Магический реализм Терри Гиллиама и Тима Бёртона

Ноя 18, 2014 | Автор: Алим Велитов | Темы: Все публикации сайта, События

Итак, в конце октября состоялась очередная встреча киноклуба «Бардо», который в этом сезоне самым пристальным образом исследует зону магического реализма. Магический реализм – это художественный метод, в котором фантастические, волшебные, сверхъестественные, сказочные и мифологические элементы включены в реалистическую картину мира.



Магический реализм в картинах Роберта Гонсалеса

В магическом реализме мир потусторонний и мир земной накладываются друг на друга: один просвечивает сквозь другой, за привычной нам реальностью обнаруживается другое, более глубинное измерение. Туман обыденности рассеивается и то, что казалось невероятной выдумкой, оказывается правдой.


Пол Дельво «Одиночество»

На первый взгляд, само определение «магический реализм» уже содержит в себе противоречие. Оксюморон. Соединение несоединимого. Мы привыкли, что реализм противопоставлен магии, что совместить их довольно проблематично.

Однако сама природа кинематографа невероятно близка магическому реализму. Кино предельно реалистично (по сравнению с другими формами искусства) отображает окружающий мир – и в то же время в нём присутствует нечто сверхъестественное. Любой, даже самый документальный фильм создаёт свою параллельную реальность, находящуюся в оппозиции к повседневности. Процесс демонстрации кинофильма – это как бы проецирование мира внутри мира.


Фрагмент документального фильма о магическом реализме
латиноамериканских писателей (на англ.яз)

В магическом реализме часто присутствует некая двойственность. События имеют как обыденное, так и сверхъестественное объяснение. Происхождение волшебных событий защищающееся восприятие может трактовать как безумие, сновидение, галлюцинацию, изменённое состояние сознания в результате приёма психоделических веществ, психоз или шизофрению. Но если изменить призму восприятия, происходит сдвиг в сознании – и мы сами попадаем в реальность мифа, сказки, волшебного мира, где действуют уже совершенно другие законы и другая логика.


Магический реализм в картинах Роберта Гонсалеса

Магический реализм как художественный метод, с точки зрения современного искусствоведения, имеет латиноамериканские корни; когда говорят о магическом реализме, в первую очередь вспоминают творчество Алехо Карпентьера, Хорхе Луиса Борхеса, Габриэля Гарсиа Маркеса. Героями произведений, созданных в стиле магического реализма, часто являются люди другой культуры – например, южноамериканские индейцы либо негры; они рассматриваются как существа, обладающие совершенно иным типом мышления и событийного мировосприятия, экзотичного для среднего европейца. Их дорациональное сознание и магическое мировидение делает весьма проблематичным, а то и невозможным взаимопонимание с «белым человеком, превыше всего ставящим рациональность и строгий порядок».

А нам, как участникам киноклуба, стало очень интересно узнать, как же в современном мире, из которого вроде бы изгнано всё волшебное, в котором царствуют материализм и технический прогресс, в котором всё сильнее культ потребительского отношения ко всему окружающему – как отыскивают себе дорогу упрямо пробивающиеся ростки магического?

Вот почему на встрече 6 ноября в прицеле нашего внимания оказались два режиссера – Терри Гиллиам и Тим Бёртон. Оба они в чём-то схожи по своему мироощущению, но кое в чём существенно различны. Так, они оба создали в своем творчестве очень яркую визуальную эстетику. И оба начинали в анимации: Гиллиам делал феерические заставки для телевизионного шоу «Летающий цирк Монти Пайтон», фонтанировавшего сюрреалистическим абсурдом, а Тим Бёртон работал аниматором на студии Диснея (и немного позднее самостоятельно снял шестиминутную короткометражку «Винсент» о мальчике с раздвоением личности, бурной фантазией и злобными помыслами).

Вот характерные высказывания наших героев:

«Лучшее искусство порождается болью. У меня хватит боли на десяток отличных фильмов. Только выпишите мне чек, чёрт побери!»

«Не знаю, кто придумал термин «магический реализм», но мне он нравится. Он говорит о расширении видения мира. Ведь мы живем в эпоху, когда в нас вколачивают мысль, что мир — такой, и никакой другой. С телеэкрана и отовсюду нам твердят: «Вот он какой». Но мир — это миллион возможностей!»

Терри Гиллиам

«Что для одного – сумасшествие, для другого – реальность.»

«Меня всегда понимали неправильно. Знаете, я могу хоть клоуном одеться и смеяться вместе с веселой толпой, но обо мне все равно скажут, что я угрюмый тип.»

«Безумие, некоторым ужасным образом, – наивысшая свобода, доступная человеку, поскольку он тогда не ограничен рамками общества.»

Тим Бёртон

Коренное же их различие – в проповедуемых кредо. Визуальными символами творчества Тима Бёртона могли бы стать скелет, череп, Джек-Тыквенная-Голова, Хеллоуин, «данс макабр» (пляска смерти) – проще говоря, нечто зловещее, мрачное, готическое, связанное с загробным миром. А вот типичные герои, символизирующие стиль Терри Гиллиама – Мюнгхаузен и Дон Кихот, безумцы, одержимые своими фантазиями, но переполненные безудержной жизненной энергией.

Обратившись к кинематографическому наследию этих прекрасных людей, мы так увлеклись разговором о фильме Терри Гиллиама «Король-рыбак», что даже не успели дойти до бёртоновской «Крупной рыбы» (возможно, придётся устраивать дополнительную встречу, посвященную этому фильму – почему бы и нет?). Сравнить эти две картины стало домашним заданием для участников клуба.


Терри Гиллиам «Король-рыбак» (трейлер)

«Король-рыбак», на наш взгляд, является наиболее замечательный примером современного магического реализма в его кинематографическом воплощении; здесь раскрывается сам механизм возникновения этой магии. Мы становимся свидетелями того, как человек из обычной реальности «выпадает» в реальность мифа. И вот уже по улицам Нью-Йорка скачет красный рыцарь на огнедыдышащем коне и особняк на Манхэттене превращается в средневековый замок; а если ты жаждешь исцелиться и искупить грехи в этом странном мире, нужно всего лишь отыскать священную чашу Грааль – кубок, хранящийся в шкафу некоего миллионера.

Событийная канва фильма довольно примечательна: Джек Лукас (Джефф Бриджес) – самовлюблённый радиоведущий с непомерно раздутым эго, в бездумно-весёлом приступе цинизма советует во время одной из своих передач слушателю-неудачнику пойти да и разделаться со счастливчиками. В шутку, конечно же. А тот возьми и застрели семь человек в городском кафе…

Карьера Джека, до этого дня шедшая в гору, в одночасье рушится, и самого его охватывает невыносимое чувство вины. Он с головой погружается в бездну алкоголизма и упивается своей болью и отчаянием, годами живя в них.

И вот наступает самый критический момент, когда он, опустившийся и истощённый, уже готов покончить с собой из-за лютого самоедства, валяясь на свалке под мостом. Именно в этот миг, когда оголтелые хулиганы собираются облить его бензином и сжечь, его спасает сумасшедший бомж Перри (Робин Уильямс). Как выясняется в дальнейшем, Перри – бывший профессор, гений и сумасшедший, ангел-оборванец, потерявший жену, дом и рассудок вследствие именно того неосторожного заявления Джека по радио… Это одна из самых сильных ролей Уильямса.


Терри Гиллиам «Король-рыбак» (фрагмент)

Вместе Джек и Перри вступают на путь исцеления и искупления. И тут очень важен способ, которым они этого достигают. Чтобы исцелиться, Джеку необходимо отказаться от своего обычного восприятия мира, поверить в кажущуюся нелепицу и «совершить подвиг», сделать нечто сказочно-символическое – выкрасть у богача чашу Грааля (чем-то это напоминает фильм «Ностальгия» Андрея Тарковского, где герою, чтобы спасти мир, непременно нужно пройти со свечой через источник вод, в роли которого выступает старинный римский бассейн).

Так действие в пространстве мифологического мира становится исцеляющим фактором для мира реального. Таким же образом и в нашей «обычной» жизни мир сновидений даёт человеку шанс решить или компенсировать те проблемы, которые не получается разрешить днём во время бодрствования рационального мышления.


Андрей Тарковский, «Ностальгия» (фрагмент)

В итоге встречи мы пришли к заключению, что магический реализм – один из мощнейших инструментом рассмотрения мира во всей его полноте и многомерности. Этот удивительный жанр вбирает в себя «мир дневной» и « мир ночной», показывая их нерасторжимое единство и цельность.

Алим Велитов

Теги:

Оставить комментарий

Spam Protection by WP-SpamFree