Страшные сны Альфреда Хичкока

Сен 26, 2013 | Автор: Центр рисованных историй РГБМ | Темы: Все публикации сайта, События

Друзья, очередной сезон киноклуба «Бардо» открыт! Первая встреча состоялась 20 сентября, а темой собрания было творчество Альфреда Хичкока. Предлагаем вашему вниманию небольшой отчет-размышление о прошедшем мероприятии. Кстати, темы для следующих встреч в новом сезоне уже определены… Но вернемся к Хичкоку…

Во вступительной части мы пытались разобраться, кто же он такой, мистер Хичкок, всматриваясь в его фотопортреты, сопоставляя различные детали биографии и знакомясь с взглядами режиссера на жизнь, кино и способ рассказывания киноисторий. Участники встречи отметили, что даже в его имени есть что-то хищное. Само имя «Хичкок» звучит как некий трюк, фокус.

Далее мы перешли к основному блюду, а именно просмотру фильма «Ребекка» (1940 г.) – после которого провели небольшой разговор, посвященный впечатлениям от фильма.

Мы выбрали эту картину для нашего просмотра не случайно. В фильмографии Хичкока она  стоит некоторым «особняком». Она не относится к визитным карточкам Хичкока, таким как «Психо», «Птицы», или «Окно во двор» и отличается от общей хичкоковской стилистики. Сам режиссер не признавал эту картину полностью своей: «…её не назовешь фильмом Хичкока. – Говорил он. – Это так, романчик. История архаичная, относящаяся к дамской литературе, против которой я ничего не имею, но не могу отрицать, что ей крепко не хватает юмора».

И тем не менее нужно признать, что фильм не менее замечательный, чем упомянутые «хиты» мэтра. Но самое главное, сейчас в 2013 году фильм смотрится живо и способен вызвать яркую эмоциональную реакцию у зрителя, что и подтвердила наша встреча. В этой статье я записал некоторые мысли, которые прозвучали или родились на нашей встрече по ходу просмотра и последующего обсуждения.

Синопсис. Юная робкая компаньонка старой дамы чудесным образом выходит замуж за импозантного владельца Мэндерлей, первая жена которого, Ребекка, умерла при загадочных обстоятельствах. По приезде в роскошный фамильный особняк новобрачная чувствует себя неуютно. Чувство неуверенности усиливает присутствие зловещей и властной экономки миссис Дэнверс, чья одержимая привязанность к Ребекке проявляется в открытой враждебности к новой хозяйке. Когда же открываются новые неприглядные факты о смерти Ребекки, миссис Дэнверс поджигает дом и кончает самоубийством. Гибель Мэндерлей и смерть мучительницы кладут конец страданиям героини.

Незримое присутствие

Особый интерес представляет то, как складывается и раскрывается образ Ребекки. Мы не видим её ни разу на экране ни в воспоминаниях, ни на фотографиях. Мы не знаем, как она вглядела при жизни. Однако тем ощутимее сила её присутствия в фильме в виде незримого духа который накладывает отпечаток на всё происходящее. Она живет в фильме, оказывая влияние на судьбы персонажей. Её образ роковой женщины в течении фильма претерпевает любопытные метаморфозы. В начале  она воспринимается, как недостижимый идеал красоты, элегантности, аристократизма, вызывающий благоговение и трепет, затем же она низвергается до злой коварной и распутной силы, ведущей к погибели.  И всё это происходит в нашем воображении и воображении героини Алисии.

По мере этой трансформации Алисия взрослеет.

Зачарованное царство

Аристократическое поместье – замок Мандерлей представляет из себя особое пространство. Его можно назвать заколдованным или зачарованным царством. После смерти Ребекки время здесь остановилось. Всё здесь живет под знаком Ребекки. Повсюду её следы, её вещи. В некотором смысле поместье превратилось в храм умершей богини, а миссис Дэнверс, как её жрица, делает все, чтобы сохранить связь с духом умершей.

Фильм открываетя удивительным кадром: Ночью в тумане мы видим красивые закрытые ворота поместья. Женский голос сообщает нам «Прошлой ночью мне снова приснилось, что я возвращаюсь в Мандерлей» Словно «дух, наделенной таинственной силой», взгляд камеры проникает сквозь закрытые ворота и камера въезжает по заброшенной ночной тропинке в тумане к замку, и мы видим его стены. И вот под каким то углом кажется, что в окнах замка горит свет. Однако камера едет дальше и мы видим,что это иллюзия, созданная причудливым светом луны, на самом деле замок представляет из себя мертвые руины. «Мы больше никогда не вернёмся в Мандерлей, Никогда.» – сообщает голос, – И всё-таки иногда в своих снах я возвращаюсь туда…»

Замок Мандерлей превращается в метафору прошлого, как такового, которое покрылось романтическим ореолом и представляет из себя нечто манящее и желанное, но в тоже время скрывает в себе жестокое травматическое переживание, не отпускающее человека.

Соответствовать воображаемому образцу

Попав в Мандерлей Алисия чувствует себя крайне дискомфортно. Будучи простой девушкой, оказавшейся среди всей этой аристократической роскоши, она ощущает свою неполноценность, чувствует, что не соответсвует обстановке, ей кажется, будто все окружающие сравнивают её с предыдущей хозяйкой, она боится прислуги, заискивает перед ней, не знает как себя вести. Казалось бы свершившаяся мечта оборачивается для неё кошмаром. Она утрачивает себя. Особенно ярко это проявляется в сцене, когда звонит телефон, она берёт телефоную трубку и отвечает: «Миссис де Винтер? Боюсь Вы ошиблись, Миссис де Винтер вот уже год, как умерла», – и только потом, положив трубку, соображает, что она и есть миссис де Винтер.

Большую часть фильма она стремится соответствовать воображаемому образцу, идеалу, заменить Ребекку для Максимиллина. Это напоминает классическую ситуацию для вселенной Хичкока, когда человека принимают не за того, кто он есть на самом деле. Здесь же она вынуждена выдавать себя за другую. Вернее она думает, что Максимиллиан  ждет от неё именно этого, будто она сможет быть достойной заменой Ребекки, понимая, что такая позиция заведома ведёт к проигрышу.

Изгнание демонов прошлого

Первая же сцена уже содержит в себе всё содержание фильма. Максимиллиан стоит на обрыве и вглядывается с высоты в бушующее море. Мы видим волны разбивающиеся о скалы. Он медленно делает шаг вперед … И вдруг женский голос останавливает его: «Не надо! Остановитесь!»

По большому счету фильм демонстрирует нам курс исцеления душевной травмы.

Алисия входит в мир Максимиллиана, чтобы спасти его от демонов прошлого, спасти от самоубийства и сумасшествия.

Тема воспоминаний проходит лейтмотивом через весь фильм. Весь фильм – это воспоминание, через сновидение. В одной из сцен Алисия говорит: «Мне хотелось бы хранить воспоминания, как духи, которые никогда не выдыхаются и не надоедают, и чтобы я, когда мне захочется, могла бы открыть их как флакончик и пережить свои воспоминания снова». На что Максимиллиан отвечает: «Иногда в них хранятся демоны, которые заставляют тебя помнить то, что ты хочешь забыть.»

Зло в фильме персонифицируется в миссис Дэнверс. Любопытно, что Максимиллиан понимая какое негативное влияние оказывает миссис Дэнверс,  не делает ничего, чтобы избавится от неё, например, уволить. Она заявлена, как некая данность, как неотъемлимая часть поместья. Любопытно также, что, стараясь забыть Ребекку, Максимилиан живет в доме, где всё напоминает о ней. Поместье Мандерлей – это воплощенный внутренний мир Максимилиана, порабощенной Ребеккой. И освободится от этого порабощения можно только уничтожив поместье.

Теги:

Один комментарий to “Страшные сны Альфреда Хичкока”

  1. Кира Мельник:

    Спасибо за встречу и за небольшой рассказ о Хичкоке, который поведал мне о самом режиссере как о необычном человеке. Сама я к фильмам Хичкока никогда не испытывала никакой симпатии. В детстве смотрела «Птицы» дома с родителями, была в ужасе и с тех пор к работам режиссера больше не прикасалась, да и самим режиссером не интересовалась. Потому было интересно послушать о нем.

    На протяжении всего фильма я ждала появления чего-то зловещего, чтобы можно было вскрикнуть от ужаса. Например, появления призрака в образе Ребекки или же какого-то ненормального человека-убийцу. Именно таким мне запомнился Хичкок с детства. И по окончании фильма для меня открылось, что режиссер может быть и таким: снимать просто фильмы о людях.

    Меня зацепила миссис Дэнверс, ее нездоровое желание сохранить все, что связано с умершим человеком даже ценой чужой жизни. Вероятно, люди в таких ситуациях считают, что у них что-то крадут, вырывают с корнем, и им необходимо быть стойкими, чтобы никто не смел и подумать забыть хоть на секунду человека, которого больше нет. Можно ли таких людей, как миссис Дэнверс, понять и простить? Думаю, да. Но было бы лучше сберечь тепло, а не холод. Сохранить вещи человека, но не все, что-то можно подарить или раздать другим людям – будто умерший человек общается с другими, даже помогает им чем-то, может принести и радость. Он может жить в других. А холод – это трястись над каждой деталью и требовать от окружающих того же, которые вскоре начинают ненавидеть умершего из-за этого. Миссис Дэнверс дышала Ребеккой и не смирилась с ее смертью. Она сохранила все-все в доме, даже воздух ушедших лет. Теперь это единственный смысл ее жизни: пока жива она, жива и Ребекка. Все же это человеческая боль, с которой не все могут справиться.
    Интересно, если бы в те годы уже было клонирование, миссис Дэнверс пошла бы на это? Думаю, разумеется да.

Оставить комментарий

Spam Protection by WP-SpamFree