«Green Lantern/Green Arrow»: вопросы без ответа

Сен 23, 2015 | Автор: Алексей Волков | Темы: Все публикации сайта, События

5 сентября клуб «Четвертая стена» после коротких летних каникул открыл свой «второй сезон». В прошлом сезоне, с сентября 2014 по июнь 2015 г. Алексей Волков и Кирилл Кутузов, администраторы сообщества Old Komix, знакомили посетителей этих встреч с историей американских комиксов, преимущественно обсуждая период расцвета индустрии в её Золотом и Серебряном веках. Теперь же настало время более сложных периодов и более противоречивых историй.



Fourth Wall Assemble!

Темой для первого осеннего заседания-2015 стал ключевой комикс ранних 1950-х — серия «Green Lantern/Green Arrow» («Зелёный Фонарь/Зелёная Стрела») за авторством Дэнни О’Нила (Denny O’Neil) и Нила Адамса (Neal Adams). Современным читателям она известна именно под таким названием, выпускаемая сейчас в формате «графического романа», и вряд ли способна вызвать сильные эмоции. Для читателя же начала 1970-х те изменения, которые О’Нил и Адамс внесли в ежемесячную серию «Green Lantern» были чем-то из ряда вон выходящим.

Чтобы лучше понять, что же такого сценарист и художник наворотили, в состоявшейся лекции мы сперва обратились к истории Зелёной Стрелы и Зелёного Фонаря.

Стрела — он же богач Оливер Куинн, наряжающийся Робин Гудом и сражающийся с бандитами посредством разнообразных стрел — был создан на волне популярности Бэтмена как своеобразный запасной вариант. Издательство National в начале сороковых не было подлинным владельцем прав на многих героев, которые ныне считаются неотъемлемой собственностью DC Comics, поэтому редактору Морту Вейзингеру (Mort Weisinger) пришлось спешно придумывать собственные аналоги. Зелёная Стрела успешно существовал на протяжении сороковых и пятидесятых — благо, над ним работали отличные сценаристы и художники, а выход историй про него под одной обложкой с похождениями Супербоя, подростковой версии Супермена (самого раскрученного тогда героя издательства), обеспечивал Стреле стабильный успех у читателей на протяжении самых тяжёлых для жанра супергероики лет. В шестидесятые О’Нил и Адамс на волне «супергероев с реальными проблемами», поднятой Marvel, сделали героя не из классического «богача в маске», а из разорившегося виджиланте с весьма левыми взглядами.

Вместе с новым экономическим положением и взглядами на жизнь, Куинн получил стильную бородку. Зелёный Фонарь же (а точнее, его вторая версия из Серебряного Века, лётчик-испытатель Хэл Джордан) был космическим полицейским, представителем корпуса Зелёных Фонарей — владельцев колец, с помощью которых они способны создавать из некоего «твёрдого света» любые объекты. Ведущий свою литературную родословную от цикла «Дока» Смита о Ленсменах (Lensman), он был крайне популярен в начале шестидесятых, но оказался малоинтересен публике к концу десятилетия.

О’Нил и Адамс начали с того, что столкнули героев в неоднозначной ситуации с негодяем-домовладельцем, заставив бравого Фонаря постепенно усомниться в своей картине мира (похожий прием используется, например, в «Секретных материалах»).

А дальше оба супергероя вместе с одним из Стражей, «работадателей» Хэла Джордана по части Корпуса, отправляются в путешествие в поисках Америки — на манер одноименной книги классика американской литературы Джона Стейнбека. Среди прочего они умудряются попасть в Галактический суд, где обнажается порочность судебной системы как таковой. В одном из номеров возникает Джон Стюарт, первый чернокожий Зелёный Фонарь и первый супергерой-афроамериканец во Вселенной DC. Приключения героев вовсе не становятся банальным фоном, на котором сценарист пишет свои социальные комментарии; наоборот, всё очень удачно скомбинировано (что у сторонников «реализма» вызывает упреки по части мнимой наивности комикса). Сюжет же о том, как Спиди, напарник Стрелы, оказался наркозависимым, стал одним из первых, заслуживших внимание серьёзной прессы, но и достаточно далеким от банальной эксплуатации темы (как это сделали чуть раньше в Marvel).


«Мой воспитанник – наркоман!»
«Стрела, у тебя на всё всегда найдётся готовый ответ.
Но что ты скажешь на это?..»

Наравне с серией, позже получившей название «Wrath of the Spectre», «Фонарь/Стрела» оказался одним из выдающихся мейнстримовых комиксов начала 1970-х… и, аналогично «Гневу Призрака», — финансово неуспешным. Оказав влияние на молодых авторов, он тихо ушёл в тень и был невостребован до восьмидесятых, когда DC переиздали его; тогда-то он и получил заслуженное место в пантеоне классических историй о супергероях, обязательных к прочтению.

На следующей встрече, которая состоится 10 октября, мы погрузимся в историю комиксной индустрии 1970-х годов: в то время в Америке крупные издательства столкнулись с очередным кризисом перепроизводства, качество печати ухудшилось, а интерес читателей к рисованным историям падал; европейские же комиксы развивались семимильными шагами, достигая совершенства в любой области «девятого искусства». Французы и бельгийцы, итальянцы и англичане давали миру совершенно иной продукт. Об этом и о многом другом – в субботу 10 октября, в 18:00, в зале Комикс-центра. Вход свободный. Не пропустите!

Алексей Волков

Теги: ,

Оставить комментарий

Spam Protection by WP-SpamFree