Графическое оформление рок-альбома: сильные позиции («Для тех, кто свалился с Луны» группы «АЛИСА»)

Фев 21, 2013 | Автор: Центр рисованных историй РГБМ | Темы: Все публикации сайта, Специалистам

Впервые опубликовано в: Плакущая А.Г. Графическое оформление рок-альбома: сильные позиции («Для тех, кто свалился с Луны» группы «Алиса») // Русская рок-поэзия: текст и контекст: Сб. науч. тр. – Екатеринбург; Тверь, 2011. – Вып. 12. – 300 с. – стр. 227 – 232

ISBN 978-5-7186-0387-3

Публикацию предоставил Юрий Доманский, доктор филологических наук, доцент кафедры теории литературы Тверского государственного университета, автор множества научных статей о рок-поэзии, член редакционной коллегии сборника научных трудов «Русская рок-поэзия: текст и контекст», научный редактор книги «Александр Башлачёв: стихи, фонография, библиография» и многих других.


Обложка в рок-альбоме является одной из сильных позиций и имеет свои характерные типологические, даже жанровые черты. Е.В. Войткевич отмечает типологическую близость альбомной обложки и обложки книжной [1], следовательно, все основные элементы книги (титульный лист, содержащий сведения о данном произведении печати, заголовочные данные, заглавие, подзаголовочные сведения о лицах, принимавших участие в работе, выходные данные и т.д.) функционально присутствуют и в обложке альбома. Однако по сравнению с обложкой книжной обложка рок-альбома несёт даже большую смысловую нагрузку.

Её концептуальность отмечаются и самими рокерами: «Оформление альбома должно являться продолжением того, что находится внутри него, – считает Гребенщиков. – Любая рок-группа может наполнить обложку определенным количеством тайнописей и знаков, которые затем интересно будет искать. Это и есть та мифологизация, которой занимается рок-н-ролл» [2]. А. Кушнир отмечает: «В идеальном варианте между музыкальным наполнением альбома и его зрительным образом должно происходить какое-то невидимое раскачивание, возникать некие вибрации, своего рода новая реальность. Собрание композиций выглядит не только как произведение звукового ряда, но и как самая простая форма видеоряда. Поддержанный визуальными образами, музыкальный материал приобретал определенную символику» [3]. Соответственно, при обращении к рок-альбому нельзя недооценивать роль визуального компонента, так как кроме информативной функции этот компонент ещё выступает и в функции эстетической.


[1] Войткевич Е.В. Смыслообразующая роль визуальной обложки в структуре рок-альбома // Русская рок-поэзия: текст и контекст. – Тверь, 2001. – Вып. 5. – С. 27.
[2] Цит. по: Кушнир А. 100 магнитоальбомов советского рока. – М., 1999. – С. 25.
[3] Там же. С. 22-23.


Мы рассмотрим обложку одного из альбомов группы «Алиса». В целом, графическое оформление дисков «Алисы» выдержано в единой стилистике, образуя как бы цельный ансамбль. Однако среди ряда обложек, выполненных в классической для группы красно-чёрно-белой гамме (также с использованием светлых или приглушённых тонов), выделяется графика альбома «Для тех, кто свалился с Луны» 1993 года. Эта яркая картинка, больше похожая на иллюстрацию к сказке, вмещает в себе знаковые элементы славянской мифологии. Изображены, правда, лишь представители «тёмных» сил, персонажи загробного мира. В оформлении данной обложки можно выделить четыре основных компонента:

  1. Фоновая иллюстрация.
  2. Передний план с изображением Константина Кинчева (правда, смещённый от центра вправо).
  3. Орнамент по периметру.
  4. Кайма из букв за орнаментом.


Примечательно, что Луна на обложке представлена в двух ипостасях: заглавие «Для тех, кто свалился с Луны» написано в правом нижнем углу, а изображение Луны помещено и в левом верхнем углу, и на татуировке на плече Кинчева. То есть этот элемент проецируется и на тексты альбома, и на визуальную его часть – обложку.

Рисунок Луны является частью фоновой иллюстрации на обложке. Под полной Луной располагаются русалки с черепом в болоте, чёрт, леший, мухоморы, избушка на курьих ножках, Баба-Яга, летящая в ступе, птица Сирин [4]. Все эти элементы славянской мифологии соотносятся с Луной. А поскольку «мифологическая семантика Луны базируется на ассоциации ночного светила со смертью и загробным миром – местом обитания потусторонних персонажей (в том числе душ умерших)» [5], логика изображения на обложке представителей этого самого загробного мира становится понятной.


[4] В связи с изображением Сирина возникает отсылка к «Русскому альбому» (1992 год) Бориса Гребенщикова. Обложка данного диска выглядит следующим образом – на тёмно-синем фоне полная Луна, в центре которой Сирин.

[5] С.Ю. Неклюдов. Литература как традиция // Россика / Руссистика / Россиеведение. Кн. 1. Язык. История. Культура. – Отв. ред. Е.И. Пивовар. – М.: РГГУ, 2010. – с. 312-359.


Важно и то, что удваивается не только изображение Луны, но и вся иллюстрация на обложке. На левом плече изображённого на первом плане Константина Кинчева расположена татуировка, соотносимая с фоном – горящая избушка на курьих ножках, мухоморы, летящая на фоне полной Луны Баба-Яга. Но в то же время сказочный мир, перенесённый на человека, подвергается изменению – выстроившаяся система мифологических элементов рушится (избушка Яги охвачена пламенем). Так, две картинки формируют своего рода событийный ряд, который можно рассматривать в двух вариантах: во-первых, рисунок-татуировка может являться продолжением фоновой иллюстрации; во-вторых, рисунок-татуировка может рассматриваться как альтернативное развитие фона. В обоих случаях изображение на плече Константина Кинчева свидетельствует об уничтожении сказочного мира при соединении его с человеком. Этот мир может лишь оставаться в сознании человека и возникать только как видение.

Элементы славянской мифологии графически представлены и в орнаменте, обрамляющем иллюстрацию. Он выполнен в трех цветах – приглушенных тонах красного, жёлтого и зеленого. Данный орнамент включает в себя четыре основных типа: сверху и снизу – фантастический (изображение птиц Сиринов), по бокам – сочетание геометрического (солнцевороты), растительного (грибы) и животного (ящерицы) типов орнамента. По внешней границе орнамента следует кайма, представляющая собой словесное послание, выполненное шрифтом, стилизованным под старославянское письмо:

«Тем, кому полнолунье наполняет сердца тоской о потерянной Родине и гонит из сонных домов в ночь, чистую, трепетную, вечно юную ночь, к вам, цветы не от мира сего, к вам, упавшие с Луны братья и сёстры, обращаю я слово своё: я проведу вас тропою тайны, где на лесных полянах из трав заповедных готовят напиток любви колдуны, где раз в году цветок папоротника лопается красным сполохом, где ты – это я, я – это ты, там, и только там, – мы вместе!».

Здесь экспликация известного предания о цветущем папоротнике неожиданно завершается фразой «мы вместе!», которая является автоцитатой, отсылающей к заглавию-рефрену первой песни первого алисовского альбома «Энергия» (1985 г.). Данная цитата стала своего рода девизом группы и её поклонников, и в контексте приведённого выше послания она сохраняет эту коннотацию, так как находится в сильной позиции, отделена от остального текста тире и завершается восклицательным знаком. В послании, помимо того, почти повторяется заглавие «Для тех, кто свалился с Луны» – «к вам, упавшие с Луны», то есть происходит удвоение, подобное удвоению иллюстрации, но уже на вербальном уровне. В итоге усиливается заданный в заглавии мотив безумия, в свою очередь устойчиво связанный с мифологической семантикой Луны.

Так, первый структурный компонент обложки – лицевая её сторона – в своём сочетании вербального визуального и невербального, но тоже визуального компонентов реализует знаковые элементы славянской мифологии на двух уровнях: графическом и словесном.

Уже здесь возникают некоторые ключевые мотивы альбома:

  • мотив Луны, эксплицированный вербально в заглавии и в «послании», и визуально – на иллюстрациях фона и тату;
  • мотив безумия, выраженный вербально через фразеологизм «свалиться с Луны» и визуально через изображение сказочного мира, которое может быть истолковано как видение безумца.

Мотив безумия находит своё продолжение и на следующем визуальном уровне восприятия, который появляется при открывании коробки диска. На внутренней стороне обложки размещён список названий песен и эпиграф к альбому. В качестве эпиграфа взята цитата из произведения Германа Гессе «Степной волк»: «Только для сумасшедших, плата за вход – разум». Являясь элементом заголовочно-финального комплекса, промежуточным звеном между заглавием всего альбома и последующим текстом, эпиграф взаимодействует как с первым, так и со вторым. Сама фраза «Только для сумасшедших, плата за вход – разум» эксплицирует опорный в эпиграфе мотив безумия.


Через эпиграф к тексту-рецепиенту подключается текст-источник. Так, в романе Германа Гессе фраза, ставшая эпиграфом, возникает в связи с появлением Магического театра в жизни Гарри Галлера:

«- Потерял номерок? – спросил какой-то случившийся рядом красно-жёлтый чертёнок пронзительным голосом. – На тебе мой, приятель! – И он уже протянул мне свой номерок. Когда я машинально взял его и стал вертеть в пальцах, юркий коротышка уже исчез. Поднеся, однако, эту круглую картонную бирку к глазам, чтобы разглядеть номер, я увидел вместо него какие-то мелкие каракули <…> Мелкими, спотыкающимися, неразборчивыми буквами было нацарапано:

Сегодня ночью с четырёх часов магический театр
только для сумасшедших
плата за вход разум.
Не для всех. Гермина в аду»[6]

[6] Герман Гессе «Степной волк».

Магический театр – важнейший мотив романа Гессе, обозначающий некое волшебное зеркало души. Это воображаемое игровое пространство, в котором, как в театре, разыгрываются сцены внутренней жизни героя. По мысли Гессе, оказаться зрителем этого театра можно посредством «магии», подразумевающей снятие противоречий между «внешним» и «внутренним», то есть превращение внутренних процессов душевной жизни героя в зрительно воспринимаемые события. В этой логике «лунный» альбом «Алисы» соотносится с Магическим театром Гессе.

Можно провести параллель между картинной галереей внутреннего мира героя Гессе и текстами альбома, предполагающими попытку отражения внутреннего мира героя Кинчева. Сам Константин Кинчев в одном из интервью отмечал «Я сам человек нежесткий, решил немного приоткрыть свой внутренний мир. Послание это предназначалось не всем прежде всего людям не от мира сего, поэтому и называлось “Для тех, кто свалился с Луны”» [7]. «Не от мира сего», «упавшим с Луны» то есть людям не таким, как все, ненормальным, безумным. Здесь также срабатывает семантика архетипа Луны: обращение к внутреннему миру души [8] и устойчивая связь с Луной мотива безумия [9].


[7] «Время Z» – журнал для интеллектуальной элиты общества
[8] Щепановская Е.М. Мифологические архетипы как ядро понимания ментальности наций
[9] С.Ю. Неклюдов. Литература как традиция // Россика / Руссистика / Россиеведение. Кн. 1. Язык. История. Культура. – Отв. ред. Е.И. Пивовар. – М.: РГГУ, 2010. – с. 312-359.


Тексты альбома поделены на две части – «для тех» и «о тех». Это указывает на то, что альбом нацелен не только на отображение внутреннего мира его героя («о тех»), но и, подобно Магическому театру, на отображение внутреннего мира обратившегося к нему («для тех») («о тех» и «для тех» предполагает слияние, единство субъекта и объекта, которое соотносится также с прописанным на обложке девизом «мы вместе!»).

Даже на вербальном уровне текст послания на обложке альбома перекликается с текстом романа Гессе:

Отметим один частный, но важный пример взаимодействия альбома и романа. В списке песен, который располагается над эпиграфом, под номером один находится песня «Театр». Поставленная в сильную позицию, она также, как название и эпиграф, влияет на предпонимание последующего текста, задает необходимый настрой. При этом текст песни «Театр» вновь отсылает к роману Германа Гессе и его Магическому театру. В романе события, которые привели Гарри Галлера в театр начинаются около часа ночи: «…около часу ночи, злой и разочарованный, я стал пробираться к гардеробу, чтобы надеть пальто и уйти». В «Театре» К. Кинчева: «Я начинаю играть в игру, когда на часах – час». Далее у Гессе «…и покажу вам свой маленький театр»; у Кинчева: «Маленький, забытый всеми театр».

Театральность альбома «Для тех, кто свалился с Луны», как характерная отличительная черта неоднократно отмечалась. «Вся драматургия альбома от первой до последней песни очень чётко выстроена с расчетом на театрализацию», – заметил звукорежиссер А. Худяков [10]. В книге «Алиса. 100 страниц» об альбоме говорится, что он насыщен элементами театра с воображаемыми декорациями и костюмами [11].


[10] «Время Z» – журнал для интеллектуальной элиты общества
[11] Троегубов В., Челищева Н. Алиса. 100 страниц. – М., 2003.


Таким образом, графическое воплощение диска «Для тех, кто свалился с Луны», представленное на двух уровнях визуального восприятия, посредством вербального визуального и невербального визуального компонентов эксплицирует ключевые мотивы альбома: мотив Луны, мотив безумия и мотив театра. Эти мотивы выстраиваются в систему, при этом каждый мотивоформирующий компонент усиливает или даже наращивает семантику двух других. Так, лексема «Луна», которая присутствует в заглавии, изображена на фоновом рисунке обложки альбома. Изображение Луны и сказочного мира под ней удваивается на переднем плане на татуировке Константина Кинчева. Таким образом, сказочный мир соединяется в систему с человеком. Целостный мир лицевой стороны обложки обрамляется словесной каймой, содержащей послание, которое усиливает мотив безумия, имплицитно заданный еще в заглавии. Этот же мотив является опорным в альбомном эпиграфе, который открывается на следующем визуальном уровне восприятия – на внутренней стороне коробки диска. Эпиграф в свою очередь подключает к системе оформления альбома мотив театра, отсылая к Магическому театру из романа Германа Гессе. Далее мотив театра эксплицируется в первой песне альбома – «Театр».

Так, визуальное оформление альбома «Для тех, кто свалился с Луны» представляет синтез славянской мифологии (отображенной на лицевой стороне обложки) и литературы новейшего времени. В результате формируется целостный мир, где через мотив безумия переплетаются архаика и современность, жизнь и театр, мир потусторонний и реальный мир.

А.Г. Плакущая (Тверь)

Другие материалы по проекту

Теги:

Один комментарий to “Графическое оформление рок-альбома: сильные позиции («Для тех, кто свалился с Луны» группы «АЛИСА»)”

  1. Что же Вы, уважаемая, так подробно разобрав обложку, и словечком не упомянули об Иване Яковлевиче Билибине?

Оставить комментарий

Spam Protection by WP-SpamFree