»); неофициальное название мультфильма в аниме-кругах – «Кошачья Благодарность». Примечательно, что один из главных персонажей — Кот Барон, встречается ранее в аниме «Шёпот сердца».


Самые усидчивые участники встречи, оставшиеся до конца вечера и посмотревшие вместе с нами «Возвращение кота». Наверное, самые большие почитатели кошачьего племени ^___^

История о доброй и несколько рассеянной девочке, спасшей жизнь коту и в итоге попавшей в Страну кошек в качестве невесты наследного принца – самое то, что нужно для того, чтобы понять: каждый поступок имеет свою цену, а коты правят миром, независимо от того, как они выглядят – как безумные сибариты, хмурые толстяки или утончённые денди. Но решать, чем и как обернётся их правление – всё-таки нам, девочкам, любящим кошек!

На следующей встрече мы поговорим об отношении японцев к окружающему пространству, природе и людям. Не пропустите! :)

Отчёт подготовлен
Лидией Бабинцевой и
Олесей «Olgerd» Шамариной

Теги:

Оставить комментарий

Spam Protection by WP-SpamFree