Ранняя советская анимация: июньский Мультвикенд

Июл 8, 2016 | Автор: Алексей Волков | Темы: Все публикации сайта, События

11 июня клуб «Мультвикенд» попрощался со своими гостями… Всего лишь до сентября! Алексей Волков и Кирилл Кутузов подвели итоги первого сезона функционирования клуба, рассказали о грядущих во втором сезоне переменах, и вместе с посетителями Центра комиксов и визуальной культуры РГБМ совершили очередное путешествие в прошлое мира оживших рисунков, кукол и сушёных жуков (последние вновь фигурировали на экране, поскольку рассказ о ранней советской мультипликации невозможен без упоминания анимационных фильмов Российской Империи).

Так, первым делом вновь (и вновь с успехом!) была просмотрена снятая в 1912 году Владиславом Старевичем трагикомедия из жизни насекомых, «Месть кинематографического оператора», демонстрировавшаяся на первом «Мультвикенде».


Владислав Старевич


Зарубежная афиша «Мести кинематографического оператора» и кадр из этой ленты

Затем пришло время Дзиги Вертова, «Советских игрушек», «Межпланетной революции» и «Катка». Первые советские мультфильмы мало напоминают собственно мультфильмы в обыденном понимании слова. Это ожившие газетные фельетоны, карикатуры и агитационные плакаты. Советская анимация (с опозданием в несколько лет) проходила путь западной – от взрослых курьёзных сюжетов до продукции для детей, и дорога эта была иной, местами куда более авангардной, но при этом крайне идеологизированной.


«Кукла-красноармеец», плакат из таблиц «Искусство быта» (1925)

На пороге 1920-30х годов, на фоне неутихающих споров о том, нужно ли вообще создавать что-то «специально детское» (сказки, иллюстрированные книжки и т. д.), выходит анимационная лента «Почта» по мотивам стихотворения С. Маршака (в одной из версий текст мультфильма читал Д. Хармс). «Почта» стала первым советским мультфильмом в массовом прокате и первым советским мультфильмом, демонстрировавшимся за рубежом, а немного позже, когда вышла раскрашенная версия — оказалась ещё и первым советским цветным мультфильмом.


Маршак писал, что при встрече Горький расспрашивал его о детской литературе и о борьбе, которая шла у писателей с педагогами-педантами, врагами сказки. «Ну, что, позволили, наконец, разговаривать чернильнице со свечкой? – спрашивал Алексей Максимович. – Сошлитесь на меня. Я сам слышал, как они разговаривали». Фотооткрытка «С.Я. Маршак у А.М. Горького в Тессели. Крым. 1936 г.» (источник – сайт «Самуил Маршак. Недописанная страница»)

Затем мы просмотрели фрагменты фильма «Новый Гулливер» (который, строго говоря, вряд ли можно назвать «просто мультфильмом»), предвосхитившим работы Рэя Харрихаузена. А в середине 1930-х годов в Советский Союз попали мультфильмы Диснея, и много лет советская индустрия догоняла и перегоняла «Концерт оркестра» и «Трёх поросят». Этот период стал примечателен созданием советских аналогов диснеевских изобретений (и, например, «эффекта пушистости», достигнутого в «Непослушном котёнке» 1953 года).


Кадр из мультфильма «Непослушный котёнок»

Советская мультипликация, ушедшая от авангардизма-конструктивизма первых своих лет, пришла к благообразному «эклеру» (так называли ротоскоп), причем позже чрезмерное увлечение им будет вменяться в вину зарубежным коллегам. Но эта эпоха подарила нам множество шедевров. Одним из них – «Пропавшей грамотой» (1945) – и завершился июньский «Мультвикенд».

Алексей Волков

Теги: ,

Оставить комментарий

Spam Protection by WP-SpamFree