Блог, посвященный е-книгам

Чей чёрт старше

Опубликовано 23 августа 2016

Есть установленное законом право на свободу распространения информации и есть закон о защите информации, который позволяет препятствовать распространению информации, убирая, например, ссылки на контент в поисковой выдаче. И чей чёрт старше?

Именно это сейчас выясняется в истории, в которой (Общественная организация РосКомСвобода подала в Арбитражный суд Москвы иск к оператору поисковой системы Google с требованием восстановить выдачу в результатах поиска ссылок, которые удалили по закону о защите информации). Ситуация настолько неоднозначная, что материал я рискну процитировать целиком:

МОСКВА, 23 авг — РИА Новости. Общественная организация РосКомСвобода подала в Арбитражный суд Москвы иск к оператору поисковой системы Google с требованием восстановить выдачу в результатах поиска ссылок, которые удалили по закону о защите информации, сообщил РИА Новости адвокат истцов Саркис Дарбинян.

Иск заявлен в интересах информационно-аналитического центра «Сова», который борется с проявлениями национализма и ксенофобии. В марте 2016 года он получил от Google два уведомления об удалении из результатов поиска ссылок на две страницы сайта, на которых были размещены сообщения о двух судебных процессах по делам о возбуждении ненависти либо вражды по признакам розни (статья 282 УК РФ).

Центр «Сова» посчитал, что подобная «поисковая зачистка» серьёзно ограничивает права общественной организации на свободу распространения информации, гарантируемого статьей 29 Конституции РФ, а также нормами закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации. Организация считает, что информация распространяется на законных основаниях, никаких требований физических лиц, либо решений суда о признании данной информации запрещённой к распространению на территории РФ центр не получал.

Адвокат отметил, что данные преступления относятся к категории преступлений против основ конституционного строя и безопасности и поэтому информация о них обладает высокой общественной значимостью и не может быть удалена по одному лишь заявлению физического лица, без учёта интересов общества.

«Данный кейс вскрывает сразу несколько слабых точек действующего закона «о праве на забвение». Во-первых, он полностью игнорирует права и интересы владельцев сайтов, распространяющих информацию, которую кто-то пытается скрыть. Законодатели не предусмотрели для владельцев сайтов ни права возразить в досудебном порядке на требование об удалении ссылок из результатов поиска, ни ясного механизма судебного обжалования действий поисковиков и первоначальных заявителей», — отметил Дарбинян.

Кроме того, закон не учитывает характера скрываемой информации, в частности, её общественной значимости, уверен адвокат.

«Это чревато тем, что в интересах лишь отдельных лиц может быть ограничен доступ к целому массиву общественно значимой информации», — считает адвокат.

По его словам, РосКомСвобода поставит перед судом вопрос об обоснованности закона, а если Арбитраж их не поддержит, то последует обжалования решения в Верховном и Конституционном судах РФ.

Тот факт, что подобные коллизии вообще возможны говорит о том, что создатели закона думали не о последствиях, а о желании показать как у них сильно развито охранительное чувство. Но наличие (и даже степень развития) охранительного чувства не является подтверждением профпригодности для разработчика закона (и депутата, принимающего законы). Они-то о последствиях думать обязаны


Теги: , , , , , , ,
Рубрика: Новости, Поиск, Проекты, Сопутствующие технологии, Фильтрация контента (цензура), Фильтрация поисковая, ссылки на контент

Комментариев нет

Могло, конечно, быть и хуже

Опубликовано 11 июня 2016

НЕПРЕОДОЛИМО желание «слуг народа» перебросить на владельцев (провайдеров) работу, которую государство не может выполнить в принципе (объём требуемой работы неподъёмный, а такая мелочь как то, что работа под силу только человеку уже никого и не волнует). Вот пример. (Госдума приняла в третьем – окончательном – чтении законопроект, приравнивающий крупные новостные интернет-сервисы (агрегаторы) к СМИ).

Основной кошмар (оценка достоверности), о котором все кричали, к счастью провайдерам в обязанности не вменяется (цитирую выборочно):

владельцы новостных агрегаторов освобождены от ответственности за распространение недостоверной информации в случае ее дословного цитирования из СМИ. При внесении проект закона предполагал, что агрегаторы будут обязаны проверять достоверность распространяемой общественно значимой информации, в том числе той, источником которой является СМИ,

Но сказанное не означает, что на провайдеров не повесили невыполнимых обязательств (цитирую выборочно):

Так, агрегатор запрещается использовать для разглашения сведений, составляющих гостайну, распространения призывов к террору или публичного оправдания терроризма, а также материалов, пропагандирующих порнографию, культ насилия, жестокости и содержащих нецензурную брань.

Кроме того, владельцы сервисов будут обязаны «проверять достоверность распространяемых общественно значимых сведений до их распространения и незамедлительно прекратить их распространение на основании предписания» Роскомнадзора.

Еще одно требование – «не допускать использование новостного агрегатора в целях сокрытия или фальсификации общественно значимых сведений, распространения недостоверной общественно значимой новостной информации под видом достоверных сообщений».

Владельцы агрегаторов будут обязаны не допускать использование сервиса для распространения новостной информации с целью опорочить граждан по признакам пола, возраста, расовой или национальной принадлежности, языка, отношения к религии, профессии, места жительства и работы, а также в связи с их политическими убеждениями.

Им, также, вменяется в обязанность соблюдать запреты и ограничения, предусмотренные законодательством России о выборах.

Предполагается, что они должны будут хранить в течение шести месяцев опубликованную ими новостную информацию, сведения об источнике ее получения и о сроках распространения.

Агрегатор – штука тупая. Он за содержанием интегрируемой информации уследить не может. Он просто тупо интегрирует содержание тысяч источников. Максимум, что он может – по требованию надзорного органа закрывать доступ к неким «новостям». Но сам определить достоверность или «нежелательность» или «несвоевременность» чего-бы то ни было или агрегатор определить не в состоянии

Что же удалось отрасли «выбить» из «слуг народа (цитирую выборочно):

Так, срок вступления закона в силу перенесен на 1 января 2017 года, в то время как первоначально предполагалось, что он вступит в силу по истечении 10 дней после его официального опубликования. При этом владельцем агрегатора, в соответствии с предложениями интернет-индустрии, смогут быть любые иностранные лица посредством учреждения российского юрлица. Таким образом был снят вопрос о 20-процентном ограничении на иностранное владение новостными агрегаторами, которое действует сейчас для СМИ.

Также в документе уточнено требование о хранении информации. Теперь законопроект предполагает, что владелец новостного агрегатора должен хранить только ту информацию, которая была размещена агрегатором, а не все данные, которые размещает его владелец. Помимо этого, снижен размер административных штрафов за неисполнение предписаний Роскомнадзора.

Добавим, что владельцы новостных агрегаторов освобождены от ответственности за распространение недостоверной информации в случае ее дословного цитирования из СМИ. При внесении проект закона предполагал, что агрегаторы будут обязаны проверять достоверность распространяемой общественно значимой информации, в том числе той, источником которой является СМИ,

В принципе, если до конца года не будут внесены поправки, речь пойдёт о планомерном уничтожении российских новостных агрегаторов (раз требования закона они выполнить не в состоянии, то штрафами их вынудят уйти с рынка).

А дальше будет только хуже. Иностранные агрегаторы российским законодательством не регулируются. Более того, никто не мешает иностранным государствам требовать от СВОИХ агрегаторов, чтобы в новостях для ЧУЖИХ граждан «подмешивалась» информация, которую государство хотело бы распространить среди ЧУЖИХ граждан с ЛЮБОЙ (конечно же БЛАГОЙ) целью…

Так что принятый по инициативе коммунистов и справороссов закон следует рассматривать как пособничество иностранным специальным службам по дезинформации (назовём это «целевому информированию») Российских граждан.

А почему государство этого не видит-то?

_____________

Upd (Принятый ранее в пятницу закон о новостных агрегаторах позволяет сохранить сервис «Яндекс.Новости», но он может претерпеть изменения, заявила РИА Новости пресс-секретарь «Яндекса» Ася Мелкумова)

По словам Мелкумовой, новостной агрегатор в принципе не сможет проверять сотни тысяч сообщений от внешних редакций, а наличие или отсутствие регистрации СМИ не влияет на оперативность, информативность и цитируемость первоисточника новости. «А именно эти критерии, в первую очередь, определяют работу автоматической сортировки новостей нашего агрегатора», — отметила представитель компании.


Теги: , , , , , ,
Рубрика: Агрегация и реферирование материалов, Новости, Проекты, Публикации, Сопутствующие технологии, Фильтрация контента (цензура), Фильтрация поисковая, ссылки на контент

Комментариев нет

Регулирование Интернет не всегда касается копирайта

Опубликовано 16 декабря 2015

Обычно, регулировать Интернет рвутся владельцы авторских прав, которые надеются переложить на провайдеров (сервис-провайдеров, поиск-провайдеров и т.п.) свои проблемы с выявлением нарушений копирайта. Второе направление – «защита от ВРЕДНОГО интернет» (в основном речь идёт о возрастных ограничениях), фактически путём перехода от принципа «что явно не запрещено – разрешено» к принципу «что явно не разрешено – запрещено».

Однако, похоже, сегодня проблемы терроризма и беззащитности (слабой защищённости) Интернет перед злонамеренными деяниями и объединяются политики и профессионалы для того, чтобы с минимальным ущербом для удобства добросовестных добропорядочных пользователей максимально осложнить жизнь тем, кто пытается использовать Интернет во вред.

В частности Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев в среду принял участие в работе второй всемирной конференции по управлению интернетом, которая проходит в китайском городе Учжэнь. В рамках саммита российский премьер также встретился с руководителями крупнейших китайских и российских IT-компаний. Тема нынешней конференции обозначена как «Взаимосвязанный мир, управляемый всеми — формирование сообщества с единой судьбой в киберпространстве». Участники дискуссии обсуждают такие темы, как создание интернет-инфраструктуры, развитие цифровой экономики, проблемы управления интернетом и обеспечения кибербезопасности.

Что обсуждалось:

И, конечно, весьма приятно было обнаружить, что Интернет-экономика преодолела заветные 2%ВВП (общий объем интернет-экономики страны оценивается примерно в 2,2 процента ВВП.численность интернет-пользователей РФ достигает 80 миллионов человек.) и, следовательно, теперь её будут учитывать во всех раскладах и в политике и в экономике

Для сравнения (Шесть фактов о китайском интернете):

1. Число китайских интернет-пользователей достигло 668 миллионов. Это больше общей численности населения стран Европейского Союза.

2. В этом году объем сделок 11 ноября (в неофициальный праздник холостяков в Китае) составил 91 миллиард 200 миллионов юаней, превысив объем продаж в «черную пятницу» в США.
В этот день только на онлайн-платформе «Тяньмао» объем сделок составил 91 миллиард 200 миллионов юаней. А объем интернет-торговли в «черную пятницу» в США достиг лишь 17 миллиардов 400 миллионов юаней, то есть всего 19% от продаж на платформе «Тяньмао».

3. Доля интернет-экономики составляет 7% от ВВП, общая рыночная стоимость этого сектора превышает 1/4 фондового рынка Китая.
Интернет-индустрия внесла немалый вклад в китайскую экономику. В 12-й пятилетку доля интернет-экономики в ВВП продолжала расти, в 2014 году составив уже 7%. По данному показателю Китай опережает США.

4. Четыре китайские интернет-компании попали в десятку крупнейших в мире предприятий индустрии по рыночной стоимости.
Китайские интернет-компании стремительно развиваются и уже занимают передовые позиции в мире. Среди 10 сильнейших в мире предприятий индустрии числятся четыре китайские компании: «Алибаба», «Тэнсюнь», «Байду» и «Цзиндун».

5. Китайские интернет-приложения захватывают мир.
Интернет-продукция и онлайн-бренды Китая известны не только внутри страны, они набирают популярность за рубежом. Еще в 2013 году «Чжифубао» стала крупнейшей в мире компанией по проведению мобильных платежей. У приложения WeChat по всему миру 650 миллионов активных аккаунтов, мобильной продукцией под брендом «Байду» за рубежом пользуются 700 миллионов пользователей. А 74% ежемесячно активных пользователей мобильных устройств компании «Лебао» (Cheetah Mobile) приходятся на рынок Америки и Европы.

6. Услуга «Интернет+» уже вошла в повседневную жизнь людей.
Услуга «Интернет+» была официально внесена в государственную стратегию Китая в соответствии с «Докладом о работе правительства», который был обнародован в ходе «двух сессий» в 2015 году. На пятом пленуме ЦК КПК 18-го созыва власти опубликовали программу 13-й пятилетки, где подчеркивалась необходимость внедрения «Интернета+», развития технологий и приложений интернета вещей, экономической модели совместного потребления, а также стимулирования интегрированного развития интернета, экономики и общества.

Опубликовано 16/12/2015 18:3 Оригинал публикации


Теги: , , , , , , , , , , ,
Рубрика: Авторское право, Мероприятия, Новости, Сопутствующие технологии, Фильтрация DNS, Фильтрация контента (цензура), Фильтрация поисковая, Цифровой контент, фильтрация iP, хакинг

Комментариев нет

Проблема выборочной блокировки

Опубликовано 21 мая 2015

Роскомнадзор с помощью твита

вывел на статью в Известиях (Роскомнадзор заблокирует приложения для iOS и Android за экстремизм). И заинтересовал меня не сам факт блокировки (если есть закон, требующий блокировки материалов, включённый в некий список – неважно по какому критерию список составляется – то блокировка законна), а то, что блокировка может «выплеснуть вместе с грязной водой и ребёнка».

Выяснилось, что далеко не все провайдеры способны на точечную блокировку (с точностью до страницы), а при грубой блокировке (сайт или iP-адрес) возможна блокировка контента, который в список запрета не попадает и к запрещаемому никакого отношения не имеет…

Поскольку плохо я верю в то, что законы о точечной блокировке в ближайшее время отменят, то, IMHO, встаёт вопрос о пересмотре требований к провайдерам. Возможно, неспособность провайдера осуществить ТОЧЕЧНУЮ блокировку может стать причиной, по которому провайдеров станут лишать лицензии (или, как минимум, включать провайдеров в список»провайдеры, не способные обеспечивать точечную блокировку», дабы пользователи и другие провайдеры остерегались заключать с ними контракты)


Теги: , , , , ,
Рубрика: Новости, Сопутствующие технологии, Фильтрация DNS, Фильтрация контента (цензура), Фильтрация поисковая, Цифровой контент, фильтрация iP

Комментариев нет

Пустячок, а приятно

Опубликовано 3 февраля 2015

К подборке ТАСС (Судебные споры по нарушению интеллектуальных прав. Досье), которая интересна тенденцией того, что правообладатели проигрывают иски к провайдерам сервисов (например, к VKontakte) на основе того, что выкладывает контент не сервис, а пользователями, следить за действиями которых провайдер и не обязан и не имеет физической возможности, добавилась ещё одна публикация («Эксмо» проиграло «Вконтакте» в апелляции дело о публикации бестселлеров) о том, что аппеляционная инстанция уверенно поддержала нижестоящий суд и оправдала провайдера


Теги: , , , , , , , , , , , , , , , ,
Рубрика: Авторское право, Мероприятия, Новости, Оцифровка

Комментариев нет

Очередные внесудебные расправы

Опубликовано 8 апреля 2014

Понятно, что из общих соображений внесудебные расправы – это безобразие.

Однако, и в безобразии появляются свои «бездны». Ну вот, казалось бы, произошла расправа. Отключили ресурс (неважно за что). Мало того, что никто не даёт себе труда принять решение в открытом и конкурентном судебном процессе с соблюдением принципа презумпции невиновности. Так ещё оказывается. что отключённому ресурсу можно не сообщать ни о факте отключения, ни о причине (предлоге) отключения, ни о том, что надо делать, чтобы отключение отменили…

А зачем сообщать? Это ведь внесудебная расправа…

Вот (Bookmate блокировали без уведомления) под предлогом того, что некая книга, доступная на сервисе, была неким тьмутараканским судом признана экстремистской. И никто даже не сообщил ни о факте блокировки, ни о том, к какой книге были претензии

Поневоле закрадывается мысль, что то, что мы видим – следы некой «подковёрной борьбы» в которой такая «мелочь» как отключение ресурса является вполне допустимым деянием. И, ведь, никто никого не наказал за то, что пользователей, честно оплативших подписку, провайдеры Интернет на неопределённый срок от возможности пользоваться ресурсом отключили, несмотря на то, что никто не собирался искать доступа к объявленной экстремистской «книжульке», о которой никто просто не знает


Теги: , , , , , ,
Рубрика: Новости, Сопутствующие технологии, Фильтрация контента (цензура), Цифровой контент, Цифровой контент. е-книги, доступ он-лайн, доступ по подписке, ссылки на контент

Комментариев нет

Снова внесудебная расправа «по навету»

Опубликовано 30 декабря 2013

В продолжение поста от 10 декабря 2013 (Внесудебная расправа «по навету»). Очередной пример того, как технологическая возможность внесудебной расправы «по навету» делает такие расправы неизбежными. CNews (Роскомнадзор: Главный торрент России заблокирован за пиратство постороннего сайта). И смех и грех. Есть сайт крупнейшего в России торент-трекера Rutracker.ORG. К нему у Роскомнадзора претензий нет. Есть некий Rutracker.RU (то же доменное  имя, но другая доменная зона). Вот к нему якобы есть претензии из-за которых заблокирован iP-адрес сайта…  Но на самом деле заблокированный iP-адрес сайта вовсе не принадлежит тому сайту, который объявлен заблокированным (Rutracker.R), а принадлежит он тому сайту, к которому нет претензий (Rutracker.ORG)…

Дальше идёт «пурга» на тему, что невиновный сайт давал этот адрес в аренду виновному… Но суть технологии не меняется. заявляем: «У нас есть претензии к ресурсу ХХХХ из за которых мы закрываем доступ к нему по iP-адресу», а на самом деле закрываем доступ по iP-адресу к тому ресурсу УУУУ, претензий к которому не предъявлялось…

Прелестная технология. И, главное, совершенно не важно в чём именно обвиняли ХХХХ и насколько обвинения были обоснованы. Доступ-то закрывают к ресурсу УУУУ, который НИ В ЧЁМ НЕ ОБВИНЯЮТ

______________________________
(В Великобритании блокируют сайты о Linux и BSD) безо всякого навета. Просто ОТ УСЕРДИЯ…


Теги: , , , , , , ,
Рубрика: Web.0 (пользовательский контент), Новости, Сопутствующие технологии, Торрент, Фильтрация DNS, Фильтрация контента (цензура), Цифровой контент, ссылки на контент, фильтрация iP

Комментариев нет

Хоть этой глупости не будет

Опубликовано 10 октября 2013

Ведомости (Поисковикам велят следить за решениями судов по делам об авторских правах) сообщили радостную весть (цитирую):

В пятницу [материал напечатан 07.10.2013, т.е. речь идёт о 04.10.213] прошло заседание рабочей группы по развитию законодательства в сфере защиты интеллектуальных прав в интернете под руководством замглавы управления Кремля по внутренней политике Радия Хабирова. На нем решено, что премодерации при размещении контента на сайтах и в поисковиках не будет, рассказали «Ведомостям» участники совещания. На премодерации настаивали правообладатели: отвечая на запрос, связанный с медиаконтентом, поисковик должен первым делом выдать ссылки на легальные ресурсы, сверившись с госреестром интеллектуальной собственности. Но это грозит «превращением России в Китай», пересказали аргументы администрации президента собеседники «Ведомостей», добавив: позиции владельцев прав и интернета все же удалось максимально сблизить.

На рабочей группе обсуждались подготовленные ко второму чтению поправки в ст. 1250, 1252 и 1253.1 IV части Гражданского кодекса (ГК). Сначала планировалось, что комитет Думы по законодательству предложит рассмотреть их 8 октября, но сроки чуть сдвигаются, рассказал человек в руководстве Думы и подтвердил член рабочей группы при администрации президента — первый зампред комитета по информполитике Леонид Левин: текст будет внесен в комитет к концу недели. Позиция Кремля основана на тщательном изучении опыта Европы и США, подчеркивает он.

Правообладатели добились того, что бремя доказывания вины лежит на ответчике, знает участник совещания. Лицо, разместившее контент неправомерно, даже без умысла, но извлекшее из этого доход, несет ответственность, говорит он. Суд по требованию прокуратуры может принять решение о ликвидации юрлица или индивидуального предпринимателя, если тот грубо или неоднократно нарушает закон. Устанавливается солидарная ответственность, если нарушителей несколько, говорит Левин. А интернет-отрасль добилась того, что поисковики оказываются освобождены от ответственности, если удаляют ссылки на пиратский сайт, узнав, что тот нарушает права.

Вопрос о том, что считать таким знанием, вызвал дискуссию, рассказывает другой участник совещания. Сейчас считается, что посредники узнают о нарушении прав, когда суд выносит соответствующее решение или вводит обеспечительные меры. Но прежде чем суд начнет рассматривать дело, может пройти много времени, волновались правообладатели и предлагали обязать поисковик удалять ссылки, как только он «информирован» о нарушении. Золотой серединой может стать адаптация международного опыта досудебного урегулирования споров, когда поисковики или сайты получают авторизированную информацию о том, кому принадлежат права на контент, говорит Левин: в США, например, существуют специальные агенты, рассматривающие заявления от имени правообладателя. Другой участник совещания не исключает, что Роскомнадзору или Минкультуры могут доверить вести реестр объектов авторского права.

В новых поправках лишь уточняются нормы, говорит член рабочей группы, гендиректор Национальной федерации музыкальной индустрии Леонид Агронов. Он перечисляет четыре вида посредников, которые попадают под ограничение ответственности: операторы, хостеры, поисковики и «линк-сайты» (например, торрент-трекеры), которые не распространяют контент сами. «Нас устраивает то, что мы будем действовать только через суд, но закон оставляет право на любые досудебные процедуры, если сайт готов пойти навстречу, не дожидаясь блокировки», — говорит он.

Информационные посредники не могут вести премодерацию сайтов и их постоянный мониторинг на предмет правомерности контента, размещенного пользователями, настаивает представитель «Яндекса» Ася Мелкумова. Тем более невозможно проверять ссылки.

Поправки в ГК — первый шаг, предупреждает Левин, следом планируется ужесточить уголовное наказание и детализировать состав ст. 146 УК о нарушении авторских прав.

Понятно, что главной причиной отказа от премодерации является отсутствие реестра авторских прав. А сдавать обязательный цифровой экземпляр (образуя в базе книжной палаты данные о том, кто автор, кто издатель) правообладатели не хотят (понятно, что собранная из обязательных экземпляров база оригиналов – это государственный ресурс, а это всегда грозит тем, что государство будет определять кто и на каких условиях будет иметь к ресурсу доступ и кто и сколько за это получит вознаграждения).

SOPA (Stop Online Piracy Act), которую американцы не смогли втюхать ни у себе, ни в Европе, успешно (хотя и «без вазелина») «впиндюривается» в России. И цель понятна. Из России не удалось сделать «жертву победы Демократии»… Теперь пытаются из нас сделать «Жертву победы копиразма»…  Понятно, что принятие всех этих благоглупостей увеличит цену по которой законопослушный гражданин станет получать легальный контент. Понятно и то, что никакие расходы на внесудебные расправы (которые оплатит, в конечном счёте, покупатель) никак не увеличат те средства, которые достанутся автору (за интересы которого так беззаветно воюют те, кто от этой борьбы получит максимум дохода)… Понятно и то, что под прессом SOPA никакого роста экономики не будет (никто не получит доступа к нужной информации только ради того, чтобы мимо жадного кошелька правообладателя ненароком копеечка не проскочила)

Так что среди всех неприятных новостей о крепчающем копиразме остаётся только радоваться, что хоть этой  глупости (премодерации) не будет… В жизни всегда найдётся повод для радости…


Теги: , , , , , , , , , ,
Рубрика: Авторское право, Агрегация и реферирование материалов, Новости, Обязательный экземпляр, Проекты, Сопутствующие технологии, Фильтрация DNS, Фильтрация контента (цензура), Фильтрация поисковая, Форматы и их конверсия, Ценообразование, Цифровой контент, каталогизация печатных и электронных документов, ссылки на контент, фильтрация iP

Комментариев нет

История копирайта 4

Опубликовано 23 сентября 2013

Пост, посвящённый первым трём частям этой истории был единым и опубликован 11 сентября 2013 (История копирайта). Я пойду по той же схеме (опубликую заголовки первых трёх частей и процитирую 9с указанием адреса) часть четвёртую:

  1. (Искать информацию: откуда пошли копирайтные нравы и как они соотносятся со Всеобщей декларацией прав человека) –
  2. (Право автора: о том, как королева Анна установила авторское право, и о том, почему оно, и только оно защищено Всемирной декларацией прав человека)
  3. (Деньги автора: обрекают ли электронные книги автора на нищету, а художественную литературу на упадок?)
  4. (Права, смежные с фашизмом) – Те формы права копирования (Copyright) и авторского права, которые мы рассматривали в прошлых материалах этой серии («Искать информацию», «Право автора», «Деньги автора»), были порождены техническими достижениями середины XV века, а именно винтовым печатным прессом и рассыпным шрифтом. Именно они решили проблему дешёвого тиражирования текстовой информации. И именно на неё, на текстовую информацию, ориентировались законодатели, вводя copyright в интересах цензуры (Мария Кровавая и Филипп II), а потом устанавливая авторское право (статут Анны), позволяющее заработать немного денег отставным политтехнологам вроде Дефо и декана Свифта…
    Но на музыкальном рынке бал правили исполнители. Царственный бас Шаляпина. Бархатный тенор Карузо, первым из великих певцов сохранившего большую часть своего репертуара в грамзаписях. Ну а производители записей играли сугубо служебную роль — эдакие творцы музыкальных консервов; жестянки с тушёнкой по сравнению с искусством Haute cuisine. Им приходилось продвигать свои лейблы с помощью картинок с симпатичной собачкой…

    А на дворе была индустриальная эпоха. Время массового производства, формирования массового спроса: это определялось тогдашней технологией, позволявшей массово создавать однородную и довольно медленно меняющуюся продукцию. И бизнес не мог зависеть от индивидуальностей, ярких и своевольных… Возникло желание защитить интересы именно тех, кто тиражировал тогдашнюю мультимедию. А рынок, как мы видели выше, был уже вполне объёмным и денежным (скажем, в России 1912 года в грамзаписи работал капитал в 7 миллионов, дававший годовой оборот в 20 миллионов полноценных золотых рублей).
    Фашисты, пришедшие к власти в Италии в 1923 году, любили говорить о «корпоративном государстве». Ну и понятно, что тут на первом месте должны были стоять корпорации, а не гениальный Карузо…
    И вот Confederazione Generale Fascista dell’Industria Italiana — Всеобщая фашистская конфедерация итальянской промышленности — в 1933 году созвала в Риме конференцию компаний граммофонной записи. И именно под крылом Бенито Муссолини была сформирована International Federation of the Phonographic Industry (IFPI) — Международная федерация звукозаписывающей индустрии. Поселившись в Швейцарии, она начала активно лоббировать интересы своей отрасли промышленности. И вскоре добилась успеха. В 1936 году австрийский Urheberrecht, Закон об авторском праве, устанавливает смежные права (Verwandte Schutzrechte), дающие производителям звукозаписей монополию на конкретное произведение, аналогичную той, что пользуются его создатели. Причём проделавший это политический режим Австрии — правительство канцлера Шушнига — был очень забавен; он возник в результате победы в вооружённых столкновениях 1934 году тех, кто ориентировался на итальянский фашизм, над теми, кто предпочитал германский национал-социализм. (Как там Вильям наш Шекспир — A plague on both your houses…) Так что Австрия образца 1936 года шла строго в кильватере фашистского Рима, который в 1941 году обогатил правовую сокровищницу человечества понятием «примыкающих прав», сформулировав «Положения, относящиеся к примыкающим правам при соблюдении авторского права».
    С фашизмом вскоре было покончено; как там у Светлова: «Я, убивший тебя под Моздоком…»… Но дело, затеянное Конференцией фашистских промышленников, жило и крепло. В 1961-м принимается Римская конвенция, предоставившая звукозаписывающим компаниям те же права, что ранее имели авторы… Это поразительно важное событие: право на получение доходов отделяется от творящей личности (певца и музыканта) и переходит в руки производителей звукозаписей. Конечно — на тогдашнем технологическом уровне (будет время, посмотрите по ссылке, как подробно расписаны средства хранения и передачи информации). Демократическая Европа (большая часть которой дисциплинированно трудилась двумя десятилетиями ранее на выпившего крысиный яд герра Гитлера) завершила дело, начатое чиновниками повешенного за ноги Муссолини, и передала документ на хранение в ООН (под флагом которой за десять лет до того шла война против Северной Кореи). Внёс свой вклад в общее дело и хитрющий, сумевший не поссориться с атлантическими державами диктатор Салазар: конференция IFPI 1950 года собиралась в Португалии.
    [При тогдашних технологических условиях] охрана прав как-то соотносилась с вложениями в оборудование, необходимое для записи и тиражирования — сугубо индустриальных процессов. Но теперь всё изменилось. Звук, видео — всё это цифра, которая копируется и передаётся без потерь качества, с колоссальной скоростью и с минимальными издержками. Да и то, для чего раньше была нужна звукозаписывающая студия, делает нынче пакет на не очень мощном компьютере (часто с открытым кодом). То есть технологическая база принципиально изменилась. А права — остались сформированными индустриальной эпохой. Даже уже эпохой фашизма, которую выдающийся германский историк Э. Нольте отнёс к периоду между двумя мировыми войнами.
    Это порождает очень забавные явления. Вот, например, свеженькая новость: в Испании теперь, разместив на своём ресурсе ссылку на нелегальный контент, можно получить шесть лет тюрьмы. Гуманное европейское законодательство столько даёт убийцам и педофилам… Да и, кстати, как проверять легальность того, что выложено в Сеть? Вроде это публичное пространство. Ничья территория. И значит, по всем нормам Римского права, трактующим право на находку (inventio thesauri), таковая должна принадлежать нашедшему. Ведь киберпространство ничьё, и inventio thesauri accession, право собственника земли, неприменимо: остаётся только inventio thesauri occupatio, право «находчика»… И найти в сетевую эру информацию и дать на неё ссылку — это ж явно не то преступное намерение, с которым некто в индустриальную эпоху воровал бы мастер-запись из студии, строил пиратский завод. Но наследники Франко, еще одного фашиста, пережившего май 1945-го, норовят дать за несколько нажатий мышью шесть лет… По законам, инспирированным совсем иным состоянием технологий и давно миновавшим состоянием общества. Справедливо ли это? И что в сфере права должно соответствовать нынешней мощи информационных технологий?

Понятно, что ради обоснования собственных тезисов автор позволил себе подчеркнуть те детали истории копирайта, которые его адепты не рвутся выпячивать. Однако главное автор отметил точно – современный копирайт не отвечает ни современному технологическому уровню, ни потребностям экономики в обеспечении гражданам права на доступ к информации.

На  фоне  цитируемой публикации как-то иначе смотрится и новость о том, что в США (Правообладатели расскажут американским школьникам о вреде пиратства). Опыт целенаправленного создания у граждан США не вполне адекватного представления о том, что именно происходит у США огромен…

Хочется надеяться, что понимает это не только автор цитируемой статьи, но и те, кто реально решает ЧТО будет положено в основу подготавливаемых гос. думой законов

Да, ещё раз напомню, что процитировал я материал далеко не полностью. так что рекомендую читать его САМИМ и делать СВОЙ вывод из изложенных автором аргументов.


Теги: , , , , , , , , , , , , ,
Рубрика: Авторское право, История, Музей, Новости

Комментариев нет

История копирайта

Опубликовано 11 сентября 2013

Михаил Ваннах порадовал тремя колонками на тему о праве копирайта и об авторском праве, которые я очень выборочно цитирую:

  1. (Искать информацию: откуда пошли копирайтные нравы и как они соотносятся со Всеобщей декларацией прав человека) – Началось всё Англии. В 1557 году Хартией короля Филиппа Второго Испанского и его супруги королевы Марии Первой Английской была учреждена Stationers’ Company, Книгоиздательская компания.
    Она стала одной из 83 гильдий Лондонского Сити. Её члены имели право на форменную одежду (Livery) и профессиональный праздник (именно оттуда происходят советские «дни рыбака»). И — что много важнее — только они имели право издавать книги в Англии. Но королева менее всего заботилась с мужем о благе издателей (хотя абсолютные монархи всегда опирались на гильдии в борьбе с баронами). Ей было важно пресечь возможность распространения протестантской пропаганды. А любое сочинение могло увидеть свет в Англии лишь с одобрения Stationers’ Company или по особой королевской привилегии. Так что, радея о своих доходах, английские печатники не за страх, а за корысть выгрызали крамолу. Причём, чтобы иметь возможность спросить за былые ошибки, на Гильдию издателей была возложена обязанность хранить каждое изданное в Англии сочинение в Stationers’ Hall. Каковая обязанность сохранилась и после отмены цензуры в 1694 году… Так что — резюмируем. Защита интересов правообладателей была обеспечена из нужд политической цензуры, обслуживавшей попытку контрреформации в Англии. В ходе неё были сожжены англиканский архиепископ Кранмер (благодаря которому Библия появилась в каждой английской церкви) и более 300 протестантских священнослужителей; недовольных курсом Марии мирян истребляли без учёта. В результате такой замечательной внутренней политики Англия потеряла континентальное владение Кале, в Шотландии оформилась влиятельная пресвитерианская коалиция, а в честь Марии был назван коктейль из замороженной водки, наливаемой по ножу на томатный сок, — «the Bloody Mary». «Кровавая Мэри» — вот кто стоит у истоков такого замечательного явления, как copyright.
    Обратим внимание еще на одно интересное явление, связанное со Stationers’ Company. Дело в том, что её создали на основе организаций-предшественниц — Brotherhood of Manuscript Producers («Братства производителей манускриптов», существовавшего с 1357 года), и Brotherhood of the Craft of Writers of Text-Letters («Братства переписчиков», созданного в 1405-м). То есть при создании Stationers’ Company, деятельность которой опиралась на существовавшие уже больше века, с 1445 года, новые информационные технологии (книгопечатный пресс и рассыпной шрифт), опирались на архаичные к тому времени технологии и людей, кормящихся с этой архаики.
    И ещё один интересный момент. Права авторов этой хартией ничуть не охранялись. Они — авторы — сами по себе опасны не были. Власть боялась тиражирования их текстов, а это достигалось подкупом издателей, кому в благодарность за цензуру даровалась монополия. Ну а авторам приходилось зарабатывать, посвящая свои тексты именитым людям.
    Такое явление, как copyright, было порождено в первоначально-английской форме не коммерцией, а властью. Причём властью беспощадно-кровавой. Филипп — это казни евреев, морисков и протестантов в Испании и Италии. Это зверства Альбы в Нидерландах. Это нёсшая британцам костры инквизиции Непобедимая Армада, растрёпанная языческим Нептуном и добитая кораблями Елизаветы. Мария — просто Кровавая. И эта власть для своих целей подкупала монопольным правом владельцев технических средств тиражирования информации, делая их пособниками в цензуре. А авторы влачили жалкое существование. Даже великий Мильтон получал за свой труд гроши: цензура сохранялась и в протестантской Англии, будучи отменённой лишь в 1694 году.
  2. (Право автора: о том, как королева Анна установила авторское право, и о том, почему оно, и только оно защищено Всемирной декларацией прав человека)
    - в Англии в 1689 году произошла Славная революция. Островитяне, ранее ввёзшие себе из Шотландии короля Якова Стюарта, свергли его потомка Якова Второго и импортировали из Голландии тамошнего статхаудера Вильгельма Оранского, который стал править страной под именем Вильгельма III, вместе с женой Марией Стюарт, дочерью свергнутого монарха. Вильгельм Оранский правил британцами с голландской умеренностью. Осенью 1689 года был принят «Билль о правах» (Bill of Rights 1689). Документ, защищавший британцев от бюджетного своеволия монархов, от использования правоохранителями тогдашнего эквивалента бутылок из-под шампанского и впервые закрепивший свободу слова. Любые вопросы могли обсуждаться в парламенте, и никакая позиция не могла быть основанием для уголовного преследования…
    Ну а следующий шаг был абсолютно логичен. В 1694 году в Англии и Шотландии согласно Licensing Act была упразднена цензура. Издатели из Stationer’s Company перестали быть цензорами, сохранив, правда, и цеховые права, и возложенные на них ранее обязанности библиографов. Но — не монополию. И вот тут-то свобода печати стала способствовать росту издательского бизнеса. Который находил всё больший и больший спрос на свою продукцию, причём среди самых различных социальных групп британского общества.
    Но тут встал один важный вопрос. Чтобы книги продавались, их надо было не только издавать, но и писать. А оплата автора, в отличие от издателя, защищённого сначала монополией, а потом просто цеховыми правами, была целиком возложена на добрую волю издателя. Что, учитывая извечную человеческую природу, вряд ли может считаться хорошим решением. В этом убедился великий Джон Мильтон, которого издатели обирали, пользуясь своим монопольным правом. Теперь монополия ушла, но право автора на вознаграждение за труд повисло в воздухе…
    И вот преемница Вильгельма Оранского, первая королева Великобритании Анна Стюарт  последняя из шотландской династии, неразрывно связана с документом, получившим название Statute of Anne 1710, «Статут королевы Анны 1710 года». Этот акт парламента Великобритании носил длинное название — «An Act for the Encouragement of Learning, by Vesting the Copies of Printed Books in the Authors or Purchasers of Copies, during the Times therein mentioned». «Акт о поощрении учёности путём дарования авторам или приобретателям права на копирование печатных книг в течение разумного времени».
    Именно этот документ впервые в истории установил авторское право, защитил права сочинителя. Он был очень логичен и устанавливал чрезвычайно интересный баланс личных и общественных интересов. Право на литературное (то бишь — письменное, содержащее текстовую информацию) произведение принадлежало автору, трудом которого оно создавалось. И автор мог продать это право издателю на срок в 14 лет. Далее возникала вилка. Право возвращалось к автору, и он мог в явной форме продать его первоначальному или иному издателю на ещё один четырнадцатилетний срок. Если же он этого не делал, то право на перепечатку переходило в общественную собственность. Причём поскольку право защищалось, то автору или издателю необходимо было перед публикацией зарегистрировать сочинение в специальном списке, проиндексировать его. Ну и ещё подтверждались обязательства, когда-то возложенные на Stationer’s Company, передавать обязательные экземпляры в несколько библиотек. Теперь уже не в качестве вещественных доказательств для потенциальных процессов о ереси и крамоле, а в целях общественного просвещения и распространения учёности. Ну и (человеческих нравов никто не отменял) в качестве доказательств на возможных процессах о плагиате и контрафакции.
    И вот документ это следует считать поразительно удачным оформлением авторских прав, весьма соответствующих тогдашнему начальному уровню информационных технологий. Прежде всего он изначально защищал право именно автора, создателя произведения. Во-вторых, вводя временные рамки, он ограничивал произвол издателей. Ранее, купив у автора произведение (часто — за бесценок, пользуясь монопольным положением: ослепший Джон Мильтон получил за издание «Потерянного рая» десять фунтов стерлингов; сравним с расходами на англо-голландские войны…), издатель мог неограниченно получать доход от его тиражирования. Теперь же автор, который, скажем, в силу малой известности или стеснённых обстоятельств отдавал рукопись на невыгодных условиях, получал через две семилетки права назад и мог перепродать пользующееся популярностью произведение много рентабельней. Причём издатель купленное право имел вечно. То есть, приобретя рукопись, мог и ограничивать распространение её навсегда — ещё одна потенциальная форма цензуры. И королева Анна — при ней Великобритания однозначно удерживала пальму первенства на морях — такую форму борьбы с распространением информации пресекла. Сбывалось то, о чём мечтал Мильтон, посвятивший свободе печатания книг один из лучших своих памфлетов – «Ареопагитику» («Areopagitica: A Speech for the Liberty of unlicensed Printing to the Parliament of England»).
    То есть, в истории имеется прецедент, когда возможности тогдашних информационных технологий (печатного станка с рассыпным шрифтом) были учтены при защите прав автора в интересах свободы общества и личности. Причём защита авторского права служила поддержанию свободы (в то время как привилегии издателей по Хартии Филиппа и Марии 1657 года её, наоборот ограничивали).
  3. (Деньги автора: обрекают ли электронные книги автора на нищету, а художественную литературу на упадок?) – Статутом Анны, первой королевы Великобритании, было установлено право автора на его труды. И на то, чтобы получать за эти труды вознаграждение. И вот этот закон породил одно очень занимательное явление, которое называется художественная литература.
    Да-да, литература, которую преподают в школах, обязана своим существованием и технологиям, сделавшим, со времён Гуттенберга, возможным недорогое копирование текстовой и графической информации на недорогих бумажных носителях, и законодательству Великобритании, защитившего права тех, кто создаёт тексты для такого тиражирования.
    Но, несмотря на законы, сама мысль об авторском праве отвергалась многими мыслителями. В Европе исходили из теорий германского юриста Самуила фон Пуфендорфа (1632-1694). (В России его переводили под личным надзором Петра Великого.) Он защищал право государства творить насилие над людьми во имя общего блага (в том числе наказывать за атеизм, богохульство и сношение с демонами), а источником имущественного права считал оккупацию, захват (что естественно для сына проповедника, получившего баронский титул от шведского короля). Ну а поскольку захват интеллектуальной собственности в те простодушные времена полагался невозможным, то и авторское право лишалось своих оснований.
    Ну а в США девятнадцатого столетия против авторского права выступал Генри Ч.Кэри (Carey, 1793-1879).  По мнению Кэри, словесное оформление идей защиты не заслуживает, поскольку сами идеи таковой защитой не пользуются. (Это он не дожил до нынешних патентных войн…)
    Но, когда мы видим позицию, защищаемую человеком, то надо бы понять, в чём состоит его экономический интерес. Для Пуфендорфа гонорары значения не имели – его вознаграждали должностями, как раннего Дефо, и почему не порадеть благодетелю, обосновав источником оплаты труда авторов милость монарха… Ну а кем был Кэри изначально? О!!! Он был издателем и книготорговцем. В молодой американской республике, только что освободившейся от власти островной метрополии. То есть – свой рынок сбыта книг уже есть. А авторы – преимущественно за океаном. И таков соблазн сэкономить на их гонорарах… И почему бы не оправдать себя разговорами о стремлении к общей гармонии!

В последней колонке рассматривается случай в «лоскутной» Германии, когда неконтролируемое копирование (пиратство печатных изданий) было предотвращено технически – сменой модели монетизации (переход на подписку). И вывод (цитирую):

Говорить, что Сеть и читалки губят литературный процесс вряд ли стоит. Нет, хнычущие об отсутствии переизданий авторы тоже попадаются – но ни у кого из них нет такого жизненного опыта, как был у Дефо, Прево или Свифта… Так что ни в «читалках», и не в электронных библиотеках дело!

Грамотный человек, разговаривающий о копирайте должен изучить не собранную мной подборку цитат, а первоисточники, да ещё и самостоятельно погуглить дабы составить СВОЁ собственное мнение о рассматриваемом вопросе.


Теги: , , , , , , , , ,
Рубрика: Авторское право, История, Музей, Новости

2 комментария

еkniga rss

Ежедневник

Август 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  

Архив

Рубрикатор

free counters
 
 

Рейтинг блогов

Рейтинг блогов