Блог, посвященный е-книгам

«Наезд» на bookmate

Опубликовано 7 апреля 2014

PlametaSMI опубликовала (Блогсфера: BOOKMATE — пираты?) претензии правообладателя к модели функционирования вполне себе легального сервиса доступа к легальным копиям е-книг.

Суть претензий проста и понятна. Сервис оцифровывает общедоступные тексты и заключает договора с правообладателями. Доступ к общедоступным текстам бесплатен (достаточно зарегистрироваться). А вот к полученным по договору текстам доступ осуществляется платно (по подписке со схемой «безлимитный доступ за фиксированный ежемесячный платёж»). К тому как распределяются собранные по подписке деньги претензий, насколько я могу судить, нет.

А к чему ЕСТЬ претензии? А есть они к дополнительному сервису – сервису загрузки пользователем на свою «книжную полку» в сервисе СВОИХ текстов. Здесь, действительно, появляется лазейка для «просачивания» левака. Если бы загруженный текст мог бы читать только тот, кто его загрузил (ну нравится ему программа-клиент и возможность читать всё из одного места), то проблем бы не было. Но у пользователя сервиса есть возможность разрешить доступ к своей полке (вне зависимости от того, что и откуда на неё загружено) другим пользователям… И, снова, всё зависит от масштаба. Ну есть у владельца печатной книги возможность «дать почитать»… Но она ограничена т.н. «вещными правами» на печатную книгу, как минимум, тем, что одну печатную книгу одновременно читать может только один человек, которому владелец ЛИЧНО разрешил читать…Данный же сервис позволяет разрешить читать неопределённому кругу лиц БЕЗ ограничения числа параллельно используемых копий…  А вот это позволяет любому «добровольцу» загрузить любой текст (в т.ч. такой, на который сервис с правообладателем договор не заключал) и предоставить к нему доступ неопределённому и неограниченному кругу лиц…

Трудно сказать насколько это существенно. Думаю, что задумывалось это как способ «чуточку надавить» на правообладателей, чтобы они подписали разрешение на легальное использование своих текстов (с выплатой роялти). Мол, либо вас будут читать легально и с выгодой для Вас (это если правообладатель разрешил), либо вас всё равно будут читать, но (если правообладатель не разрешил) читать будут нелегально и без выгоды для правообладателя. В теории это выглядит красиво, но далеко не всегда Автор может разрешить сервису пользоваться своим контентом. Он может передать права альтернативному агрегатору копирайта (например, издателю) у которого отношения с сервисом «не складываются»…

И вот тут создаются причины для «наезда» на сервис… Правда, отмечу интересную деталь. Наши правообладатели существуют по российскому законодательству,а сервис Bookmate – по американскому DMCA. И что-то мне подсказывает, что «наезжать» на сервис можно будет долго, а вот НАЕХАТЬ И РАЗДАВИТЬ будет сложно (если вообще возможно). Поживём – увидим


Теги: , , , , , , , , , , , , , ,
Рубрика: Авторское право, Загрузка (UpLoad) файла, Новости, Оцифровка, Сопутствующие технологии, Цифровой контент, Цифровой контент. е-книги, доступ он-лайн, доступ по подписке, сервисы

3 комментария

А был ли меморандум?

Опубликовано 18 декабря 2013

По наводке нашёл информацию о том, что (якобы) существует некий меморандум Роскомнадзора «О сотрудничестве в сфере обеспечения исключительных прав при использовании фильмов» и о том, что правообладатели и «мелочёвка» его подписала, а «крупняк» воздержался. Информация ссылается на Interfax но на сайте я про меморандум найти ничего не сумел…
_________________

Тем не менее, такие источники как (Итрар-тасс), (Тасс-телеком), (ComNews), (JCNews) подтверждают наличие такого меморандума, который от имени зарубежных правообладателей (именно их интересы меморандум защищает) подписала компрадорская РАПО (Российская АннтиПиратская Организация), российские телеканалы (которые никогда ничьи права на видеоконтент отродясь не нарушали) и кое-какая мелочёвка.

Что до «крупняка», то он на своей шее «петлю» затягивать не рвётся. Google говорит, что руководствуется DMCA, а Яндекс высказывает претензии к документу:

В Yandex считают, что при подготовке меморандума не были учтены важные моменты: недопустимость премодерации, жесткие сроки на внедрение систем идентификации пиратского контента и обязательное наличие URL-адреса в жалобе правообладателя контента. Компания также давно работает с правообладателями по удалению неправомерно размещенного контента. Чтобы заявить о своих правах, необходимо прислать в «Яндекс» жалобу.

Понятно, что компрадорская РАПО готова подписать любой документ, который покажет доверителям как активно она борется за их интересы. На Российские технологические фирмы РАПО глубоко плевать. Непонятно только почему Роскомнадзору (который, в теории, служит России) также плевать на интересы Российских фирм и почему ему приписывают авторство подобного меморандума…


Теги: , , , , , , , , , , , , , , , ,
Рубрика: Авторское право, Новости, Проекты, Сопутствующие технологии, Фильтрация DNS, Фильтрация контента (цензура), Фильтрация поисковая, Форматы и их конверсия, Цифровой контент, Цифровой контент. Прочее, ссылки на контент, фильтрация iP

Комментариев нет

Стриминг по русски

Опубликовано 20 сентября 2013

«Университетская книга»  в сентябрьском (2013) номере опубликовал интересное интервью Е. Бейлиной с сооснователем компании Dream Industries (она ведёт, в т.ч., проект Bookmate) Саймонома ДАНЛОПОМ (Bookmate – клуб для «однокнижников»). очень рекомендую читать целиком и составлять СВОЁ мнение. Я же в качестве «завлекалочки» процитирую несколько выдержек (вопросы выделены цветом):

— А каков портрет читателя Bookmate?

bookmate2— Социологических исследований мы, честно говоря, не проводили, есть статистика только общего порядка. Больше 60% живут не в Москве и Санкт-Петербурге, а в регионах. Более 70% пользователей Bookmate доступен через мобильные устройства, в первую очередь смартфоны, которые становятся всё более доступными. Я убеждён, что если мы хотим, чтобы книги стали влиятельными конкурентами за внимание пользователя, то они должны быть там, где находится читатель. Если человек проводит большую часть времени в соцсетях, и там есть возможность читать, то вероятно, что он там будет читать и книги. Если мой телефон всегда со мной, и там тоже есть доступ к книгам, то вероятнее всего, я буду читать и там. Мы должны учитывать новые тенденции и модели поведения пользователей и делать предложение там, где есть спрос.

На Bookmate нет файлов для пользователей. Если в обычном магазине вы приходите, что-то скачиваете, у нас человек не задумывается над тем, что ему скачать, потому что оно у него уже есть, так же как в iPhone. В этом смысле всё, что мы делаем, направлено на облегчение возможностей в пользовании контентом. Хороший пример этого – наше партнёрство с «Йотафон», это новый телефон, который появится в продаже в сентябре. Там два экрана – один обычный, второй на основе e-ink. Сервисы Bookmate там предустановлены. Такие гаджеты делают книги более актуальными, доступными и удобными.

— Какие модели дистрибуции электронных книг или организации доступа к ним, по Вашему мнению, перспективны в России?

Модель подписки, упрощающая принятие решения о том, читать или не читать книгу, снимающая барьер покупки, сейчас идеально подходит большинству читателей.

Приятная новость про YotaPhone сильно подняла в моих глазах его потребительскую ценность (привлекательность). Правда уже 2/3 сентября прошли, а сообщения о начале продаж (и, что особенно важно, о цене) я ещё не видел

— Как выстраивается система отчислений от подписки между автором, издателем и платформой? 99 рублей в месяц – абонентская плата – не маловато?

— Какова средняя цена электронной книги в России? Около 150 рублей, из которых издатель получает обычно не больше 50%. На Bookmate 50% от каждой пользовательской подписки делится пропорционально прочитанным страницам между правообладателями этих книг. При этом в среднем пользователи Bookmate читают примерно одну книгу за два месяца. Несложно посчитать, что издатели могут получать за каждую книгу не меньше (если не больше), чем в среднем от продажи книги в магазинах.

Понятно, что роялти 50% конкурентоспособно до появления русскоязычного Amazon с роялти 70%, но выкладки интересные

— Как реализована защита изданий на ресурсе?

— Мы постарались избавить пользователя от ненужного ему понятия «файл». Он хочет читать книгу – и читает её. Книга прозрачным для него образом синхронизируется с любым его устройством, чтобы быть доступной оффлайн. Технически этот кэш книг защищён от копирования. Даже когда книгу читают онлайн в браузере, она передаётся читателю по частям, и также хорошо защищена. Такая технология чем-то похожа на стриминг (потоковое вещание в онлайне. – прим. ред.) музыки. Фактически, распространение книг с помощью Bookmate, – самый надёжный способ на рынке защитить их от копирования, при этом самый комфортный для пользователя, поскольку, в отличие от систем DRM, не мешает читать книги.

Это главная «фишка» сервиса. Тексты физически грузятся на устройство и, следовательно, доступны и там, где нет доступа к Интернет. При этом обеспечивается защита интересов правообладателя. Книгу пользователь  (по крайней мере обычный, не имеющий специальной подготовки) скопировать и передать кому-то не может.

Есть тут мелкие вопросы:

  • Сколько книг доступны без подключения к Интернет (поехал я в отпуск, внёс за время отпуска абон. плату, сколько е-книг я смогу взять с собой туда, где у меня заведомо доступа к Интернет не будет?
  • Договора с авторами заключаются на ограниченный срок (стандартно на пять лет). Если я начал читать книгу ДО завершения срока действия договора сервиса с правообладателем, а договор не продлили, то сколько времени я смогу продолжать читать книгу после истечения срока действия договора? Для художественной литературы это не слишком важно, а к научной или научно-практической литературе надо иметь возможность возвращаться регулярно и в течении многих лет. Т.е. нужна возможность не только читать «из кэша», но и повторно загружать (люди меняют устройства, а книги им нужны всё те же, даже если автор не продлил договор с сервисом)

Интересна мысль про легальную альтернатива нелегальным источниками контента:

— Насколько серьёзную альтернативу представляет Bookmate массе пиратских сайтов, на которых контент можно читать совершенно бесплатно, да ещё и скачивать его навсегда? Ведь на той же «Флибусте» тоже есть элементы социализации, там тоже можно обсуждать книги.

— Я считаю, что мы – серьёзная альтернатива, потому что играем одновременно и на стороне читателей, являясь независимой компанией, и на стороне издателей. Люди готовы платить за удобство, надо только дать им книги и способ их читать. Все эти сайты – исключительно вынужденная мера для читателей, уставших от отсутствия сопоставимой по ассортименту, удобству, возможностям альтернативы со стороны традиционной книжной индустрии. Этиология пиратства вовсе не криминальная (или не столько криминальная). Читатели хотят читать, они готовы за это платить. Может быть, не так и не по тем правилам, на которых настаивает традиционный бизнес. Но если бизнес не отвечает потребностям рынка, то рано или поздно ему придётся или измениться, или исчезнуть.

Очень радует выделенная синим цветом мысль. И очень огорчает краткость следующей пары вопрос-ответ:

— Нет желания выстраивать взаимодействие, например, с публичными библиотеками?

— Такое желание есть, и мы прорабатываем возможности для такого взаимодействия.

Ещё раз напомню, что процитировал я далеко не всё и что идеальный вариант – прочесть интервью самому и составить собственное мнение


Теги: , , , , , , , , , , , , , , , ,
Рубрика: Авторское право, Агрегация и реферирование материалов, Загрузка (UpLoad) файла, Контент хранимый в "облаке", Мероприятия, Новости, Проекты, Сопутствующие технологии, Форматы и их конверсия, Ценообразование, Цифровой контент, Цифровой контент. е-книги, доступ он-лайн, доступ по подписке, е-абонемент (e-lending), е-книга и ридер в библиотеке, сервисы

Комментариев нет

Копирайтные проблемы на ММКВЯ-2013

Опубликовано 8 сентября 2013

Мероприятие прошло раньше, чем описанное в посте от 06 сентября 2013 (Облачные технологии на ММКВЯ-2013), но пресс-релиз пришёл позже. Главное достоинство – есть (хотя и краткое) описание кто и что сказал (цитирую пресс-релиз от «Университетской книги» целиком):

4 сентября 2013 г. в рамках XXVI ММКВЯ журнал «Университетская КНИГА» совместно с Федеральным агентством по печати и массовым коммуникациям и Российской ассоциацией электронных библиотек провел конференцию «Законодательные инициативы и правовое регулирование российского книгоиздания».

Приглашенные эксперты обсудили вступивший в силу в августе 2013 г. «антипиратский» 187-ФЗ, законодательные инициативы Минкультуры России, отраслевые и частные способы борьбы с пиратством в отношении цифрового контента.

Наталья Ромашова, директор нормативно-правового департамента Министерства культуры Российской Федерации рассказала о проекте закона досудебного разрешения конфликтов в сфере авторских прав, разработанного Минкультуры. Новый документ, в отличие от 187-ФЗ, в качестве объектов правоотношений включает и литературные произведения. За основу законопроекта взят американский закон DMCA, но в российском варианте более конкретно прописана процедура его исполнения, указаны конкретные сроки. Законопроектом предусмотрен конкретный перечень информации, которую должен предоставить заявитель, достаточные сведения для идентификации правообладателя. Предусмотрена возможность контруведомлений со стороны пользователей.

Заместитель руководителя Роспечати Владимир Григорьев считает, что 187-ФЗ – это определенный прорыв в законодательном регулировании интеллектуальной собственности, но в отношении книг разработать аналогичный закон намного сложнее: названий книг каждый год выходит на порядки больше, чем фильмов нигде не определено, что такое литературное произведение. Один из возможных путей – создание специального реестра в Интернете, есть и другие способы.

Виталий Калятин, главный юрист по интеллектуальной собственности ОАО «РОСНАНО», отметил, что принятие 187-ФЗ привело к очередной редакции IV части ГК РФ: из него исключены положения, касающиеся ответственности интернет-провайдеров. Закон, по мнению эксперта, отражает комплексный подход к проблеме, однако содержит в себе несколько «мин». Например, новый вид провайдера – лицо, предоставляющее доступ к произведениям в Сети – в законе только назван, и для него не определены меры ответственности. Привлечь его к ответственности становится гораздо сложнее, и только при наличии вины. Нормы в отношении сроков, в течение которых провайдер должен исполнить судебное решение (в сумме – 6 дней), тоже установлены некорректно. Судебные решения исполняются немедленно, а эта норма ввела лишние 6 дней ответчику для того, чтобы распространять контент.

Екатерина Чуковская, замдиректора Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ, рассказала о перспективах создания единого государственного органа регулирования интеллектуальной собственности. По мнению эксперта, сегодня говорить о регулировании интеллектуальной собственности в Интернете в отношении только объектов авторского права не совсем корректно: человек может скачать и распечатать на 3D-принтере любой промышленный объект, так что в сферу законодательного регулирования должны быть включены и изобретения, и товарные знаки, и другие объекты.

Олег Колесников рассказал о принципах работы новой «антипиратской» организации Ассоциации по защите авторских прав в Интернете (АЗАПИ).

Владимир Харитонов, исполнительный директор Ассоциации интернет-издателей России, считает, что любые законы, регулирующие правоотношения в Сети, будут исполняться плохо, в первую очередь потому, что Интернет – технологическая среда, предназначенная для копирования и передачи информации, созданная для того, чтобы человечество смогло пережить ядерную войну. Пользователи, по мнению эксперта, вполне смогут разобраться с тем, что такое фринет, анонимайзеры и т.п., и тогда борцам с пиратами просто некому будет предъявлять претензии.

Руководитель портала «Авторское право в России» Василий Терлецкий призвал при разработке законов, смотря на то, что делается в смежных отраслях, идти по пути договоренности. 187-ФЗ, несмотря на все его недостатки, по мнению эксперта, является шагом вперед в практическом смысле. Теперь необходимо совершенствовать принятые нормы, учитывая интересы интернет-издателей, правообладателей, вводить книги и музыкальные произведения. Однако законопроект Минкультуры, на взгляд В.В. Терлецкого – шаг назад: правообладатель не обязан писать никакие претензии в отношении нарушителей авторского права.

В заключение конференции известные авторы – Александр Архангельский, Анна Берсенева, Владимир Сотников – поделились своими кейсами борьбы с интернет-пиратством.

Напомню, что на сайте ассоциации электронных библиотек велась видеотрансляция мероприятия и еёзапись выложена у них на сайтеЕ

Полная видеозапись конференции | 02:47:42

Вступительное слово Е. Бейлиной | 01:29

Первая сессия «Законодательные инициативы DMCA +. Российский вариант» | 01:08:15

Вторая сессия “Отраслевые инициативы или как это работает на практике (опыт и практика исполнения закинициатив)” | 01:01:17

Третья сессия “Противодействие пиратству. Авторские решения и эксперименты” | 35:17


Теги: , , , , , , , , , , ,
Рубрика: Авторское право, Мероприятия, Новости, Сопутствующие технологии, Фильтрация DNS, Фильтрация контента (цензура), Фильтрация поисковая, Цифровой контент, Цифровой контент. Прочее, Цифровой контент. е-книги, ссылки на контент, фильтрация iP

2 комментария

От Милонова до Меркулова

Опубликовано 28 августа 2013

О возможностях «запретить» нежелательные деяния в Интернет есть полный спектр мнений.

Умученный многочисленными фейками депутат Милонов стал героем очередного фейка (Фейк про закон о запрете фейков). Это один конец спектра – надеющийся на то, что запретить можно всё. есть и другой

Фарш невозможно прокрутить назад и мясо из котлет не восстановишь

На этом конце спектра Антон Меркулов считает, что (Фарш невозможно прокрутить назад). Мнение забавное. Рекомендую читать самостоятельно, а я «для завлекалочки» процитирую вывод:

Интернет, в тех масштабах, в которых он распространен в России уже невозможно радикально контролировать. Никакие реестры запрещенных сайтов, никакие антипиратские законы, никакие инициативы рабочих групп при ФСБ не смогут изменить то, что интернет принес в нашу жизнь: скорость распространения информации и глобальное медиа поле. Любые попытки закончатся провалом, в лучшем случае, откатом от принятого решения в течении часов, в худшем – крахом инициаторов. Стоит привыкнуть к мысли, что нам уже боятся нечего. Нас уже не догонят. Даже если всех внесут в реестр запрещенных людей.

… скоро кончится лето. Наступит сентябрь. Все вернутся из отпусков, взрослые пойдут на работу, дети пойдут в школу, депутаты в Думу. Ближе к середине месяца, известный или не очень депутат, член совета федерации или глава комиссии при ФСБ, через газету «Известия» сообщит что опять разрабатывается законопроект, который запретит нам Skype, Facebook, торренты, VPN и прокси-сервера. А я опять, в эфирах радиостанций, на страницах газет и экранов телевизоров, если их конечно не запретят, будут говорить то, что говорил год назад, полгода назад, месяц назад – фарш невозможно провернуть назад. Интернет в России нельзя контролировать.

ВСЁ, конечно, не запретят, но кровушки попьют (особенно у библиотек и учебных заведений, которым придётся «обеспечивать» исполнение дуроломных законов) немало


Теги: , , , , , , , ,
Рубрика: Сопутствующие технологии, Фильтрация DNS, Фильтрация контента (цензура), Фильтрация поисковая, Форматы и их конверсия, Цифровой контент, ссылки на контент, фильтрация iP, хакинг, шифрование

Комментариев нет

А не дешевле государственную пузомерку создать?

Опубликовано 14 августа 2013

Wikipedia (Литрес) так рассказывает историю фирмы:

Компания «ЛитРес» была основана в 2006 году.

Основатели компании: Дмитрий Грибов (FictionBook, формат книг FB2), Алексей Кузьмин (Litportal) и Андрей Барановский («Альдебаран»). Позже к «ЛитРес» присоединился Олег Колесников в качестве «миноритария», акционера без права управления компанией. Дополнительно были приобретены библиотеки Bookz.ru и «Фэнзин». Первым инвестором «ЛитРес» стал Александр Долгин, позже он продал свою долю издательству «Эксмо». В 2010 году компанию «ЛитРес» возглавил Сергей Анурьев.

Так что мы имеем дело с легализовавшимися «честными пиратами». Тем интереснее опубликованное «Университетской Книгой» интервью с Олегом Колесниковым (выяснилось, что он с момента создания Литрес занимался судебным закрытием библиотек, которые не хотели легализоваться и, следовательно, конкурировали с Литрес) фрагменты которого я процитирую:

Вообще, у нас нет законодательных проблем в части соблюдения авторских прав, в России не самое глупое законодательство в этом отношении, им можно и нужно пользоваться.

К сожалению, в России нет охраны авторских прав, точнее, у нас не запрещено защищать авторские права, а охраны прав нет. Фактически, если вам удаётся найти ответчика, установить, кто он, подать на него в суд, то теоретически вы можете добиться положительного решения. Однако, как правило, у издателей недостаточно квалификации, чтобы разобраться, кто ответчик и как грамотно к нему подступиться, а для зарубежных процессов недостаточно ресурсов.

Вышесказанное вполне объясняет почему владельцы копирайта при наличии возможности не умеют себя защитить и, следовательно, нуждаются в Ассоциации (создаваемой владельцами копирайта на паях и не ложащейся нагрузкой на государство и граждан).

Вот эта мысль мне, честно говоря, осталась непонятна:

— DMCA – очень умный закон, в него вносятся очень разумные коррективы, но многие его нормы неприменимы у нас чисто технически. Если в Америке правообладатель видит, что на каком-то сайте нарушаются его права, и как частное лицо не может установить, кому принадлежит этот сайт, то он идёт в местный суд и подаёт в упрощённой форме запрос о правонарушении. Эти вопросы рассматриваются у них достаточно быстро, и суд выносит своё промежуточное решение, которое является основанием для других действий, в том числе и по закрытию соответствующего сайта. Таким образом, американские условия DMCA заточены под другие действия и законы, т.е. сделаны в юридической среде, которой у нас просто нет.

И в следующем абзаце (так и не объяснив ЧЕГО у нас нет) вместо «закрытия по суду» предлагаются набившие оскомину внесудебные расправы типа SOPA (от которой США хватило ума отказаться):

Идеальная модель, с моей точки зрения, может выглядеть следующим образом. Допустим, правообладатель обнаружил, что на ресурсе нарушаются его права, сообщил об этом администратору соответствующего сайта. Если администратор не отреагировал, то правообладатель обращается к хостеру. Тут важный ключевой момент: как он обращается. Он должен написать официальное обращение о том, что необходимо отключить этот сайт ввиду того, что нарушаются его права. С моей точки зрения, хостер на основании этого заявления такие действия должен совершать. В этом случае он абсолютно чист и перед законом, и перед тем, кому он оказывает услуги хостинга. Если тот, кто написал заявление, был неправ, он получает встречный иск, и неправомочно закрытый сайт получит компенсацию. Здесь много подводных камней, возможно мошенничество, троллинг, но этого можно избежать, если будет отработана цепочка обратной связи и реальной ответственности всех сторон.

Фактически предлагается ввести презумпцию виновности с наказанием в том случае, если владелец сайта (у которого правовых ресурсов куда меньше, чем у Ассоциации, которую представляет г-н Колесников) смог доказать, что его не только закрыли зря, но и сделали это преднамеренно. Но цена доказывания невиновности может в разы превышать и ценность закрываемого сайта и финансовые возможности его владельца.

Единственное, пожалуй, с чем я готов согласиться, это с ответом на вопрос о полезности создания реестра владельцев авторских прав:

— С моей точки зрения, реестр нужен, если он будет организован так, чтобы быть полезным бизнесу, а не только государству для галочки. В США это развитая и продуманная система, и если вы хотите подать в суд за нарушение своих авторских прав, то это очень трудно сделать, если ваши права не зарегистрированы в копирайт-офисе Библиотеки Конгресса. Для судов это удостоверяющий документ о том, что вы – правообладатель. Для американских хостеров достаточно уведомления Библиотеки Конгресса о том, что вы правообладатель, для того чтобы предпринять действия в отношении вашей защиты и закрытия нелегального ресурса. Когда я общаюсь с представителями сайтов и говорю, что у данной книги есть правообладатель, они резонно спрашивают, как это проверить. Когда есть реестр, это легко сделать. Но подчеркну ещё раз, чтобы всё было «по уму», уже на этапе его создания следует привлекать издательства, библиотеки, правообладателей и отраслевых экспертов для обсуждения функционала реестра, объёмов предоставляемой информации и степени его открытости.

Рискну заметить, что для России (вместо того, чтобы сначала создать реестр и схему удостоверения авторских прав, а уж затем организовывать преследование нарушений по суду) предлагается презумпция виновности и методика внесудебных расправ. И это меня очень тревожит

Да, по поводу, ПУЗОМЕРКИ… Есть в интервью одна фраза: «я уверен, что если создать систему неотвратимости наказания, тогда ситуация будет другой».  Понятно, что создание такой системы стоить будет очень дорого и сегодня мы наблюдаем ситуацию, когда на граждан (а не на владельцев копирайта) пытаются переложить расходы (и немалые) по содержанию как системы неотвратимости, так и по оплате легальных ресурсов…  И в этой связи может быть дешевле обойдётся создать государственную «пузомерку» – сайт с эталонными копиями ВСЕХ книг, на которые распространяется российский копирайт. Там должны быт все книги, которые доступны через Интернет. Автор имеет право только отметить некачественную оцифровку и предложить свой эталон. И те расходы, которые мы всё равно несём, тратить на то, чтобы оплачивать владельцам копирайта пропорционально числу бесплатных скачиваний. Число скачиваний позволит авторам и «мериться пузом» и делить между собой гонорар. Граждане же получат доступный в любой точке РФ легальный контент.

После создания такой «пузомерки» (и отладки её на реальных потоках скачивания) все остальные нелегальные ресурсы можно и нужно будет прикрывать. Для граждан достаточно наличия легального и бесплатного контента высокого качества. Не думаю я, что желающих читать именно нелегальный контент так уж много. Следовательно, даже без «резких движений» коммерческое пиратство захиреет (у сайтов резко упадёт посещаемость и, следовательно, упадут доходы), а некоммерческим библиотекам достаточно будет хранить вторичную информацию (описания, рецензии, отклики и ссылку на эталон) . Тексты же в некоммерческих библиотеках останутся только от «непризнанных» авторов (тех, кого в государственную «пузомерку» по каким-то причинам не поместили). Как только автора «признали» – в библиотеке остаётся только вторичная информация…

Я думаю, что такой вариант обеспечения владельцев копирайта позволит в первую очередь платить авторам, а не посредникам. Да и для граждан, я думаю, это обойдётся куда дешевле, чем сначала платить БОРЦАМ ЗА КОПИРАЙТ, а затем снова платить ЗА ОБЪЕКТ КОПИРАЙТА.

Понятно, что и библиотекам найдётся дело – раскрытие «моря разливанного» контента, оценка и отбор под запросы пользователей и помощь в выборе и скачивании…

Вполне возможно, на мой взгляд, что начинать создание подобного сервиса стоит не с коммерческой литературы (которую пишут ради гонорара). Пусть коммерческие авторы платят «борцам» в своё (и борцов за копирайт) удовольствие…  А начинать надо с той литературы, гарантия обеспечения гражданам свободного доступа к которой необходима государству (учебная, научная и справочно-энциклопедическая литература). А для оплаты использовать, например, тот 1% «налог на болванки», который сегодня кормит Добрыню Никиту. Да, на худой конец, под государственную гарантию свободного доступа к необходимой литературе, вполне можно вводить что-то вроде «налога на образование». Понятно, что общее среднее образование бесплатно и гарантируется всем, но среднее специальное, высшее образование (есть публика у которой их несколько) есть привилегия и, если образование выше гарантированного получено за счёт бюджета, оно вполне могут облагаться налогом «на обеспечение образования и науки необходимой литературой». Думаю, что такой налог вполне способен стать своего рода стимулом к чтению (раз уж я плачу за то, что меня обеспечивают литературой, так может и правда стоит хоть что-то прочесть «на халяву»)


Теги: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,
Рубрика: Авторское право, Агрегация и реферирование материалов, Новости, Обязательный экземпляр, Сопутствующие технологии, Форматы и их конверсия, Ценообразование, Цифровой контент, Цифровой контент. е-книги, каталогизация печатных и электронных документов, сервисы

Один комментарий

Стоит ли резать курицу, несущую золотые яйца?

Опубликовано 29 июня 2013

рассказала о последствиях дуроломного копирайтного законопроекта (цитирую целиком):

Открытое обращение интернет-индустрии в отношении законопроекта №292521-6 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты интеллектуальных прав в информационно телекоммуникационных сетях»

26 Июня 2013

Российская Федерация активно вовлечена в процессы развития Интернета и информационного общества, в связи с чем неизбежно возникает вопрос о будущем авторского права и технологий доступа к цифровой информации. Попытки разрешения данного вопроса предпринимаются давно, а активный диалог российской интернет-индустрии и правообладателей был начат ещё в 2009 году, ознаменовавшись инициативой реформирования Гражданского Кодекса Российской Федерации.

Сегодня российская интернет-индустрия занимает лидирующие позиции на международной арене: интернет и связанные эко-системы составляют 4,62% ВВП России, с текущим приростом до 30% в год по ключевым показателям, 4 место в Европе по объему инвестиций, первое место в Европе по количеству пользователей Интернета и самый быстрорастущий рекламный рынок в мире.

В настоящее время Государственная Дума РФ приняла законопроект №292521-6 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты интеллектуальных прав в информационно телекоммуникационных сетях». Законопроект предполагает внесение изменений в статьи 1253.1 Гражданского Кодекса Российской Федерации, Закон №149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации», а также в Гражданский процессуальный и Арбитражный процессуальный кодексы Российской Федерации.

Признавая существование проблем, связанных с защитой авторских прав в Интернете, мы выражаем серьёзные опасения в связи с рисками, которые несёт в себе данный законопроект.

Законопроектом закладываются широкие возможности для злоупотреблений и недобросовестной конкурентной борьбы. Согласно международному опыту стран, в которых существуют аналогичные механизмы борьбы с нелегальным контентом, почти половина запросов отсылаются конкурентами существующих легальных сервисов. При том, что законопроектом предусмотрены предварительные обеспечительные меры, позволяющие заблокировать интернет-ресурс без его предварительного уведомления на основании лишь предположения о нарушении, такая норма представляет собой значительную угрозу как начинающим легальным сервисам, так и информационным посредникам.

В законопроекте не учитывается возможность легального использования объектов авторского права без разрешения правообладателя, что предусмотрено Гражданским законодательством и международной практикой Это нанесет огромный урон как новым моделям распространения контента, так и учреждениям образовательной и культурной направленности (школы, университеты, музеи, библиотеки). По новым положениям библиотеки и архивы, и без того страдающие от долгого и сложного процесса оцифровки фондов, становятся постоянным объектом для судебных исков.

Законопроект не учитывает возможности, которые открывает Интернет для получения доходов от онлайн-операций с законным контентом, не учитывает уже существующие механизмы взаимодействия информационных посредников и правообладателей, а также тот факт, что ключевым звеном в цепи получения правообладателями доходов в Интернете являются сотрудничающие с правообладателями и предлагающие им различные способы получения доходов сервисы цифровой дистрибуции контента.

Предполагаемая цель борьбы с пиратством при существующем тексте законопроекта не будет достигнута: современные технологии позволяют пиратам при необходимости обходить блокировки. Для легальных же ресурсов, и, в первую очередь, для СМИ, которые не используют в своей деятельности незаконные технические инструменты, данный законопроект представляет собой серьезную угрозу нормальной деятельности.

Интернет-отрасль предложила свои замечания к законопроекту, призванные повысить его эффективность в деле легализации рынка медиаконтента, снизить потенциальные риски для российских дистрибьюторских компаний и информационных посредников, а также сгладить как концептуальные, так и юридико-технические недоработки.

Несмотря на существующие замечания к проекту профильных министерств и ведомств, а также на попытки диалога с отраслью на площадке Государственной Думы, ни одно из предложений интернет-индустрии учтено не было.

Мы считаем что в текущем виде законопроект нанесёт ущерб как самим правообладателям, так и российскому государству и обществу. Полагаем, что отсутствие конструктивного и прозрачного обсуждения, игнорирование внесенных поправок, отсутствие анализа экономических и социальных последствий необъяснимо и неприемлемо.

Считаем необходимым пересмотр предлагаемых законопроектом механизмов с учетом интересов российского медиа и интернет-бизнеса на основе всестороннего анализа экономических и социальных последствий.

Приглашаем всех заинтересованных лиц, компании и ассоциации поддержать или присоединиться к данному обращению.

Подписанты:

  1. Mail.ru Group
  2. Яндекс
  3. Объединенная компания «Афиша-Рамблер-СУП»
  4. Google Россия
  5. RU-CENTER
  6. Хостинг-Центр
  7. Фонд содействия развитию технологий и инфраструктуры Интернета
  8. Wikimedia Russia
  9. OZON.RU
  10. Российская Ассоциация электронных коммуникаций
  11. Ассоциация интернет-издателей

В развитие общего открытого обращения я уже знаю (Заявление Ассоциации интернет-издателей по поводу принятия закона по борьбе с пиратством). Заявление расширяет и трактует в/у обращение РАЭК и его я тоже процитирую целиком:

Российская интернет-индустрия занимает лидирующие позиции на международной арене: по оценке Российской ассоциации электронных коммуникаций, интернет и связанные с ним эко-системы составляют 4,62% ВВП России, с текущим приростом до 30% в год по ключевым показателям, и занимает 4 место в Европе по объему инвестиций, 1 место в Европе по количеству пользователей интернета и самый быстрорастущий рекламный рынок в мире. Разница с киноиндустрией очевидна: она в десятки раз меньше интернет-бизнеса.

Интернет-индустрия уже стала гордостью России — это один из немногих секторов (кроме сырья и торговли оружием), в котором Россия на равных соревнуется с крупнейшими глобальными компаниями и активно наращивает клиентов за границами России, причём не только на русскоязычных сервисах. Это локомотив модернизации российской экономики, создающий высокие технологии и высокооплачиваемые рабочие места, рост которого вызывает зависть у всех и на порядок опережает показатели практически во всех других секторах экономики России без исключений.

Законопроекты по борьбе с пиратством и принятие обеспечительных мер в виде штрафов для нарушителей жёсткого правового режима игнорируют как реалии российского кинобизнеса, так и все сложности, связанные с особенностями правового регулирования в РФ до такой степени, что позволяет говорить о сознательном введении в заблуждение политических спонсоров законопроекта и предательстве интересов государства и граждан России. Дело не только в том, что для принятия закона использовалась подмена понятий и дискурс «воровства», но и в том, что экономическое обоснование проекта по сути сфальсифицировано в интересах узкой группы лиц, в распоряжении которых находятся бюджеты по поддержке кино и права на произведения, созданные в годы СССР, а также прокат зарубежных фильмов.

Смысл этого сговора простой — неэффективность государственных инвестиций в кинобизнес и низкий уровень отечественного кино объясняют «происками пиратов», полностью игнорируя факт провала большой части российских фильмов в кинотеатрах. Тем самым борьба с пиратством становится реальной отчётностью для отечественного кинобизнеса, позволяя при этом увеличить поток отчислений за кинофильмы иностранного производства, пользующиеся спросом, и «монетизировать» коллекции советской киноклассики, имеющий непреходящую ценность в мире. При этом многие ленты, снятые при господдержке, в условиях жёсткого регулирования в принципе теряют шансы быть увиденными зрителями в небольших городах и на селе, что во многом лишает смысла и сами государственные инвестиции.

С нашей точки зрения, закон создаёт базу для неформальной «приватизации» культурного наследия СССР, позволяя условным правообладателям фильмов (уже оплаченных гражданами СССР — при том, что реальным их авторам давно уже никто ничего не платит) накладывать миллионные штрафы за размещение на сайтах ссылок на страницы с фильмами, давно уже ставшими нашим общим культурным наследием, такими, как «Иван Грозный», «Летят журавли», «Москва слезам не верит», «Мимино», «Белое солнце пустыни», «Ирония судьбы» и многими другими. Вместо расширения доступа к культурному наследию, новые законы работают на разрушение российской культурной идентичности.

В то время как размер убытков от пиратских просмотров никто из российских правообладателей реально не анализировал, ограничиваясь мифическими «оценками», оценить объём государственных инвестиций в кинобизнес, исчисляемый миллиардами рублей, и представить себе масштаб потерь для экономики России в результате разрушения существующего правового поля интернет-бизнеса не слишком сложно.

Принимаемый закон ориентирован на поддержку российской киноиндустрии лишь формально. А на 90% он рассчитан на поддержку иностранных продавцов прав на кинофильмы: даже открытые данные с рынка кинопроката показывают, что сборы за российские фильмы падают, а за голливудские продолжают расти. И виноваты в этом, очевидно, вовсе не пираты, а низкое качество кинопродукции, создаваемой в первую очередь за государственный счёт.

Таким образом, налицо кризис государственной политики и стратегии в области как экономики, так и культуры. По сути, лоббистская группа киноиндустрии, пользуясь невежеством политического класса и наработанными в предвыборный период связями, смогла «протащить» в Думе закон, который станет ещё одним поводом для смены юрисдикции русских интернет-компаний. Многие из них уже были вынуждены ранее частично вывести производственные активы из России из-за рисков, связанных с законотворчеством лоббистов интересов зарубежных правообладателей. При этом собственно опыт США, где не был принят закон SOPA (против которого выступил в своё время и министр связи РФ), но работают предусмотренные законом DMCA процедуры, уже отработанные на практике, они предоставляют реальную защиту интернет-бизнеса и правообладателя иначе. Этот опыт, а также все замечания российской интернет-индустрии, не были учтены законодателями.

В связи с вышеизложенным Ассоциация интернет-издателей призывает Президента России В.В.Путина наложить вето на закон, а российскую власть и депутатов — перейти от практики эгоистичного отраслевого лоббизма к формулированию реальных национальных интересов страны и граждан России. В частности, мы обращаемся с просьбой к Правительству и Администрации Президента РФ, к федеральным министерствам и ведомствам и к депутатам всех уровней власти разработать программу перевода в правовой режим общественного достояния всего культурного наследия СССР — в первую очередь коллективных и служебных произведений, права на которые принадлежат Российской Федерации и госструктурам — во избежание приватизации советского культурного наследия группой заинтересованных лиц. Ассоциация уже выступала с подобной инициативой в декларации по созданию Ассоциации. Отсутствие конкретных шагов в этом направлении делает любые попытки ужесточения режима охраны авторских прав преступлением против всех бывших граждан Советского Союза и всех граждан России.

Мы также просим Правительство РФ и институты развития продолжить разработку концепции реформы авторского права в мире. Опыт развитых экономик показывает, что никому не удаётся найти правильный баланс интересов общества, создателей произведений и правообладателей в цифровом мире без существенного пересмотра ключевых аспектов законов и конвенций, регулирующих режим охраны авторского права во всём мире. При всём уважении к пикету извозчиков, протестующих против строительства московского метро, мы хотели бы, чтобы государственная политика строилась на основе приоритетов экономического и социального развития, общедоступности знаний и культурного наследия России.

P. S. Ассоциация интернет-издателей подписала обращение открытое обращение РАЭК. Наше заявление – дополнение к нему.

Если кто знает документы на эту тему и от других подписантов, то ссылки я с удовольствием добавлю

Что до меня, то я целиком присоединяюсь к этим документам. Единственное, что хотелось бы уточнить: КТО у нас в стране ТАКОЙ такой «крутой», что способен не только выступить против индустрии дающей св. 4% ВВП и растущей темпом 30% в год (при том, что ВВП в целом растёт в России едва на 3-4%), но и сумевший «проломить» сопротивление отрасли и обеспечить почти единогласное (из голосовавших) принятие законопроекта с квалифицированным большинством?

Похоже, это та самая «фиаска», о которой писал Маяковский (цитирую выборочно):

Акуловкой получена газет связка.
Читают.
В буквы глаза втыкают.
Прочли:
- "Пуанкаре терпит фиаско".-
Задумались.
Что это за "фиаска" за такая?
Из-за этой "фиаски"
грамотей Ванюха
чуть не разодрался:
- Слушай, Петь,
с "фиаской" востро держи ухо:
даже Пуанкаре приходится его терпеть.
Пуанкаре не потерпит какой-нибудь клячи.
Даже Стиннеса -
и то!-
прогнал из Рура.
А этого терпит.
Значит, богаче.
Американец, должно.
Понимаешь, дура?!-

С тех пор,
когда самогонщик,
местный туз,
проезжал по Акуловке, гремя коляской,
в уважение к богатству,
скидавая картуз,
его называли -
Господином Фиаской.

Вот и меня вопрос интересует: Что за «фиаска на ровном месте» у нас тут образовалась, что сам президент её вынужден терпеть?

__________________

Знаю я, что Фиаска – это двухлитровая бутыль и про происхождение «потерпеть фиаско» знаю, но вопрос оставлю в интерпретации Маяковского


Теги: , , , , , , , , , , , , , , ,
Рубрика: Авторское право, Новости, Проекты, Фильтрация контента (цензура), Фильтрация поисковая, Цифровой контент, ссылки на контент

4 комментария

Эксперты о законопроекте МинКультуры

Опубликовано 31 мая 2013

В дополнение к посту от 29 мая 2013 (Хотели «как хуже» и, как всегда, получится «хуже некуда») с первыми откликами на проект Миистерства Культуры по борьбе со «злобными пиратами». Университетска книга опубликовала документ (Позиция РАЭК по проекту Минкультуры «О внесении изменений в целях прекращения нарушений авторских и смежных прав в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе сети «Интернет»»), который я с благодарностью цитирую целиком:

29.05.2013 16:03

Законопроект, разрабатываемый рабочей группой при Министерстве культуры, под названием «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях прекращения нарушений авторских и смежных прав в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в сети «Интернет», сообщения о котором появились в СМИ, вносит изменения в Федеральный закон №149 «Об информации, информационных технологиях и защите информации», а также в Кодекс об административных правонарушениях.

Законопроектом предлагается введение процедуры взаимодействия правообладателей, хостинг-провайдеров, поисковых сервисов и даже «пользователей файлообменных сетей» в целях удаления информации в сети интернет, нарушающей авторские и смежные права. Механизм наделяет хостинг-провайдеров, операторов связи, поисковые сервисы и пользователей файлообменных сетей широким кругом обязанностей по участию в досудебном разбирательстве частно-правовых конфликтов, в том числе возлагая на них обязанность проактивно и самостоятельно пресекать потенциальные нарушения в частно-правовой сфере авторских и смежных прав. При этом законопроект обеспечивает правовой иммунитет и административную неприкосновенность правообладателя, обратившегося с заведомо ложным или ошибочным заявлением. Кроме того, хостинг-провайдерам, владельцам сайтов, поисковым сервисам и операторам связи предписывается блокировать доступ к ресурсам, рассылать уведомления пользователям файлообменных сетей, раскрывать персональные данные клиентов и совершать иные действия, входящие в противоречие как с законодательством Российской Федерации, так и с технологическими особенностями сети Интернет. За неисполнение предписанных действий предполагается административное наказание в виде штрафов от 5 тыс до 1 млн рублей.

Иными словами, законопроект направлен на регулирование гражданско-правовых отношений по защите исключительных прав помимо и при отсутствии в гражданском законодательстве какого-либо указания на такую возможность, при этом используя не свойственный частному праву и не известный какому-либо иностранному правопорядку жесткий императивный метод и односторонним образом устанавливая для информационных посредников административную ответственность за несоблюдение требований, предусмотренных процедурой взаимодействия.

Необходимо отметить следующее:

  • ·Терминологический аппарат законопроекта не выдерживает технической и юридической критики:понятия«хостинг», «ссылка», «оператор связи», «поисковый сервис», «пользователь файлообменной сети», «сетевой адрес»не соответствуют ни действующему законодательству, ни реальным явлениям и прямо им противоречат.Используемые понятия, такие как порт, IP-адрес, MAC-адрес, не являются юридическими и не будут понятны судам.
  • ·Законопроект демонстрируетполное незнание организационных и технологических процессов, на которых основано взаимодействие субъектов в сети интернет.В частности, обязательство оператора связи«перенаправлять заявление тому пользователю, сетевой адрес которого указан в заявлении» предъявляет к оператору связи абсолютно невыполнимые требования.
  • ·Обязательства хостинг-провайдеров, поисковых сервисов и операторов связи предпринимать самостоятельные проактивные действия по пресечению нарушений авторских и смежных прав представляют для них несоответствующее целям закона, регулирующего частные отношения, и характеристикам их основной деятельности финансовое и организационное бремя, тем самым существенно снижая экономическую отдачу.
  • ·Законопроектом не предусмотрена ситуация, когда лицо, опубликовавшее спорный объект, имеет соответствующее право на публикацию или распространение — в данном случае по заявлению правообладателя объект будет удален или заблокирован на срок минимум один месяц. При этом правообладатель не обязан учитывать ни ограничения исключительного права, установленные законом, ни возможность свободного использования охраняемых объектов, ни какие-либо иные моменты и не несет по существу никакой ответственности за ложные и недобросовестно направленные уведомления,
  • ·В условиях досудебного характера взаимодействиябремя определения законности ложится на информационных посредников, что никак не соответствует их сфере деятельности и возможностями существенно сдвигает нащупываемый складывающейся судебной практикой баланс интересов участников отношений.
  • ·Сбор и хранение данных пользователя противоречит законодательству о персональных данных и Статье 23Конституции РФ,
  • ·Обязанность поисковых сервисов приоритезировать результаты поисковой выдачипротиворечит функции поисковых сервисов и в настоящее время является технологически не реализуемой: поисковые системы автоматически индексируют имеющийся в Интернете контент по всему миру и не имеют технической возможности проактивно сличаться с российским реестром. Более того, иностранная практика склоняется к тому, что подобное вмешательство в деятельность и сервис поисковой системы является совершенно некорректным как с политико-правовой, так и с юридической точки зрения.
  • ·Размер штрафавызовет упадок индустрии цифровой дистрибуции в России, сегодня которая находится в стадии активного развития:создавать российские платформы цифровой дистрибуции авторского контента, равно как и выходить на российский рынок крупным международным платформам станет невыгодно. В то время как усилия иностранных правопорядков направлены на реформирование системы авторского права и создание предпосылок для более широкого вовлечения легальных объектов исключительных прав в оборот в цифровой среде, предлагаемый проект Министерства Культуры направлен на то, чтобы инкорпорировать в российское законодательство неверно интерпретированные элементы правового регулирования американского Закона об авторских правах в цифровую эпоху (DMCA), принятого еще в XX веке и уже сейчас во многом требующего пересмотра. Более того, принимая во внимание, что DMCA регулирует исключительно вопросы ограничения ответственности в рамках рассмотрения частных исков правообладателей о возмещении убытков и выплате компенсации, введение предлагаемой законопроектом административной ответственности за нарушения процедуры вряд ли можно признать корректным.

Кроме вышеперечисленных замечаний, следует отметить концептуальные несоответствия описанных законопроектом процедур международным практикам, концепции развития гражданского законодательства и самому характеру частных правоотношений в сфере авторских и смежных прав. Концепция внесения предлагаемых изменений также противоречит пункту 2 Статьи 1 149-ФЗ, согласно которой «Положения настоящего Федерального закона не распространяются на отношения, возникающие при правовой охране результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации».

Эксперты РАЭК высказывают уверенность, что принятие законопроекта повлечет за собой массовый отток российских владельцев сайтов в иностранную юрисдикцию, финансовые потери и широкомасштабные нарушения прав законопослушных российских физических и юридических лиц — хостинг-провайдеров, операторов связи и владельцев сайтов.

РАЭК

Всё, что сказано в документе соответствует действительности, но, к сожалению, сказано далеко не всё…

Оригинальное мнение РАЭК было проиллюстрировано обложкой книги (Быстрые результаты чужими руками. 3-недельный курс эффективного делегирования).

Ведь данный законопроект является отличным примером коммерчески удачного делегирования: Все неприятности и все затраты будут нести граждане индивидуально и опосредовано (налогами, из которых расходы будет нести государство), а все «плюшки» получат (надеются получить) правообладатели.

Если, вдруг, законопроект удастся исполнить, то наступит национальная катастрофа. Книг (печатных) больше покупать не станут, легальных электронных книг в продаже больше не станет. А ведь печатных книг даже по штуке на каждую библиотеку не хватит. И т.н. «злобные пираты» сегодня заполняют те информационные лакуны, которые без их усилий легальным контентом не будут наполнены….  Только представьте себе, что всё это информационное богатство удалось (в результате успешной реализации законопроекта) вывести из информационного оборота…  И где граждане в интересах экономики будут брать нужную им информацию? В тех единицах библиотек, куда попадает обязательный печатный экземпляр?

Фактически, данный законопроект является экономической диверсией, имеющей целью затормозить развитие России по пути создания и развития производств с высоким уровнем добавленной стоимости (то, что называют «наукоёмкие»). Неужели власть этого не понимает и готова ради корыстных интересов господ Правообладателей разваливать экономику Страны?

_______________________

Lenta.ru (Защитники авторских прав предложили карать пиратов вирусами) описали новый вариант внесудебных расправ над теми, кого БЕЗ СУДА посчитают ВОЗМОЖНЫМИ НАРУШИТЕЛЯМИ копирайта.

Комиссия по воровству американской интеллектуальной собственности (Commission on the Theft of American Intellectual Property) направила в Конгресс США доклад, в котором попросила разрешить защитникам авторских прав использовать против пиратов вредоносные программы. Доклад опубликован (.pdf) на сайте комиссии.

Идея проста. На каждый компьютер, принудительно ставится программа внешнего контроля. Что она делает кроме официально заявленного неясно, но делать она может много чего. По официальной версии как только появится ПОДОЗРЕНИЕ, что с данного компьютера нарушается копирайт, так будет подана команда удалённого управления, которая компьютер заблокирует. Теоретически – для того, чтобы пользователь не смог спрятать следы нарушения, а практически – для того же, для чего преступники стремятся установить аналогичный троян на компьютеры граждан – для вымогания признания в нарушении копирайта, за которым неизбежно последует наказание (в первую очередь денежный штраф).

Говорить о приватности в такой ситуации не приходится, но чего не сделаешь «из лучших побуждений»…

_________________________________

Рекомендованные материалы от [info]avas1952:

Копиразм поддаётся излечению

Теги: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,
Рубрика: Авторское право, Лицензии, Новости, Обязательный экземпляр, Проекты, Сопутствующие технологии, Фильтрация DNS, Фильтрация контента (цензура), Фильтрация поисковая, Форматы и их конверсия, Ценообразование, Цифровой контент, Цифровой контент. е-газеты и е-журналы, Цифровой контент. е-книги, е-книга и ридер в библиотеке, ссылки на контент, фильтрация iP

Один комментарий

Хотели «как хуже» и, как всегда, получится «хуже некуда»

Опубликовано 28 мая 2013

Как известно, «благими намерениями вымощена дорога в ад«.

В России попытки принять любой закон (даже при стараниях учесть возможные негативные последствия) всегда заканчиваются по Черномырдинскому «Хотели как лучше, а получилось как всегда«. Даже «пустяковые» законы (вроде приснопамятного отказа от декретного времени, который, вроде бы, никому помешать не мог) требуют постоянного и многократного пересмотра. А уж когда видишь по телевизору, что господа кинематографисты уговорили президента, что именно злобные пираты виноваты в том, что их попытки выпустить коммерчески успешные фильмы проваливаются…  Понятно, что президентское негодование гарантирует сворачивание всяческого обсуждения и переход к быстрому «продавливанию» заведомо сырого и опасного по многим критически важным позициям законопроекта. Понятно, что если «Хотели как хуже» , то, как всегда, получится «хуже некуда». Но кого это волнует…  Президент рыкнул ПУБЛИЧНО…  И вот уже отраслевой (Министр культуры РФ Владимир Мединский попросил Путина поддержать законопроект о блокировке правообладателями пиратского контента. Участники рынка опасаются, что быстрое принятие закона не позволит его доработать.)

Министр добросовестно сообщил, что Министр связи против такой редакции закона, поскольку считает возможным его использование для закрытия вполне себе добропорядочных сайтов «по навету». Понятно, что министр связи видит все горестные последствия попыток исполнить закон о «защите детей от вредной информации», когда в ходе попыток блокировки «под раздачу» попадают вполне себе добропорядочные ресурсы…  Ясно, что копирайтное новшество потребует настолько  массовых закрытий. что проще будет закрыть Интернет, как таковой и создавать российскую сеть заново под интересы правообладателей… Прежде всего придётся закрыть доступ в общий Интернет (куда из Рунет уйдут источники «пиратского контента»).  Но тут интересы правообладателей настолько явно вступают в противоречие с интересами экономики и граждан, что непонятно, что случится раньше при попытке реализации такого закона: удастся государству сломать Рунет или будет сломана Россия….

_________________________

Upd 29.05.2013

(На заседании Совета по культуре объявили о создании рабочей группы, которая займется борьбой с пиратством. Также внесен на рассмотрение проект поправок в 4 часть ГК РФ, касающихся авторского вознаграждения.) И, похоже, главное в их идеях – законодательно установить авторские гонорары:

Замруководителя аппарата комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Ольга Рузакова выступила с докладом о ходе работы над поправками к четвертой части Гражданского кодекса. Главной проблемой на данный момент Рузакова назвала определение минимальных ставок авторского вознаграждения. В действующей версии ГК указано, что такие ставки могут устанавливаться правительством, но при этом не прописано, что правительство имеет право устанавливать порядок применения данных ставок, то есть оно не может регулировать порядок начисления и взимания авторского вознаграждения.

Для решения возникшей проблемы председатель думского комитета Павел Крашенинников тут же внес в Госдуму проект закона «О внесении изменений в статьи 1246, 1286 и 1370 части четвертой ГК РФ». Этот проект устраняет имевшийся пробел в законодательстве, определяя порядок начисления и взимания авторского вознаграждения. Также вводится регулирование установления ставок и порядка их применения для отдельных случаев использования объектов смежных прав.

Я, по наивности, считал, что мы живём в рыночной экономике, в которой авторские ставки устанавливаются соглашением сторон (если хоть одну из сторон условия не устраивают, то соглашение не заключается). Понятно, что правительство может установить ставки авторского вознаграждения за использование контента путём вывода его из-под отношений купли-продажи (например за контент, который используется в учебных целях и бесплатен для обучаемых). Но, насколько я могу судить, наши правообладатели даже слушать не хотят о подобной «национализации» их нетленных произведений. Непонятно, на что они хотят устанавливать ставки? На роялти от продаж в Интернет-магазинах (у нас она традиционно намного ниже заветных 70% у Apple и Amazon)? Так «забугорным» интернет-магазинам на подобное решение будет глубоко наплевать, а наш монополизированный рынок (на котором «свет в окошке» – это Литрес, немного продаж у Ozon  и Аймобилко и, практически всё) начнёт повышать авторские ставки не потому, что от него это требует закон, а потому, что иначе правообладатели уйдут к конкурирующим продавцам. Если конкурирующих нет, то никакой закон не заставит магазин платить больше. Вводится фирма-прокладка, которая принимает у правообладателей заявки на размещение и берёт «за услуги» столько, сколько скажет (если нет альтернативы, то «куда он денется с подводной лодки-то?»). Этой прокладке магазин платит то, что положено по закону, а правообладатель получает то, что положено по соглашению. Непонятная, одним словом, рабочая группа.

Выяснилось, что (Главными моментами в антипиратском законе являются создание единого реестра объектов авторского права и блокировка пиратского контента в досудебном порядке. Последний пункт вызывает нарекания Минкомсвязи и интернет-индустрии). Речь идёт о варианте антипиратского законопроекта, лоббируемого Минкультом. Того самого, который министр культуры Владимир Мединский попросил Путина поддержать. Ниже приведены (цитирую) претензии к законопроекту:

Ирина Левова, координатор комиссии по правовым вопросам Российской ассоциации электронных коммуникаций считает, что на совещании с президентом Мединский был некорректен в описании существующего варианта законопроекта: «Министр культуры фактически опустил существенные для понимания ситуации факты. В частности, важно было бы отметить что законопроект, разработанный Минкультуры, встречает серьезную концептуальную критику не только у Минкомсвязи, но и Минэкономразвития, а также интернет-индустрии, телеком-компаний и пользователей Интернета».

В распоряжении издания «Газета.Ru» оказался текст законопроекта «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях прекращения нарушений авторских и смежных прав в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе, в сети Интернет».

Основные меры, предусмотренные предложенным вариантом законопроекта, это создание в Интернете единого реестра объектов, защищенных авторским правом и блокировка доступа к «пиратскому» контенту в досудебном порядке. При этом в законопроекте не прописано, кто именно будет вести реестр. Как сообщалось, досудебный порядок удаления пиратского контента обязует хостинг-провайдеров или владельцев сайтов удалять не только видео, тексты или музыку, но даже ссылки на ресурсы, где размещена информация, охраняемая объектом авторского права (в том числе — в соцсетях) в течение суток после получения уведомления от правообладателя.

Что касается ответственности пользователей, то вчера, 29 мая, Минкультуры представило обновленный вариант проекта, в котором вводится определение «пользователь файлообменной сети». Правообладатели будут направлять оператору связи заявление с указанием IP-адреса пользователя файлообменной сети, нарушающего авторские или смежные права. Оператор, в свою очередь, обязан в течение суток уведомить пользователя о необходимости удалить информацию, либо блокировать доступ к ней (речь идет о контенте, размещенном именно на торренте). В противном случае ему грозит административная ответственность: 5 тыс. руб. для граждан, 50 тыс. руб. для должностных лиц и предпринимателей и 1 млн руб. для юридических лиц. Если пользователь не принимает мер в течение суток, у оператора связи есть 12 часов, чтобы самостоятельно удалить информацию или блокировать доступ к ней.

Поисковые системы, согласно тексту законопроекта, «обязаны обеспечить приоритетное предоставление в результатах поиска ссылок на сайты в сети Интернет, которые содержат легальную информацию, а также удалять из результатов поиска ссылки на информацию или сайт в сети Интернет, доступ к которым блокирован или запрещен».

Законопроект предлагает целиком блокировать сайты, замеченные за неоднократным или грубым нарушением интеллектуальных прав, если их владельцы не предпринимают мер по пресечению нарушений. В случае если хостинг ресурса находится за границами России, блокировку должны осуществлять операторы связи. Также лиц, не предпринимающих мер по блокировке контента, нарушающего авторское право, предлагается штрафовать.

Законопроект поддерживается Министерством культуры и вызывает нарекания со стороны Минкомсвязи и интернет-индустрии. Самые большие опасения вызывает вероятность того, что возможностью досудебной блокировки воспользуются в целях недобросовестной конкуренции, поскольку в законе прописано, что «правообладатель, не предоставивший в информационную систему сведений об объекте авторского права и смежных прав, не должен быть лишен права на удаление по его запросу незаконно размещенной информации из сети Интернет», то есть, фактически, у провайдеров и владельцев сайтов нет возможности проверить, является ли отправитель требования о блокировке контента законным правообладателем.

Ирина Левова заявила «Газете.Ru»: «Законопроект Минкультуры не отвечает потребностям российского общества и российского бизнеса, а заточен под обеспечение интересов американских медиакорпораций, что не удивительно, так как 85% контента, потребляемого российскими пользователями, принадлежит западным правообладателям».

Эксперт подчеркивает: «Важно отметить, что при реализации прописанной в проекте процедуры основное финансовое бремя и ответственность ляжет на плечи именно российских информационных посредников, при том что западные правообладатели будут продолжать снимать сливки, по прежнему не предоставляя возможностей для легального использования своего контента».

Левова надеется, что президент Владимир Путин сможет разобраться в вопросе и принять взвешенное решение. Депутат от «Единой России» Роберт Шлегель, участвующий в работе комиссии по доработке законопроекта, сообщил «Газете.Ru», что законопроект еще будет дорабатываться

Отмечается, что специалисты интернет-индустрии считают наиболее сбалансированным вариантом, учитывающим интересы правообладателей и интернет-бизнеса, канадский билль С-11 и усовершенствованный аналог американского DMCA, где прописана процедура уведомления правообладателем владельца сайта и встречного уведомления пользователя с предоставлением возможности самостоятельно защитить право на распространение контента.

Наиболее интересным представляется явное высказывание общеизвестного: закон (бремя исполнения которого ляжет на Россию, её власти и её бизнес) выгоден иностранным владельцам прав на медийный контент, которые легального доступа к своему контенту россиянам не предоставляют. Непонятно, зачем нам «таскать каштаны из огня» для дяди… Напомню, что сами США в период догоняющего развития не стеснялись быть страной пиратской юрисдикции, поскольку это соответствовало интересам ИХ экономики… А мы что, глупые или слабые?

Полноты ради напомню о том как разрабатывался закон. Ещё в начале апреля сообщалось, что (Закон против интернет-пиратов будет доработан). И основными претензиями (их, как я понимаю, не устранили) были две: а) неэффективно (пока удалишь в одном месте – появится в трёх других) и б) почему всё это должны делать не заинтересованные лица 9правообладатели), а провайдеры (для которых это накладные расходы, которые поднимают цену и увеличивают расходы пользователей, которые будут просто уходить к забугорным провайдерам).

Gazeta.ru текста законопроекта, к сожалению не опубликовала (если я ошибаюсь, то ссылочку в комментах киньте, плиз), но есть два материала

(За нарушение авторского права — блокировать до суда: В распоряжении «Газеты.Ru» оказался текст «антипиратского» законопроекта о досубедной блокировке интернет-страниц и сайтов, нарушающих авторские права). Несмотря на заголовок самого текста нет. Есть следующее описание (цитирую целиком):

Создать в интернете единый реестр объектов, защищенных авторским правом и блокировать доступ к «пиратскому» контенту в досудебном порядке — такие меры предусмотрены в законопроекте, поддерживаемым Министерством культуры. Текст документа, который уже готов к внесению в Госдуму, оказался в распоряжении «Газеты.Ru». Со стороны Минкомсвязи и интернет-индустрии новый законопроект, защищающий авторские права в интернете, вызывает большие нарекания.

Во вторник на рабочей группе в Госдуме будет рассмотрен законопроект «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях прекращения нарушений авторских и смежных прав в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе, в сети интернет». Текст законопроекта есть в распоряжении редакции. В рабочую группу войдут как депутаты, так и представители различных министерств, в частности Министерства культуры и Минкомсвязи.

Источник «Газеты.Ru» в рабочей группе отмечает, что Минкульт законопроект поддерживает, так как он разработан при активном участии правообладателей — представителей Гильдии кинопродюсеров, Ассоциации продюсеров кино и телевидения и других участников рынка. Минкомсвязи, напротив, выступает противником инициативы в том виде, в котором она сейчас подается.

В законопроекте, в частности, предлагается создать единую государственную информационную систему в области интеллектуальной собственности, авторского права и смежных прав. Кто именно будет вести реестр — некое автономное НКО, Роскомнадзор или же орган при Минкультуры — из законопроекта неясно: этот вопрос предлагается отдать на усмотрение правительства. В реестр будут включены все произведения, защищенные на данный момент авторским правом в России.

Далее в документе прописан механизм блокировки контента, запрещенного авторским правом, причем он предусматривает досудебный порядок его удаления.

Стоит отметить, что, согласно тексту закона, фактом нарушения авторского права является даже размещение ссылки на ресурс, на котором собственно размещена информация, изображение или видео, охраняемое законом об авторском праве (в том числе в соцсетях).

При этом пожаловаться на такого «пирата» очень просто.

Заявление о нарушении авторского права может быть отправлено правообладателем или его представителем не только в бумажном виде, но даже по электронной почте, после чего у провайдера есть сутки на блокировку доступа к указанной информации, а владелец сайта, на котором она размещена, должен в течение суток уточнить в реестре объектов авторского права, нарушает ли контент закон, после чего в течение этих же суток его удалить. После блокировки доступа к контенту, нарушающему, по мнению заявителя, его авторское право, у владельца сайта есть 10 дней, чтобы опротестовать это решение.

При этом «правообладатель, не предоставивший в информационную систему сведений об объекте авторского права и смежных прав, не должен быть лишен права на удаление по его запросу незаконно размещенной информации из сети интернет», — отмечается в тексте законопроекта.

Ответственности пользователя за скачивание, к примеру, пиратского видео в законопроекте не предусмотрено. Что касается поисковиков, то они, согласно тексту, «обязаны обеспечить приоритетное предоставление в результатах поиска ссылок на сайты в сети интернет, которые содержат легальную информацию, а также удалять из результатов поиска ссылки на информацию или сайт в сети интернет, доступ к которым блокирован или запрещен.

Одно из предложений, содержащихся в законопроекте, предлагает блокировать сайты за «неоднократные или грубые нарушения интеллектуальных прав», если их владельцы не предпринимают мер по пресечению нарушения этого закона. Если же хостинг такого сайта находится за пределами России, то окончательную блокировку доступа к нему осуществляет оператор связи.

Также провайдеров хостинга и владельцев сайтов, не предпринимающих мер по блокировке контента, нарушающего авторское право, предлагается штрафовать на следующие суммы: 5000 рублей для граждан, 50 000 рублей для должностных лиц и индивидуальных предпринимателей и 1 млн рублей для юрлиц.

В интернет-индустрии законопроект вызывал серьезные нарекания.

Ирина Левова, координатор комиссии по правовым вопросам РАЭК (Российской ассоциации электронных коммуникаций), сказала «Газете.Ru», что в конструкции, предлагаемой Минкультуры, отсутствуют какие бы то ни было взаимоотношения с пользователями, что противоречит как здравому смыслу (в случаях если именно пользователь размещает контент), так и необоснованно возлагает избыточные обязанности на информационных посредников.

«Законопроект Минкультуры не отвечает потребностям российского общества и российского бизнеса, а заточен под обеспечение интересов американских медиакорпораций, что не удивительно, так как 85% контента, потребляемого российскими пользователями, принадлежит западным правообладателям.

В пятницу (на совещании с президентом в Сочи. — «Газета.Ru») Министр культуры некорректно отобразил существующее положение дел и фактически опустил существенные для понимания ситуации факты. В частности, важно было бы отметить что законопроект, разработанный Минкультуры, встречает серьезную концептуальную критику не только у Минкомсвязи, но и Минэкономразвития, а также интернет-индустрии, телеком-компаний и, что самое важное, пользователей интернета, — сказала Левова «Газете.Ru». — Важно отметить, что при реализации прописанной в проекте процедуры основное финансовое бремя и ответственность ляжет на плечи именно российских информационных посредников, при том что западные правообладатели будут продолжать снимать сливки, по прежнему не предоставляя возможностей для легального использования своего контента». Левова надеется, что президент Владимир Путин сможет разобраться в вопросе и принять взвешенное решение.

«Со своей стороны, мы давно стараемся найти баланс интересов правообладателей, пользователей и интернет-бизнеса — наиболее адекватными в этом плане представляются канадский билль С-11 и усовершенствованный аналог американского DMCA. То есть четко прописанная процедура уведомления правообладателем владельца сайта, встречного уведомления пользователя с предоставлением возможностью возможности самостоятельно защитить право на распространение контента», — добавила Левова.

Один из сторонников законопроекта, глава кинокомпании СТВ, член ассоциации кинопродюсеров и телевещателей, Сергей Сельянов в разговоре с «Газетой.Ru» возразил критикам: на его взгляд, к возможному наступлению на свободу слова этот вопрос не имеет никакого отношения.

«Мы боремся с пиратством много лет. Сначала с пиратством на VHS, потом на DVD, сейчас с интернет-пиратством. Для нас это вопрос выживания.

Сейчас есть все признаки того, что этот вопрос начинает двигаться к решению. Основная проблема для нас — несут ли ответственность провайдеры за наличие ворованного контента. Над этим вопросом задумываются и в Германии, и во Франции, и в Америке. В Германии, например, отвечает конечный пользователь. А в нашем случае важно другое: после выхода фильма счет идет буквально на часы, и именно провайдеры могут помочь нам воспрепятствовать моментальному распространению контрафакта. Пока мы будем обращаться в суд с требованием блокировки по каждому из случаев, наши фильмы скопируют много тысяч раз», — отмечает кинопродюсер.

Создание реестра — один из способов организации работы с объектами авторского права, считает Сельянов, отмечая, что для обслуживания этого реестра должна быть создана организация — либо индустриальная, либо государственная, причем представители отрасли готовы отдать этот вопрос на откуп государству.

«В вопросе соблюдения авторских прав и предупреждения их нарушения должен быть диалог. Но IT-индустрия на диалог не идет, молчит. Приходится открывать этот диалог самим, с помощью законодательного давления.

Мы общаемся с крупными игроками интернет-рынка — Mail.ru Group, Vkontakte, Yandex, уважаем их и их успехи и хотели бы, чтобы и они уважали наш труд», — добавил Сельянов.

Депутат от «Единой России» Роберт Шлегель, который будет участвовать в работе комиссии по доработке законопроекта, сказал «Газете.Ru», что законопроект еще будет дорабатываться, хотя очевидно, что игнорировать проблему, которая сейчас существует в России с авторскими правами, больше невозможно.

«Очевидно, что все, кто производит контент, нуждаются в получении прибыли вне зависимости, распространяется ли она оффлайн или онлайн, это вопрос выживания отрасли. С другой стороны, закон, который будет принят в итоге, будет сбалансированным и будет учитывать не только интересы правообладателей. Это вопрос здравого смысла и публичной работы», — пообещал Шлегель.

Министерство культуры предложило «Газете.Ru» прислать запрос, однако на момент сдачи материала комментариев от ведомства, возглавляемого Владимиром Мединским, не поступало.

Лидер Пиратской партии России, выступающей за свободное распространение контента с некоммерческими целями, Павел Рассудов считает, что создание единого реестра информации, защищенной авторским правом, — это хорошо, так как позволит систематизировать всю информацию и сократить количество «сиротских» произведений.

«Беспокоит то, что теперь незаконным могут признать даже размещение ссылки, а также возможность в досудебном порядке блокировать сайты за «систематическое нарушение авторских прав», — сказал Рассудов «Газете.Ru», напомнив о том, что летом 2012 года был со скандалом принят закон, предусматривающий досудебную блокировку сайтов, содержащих детское порно, информацию о способах суицида или наркотиках.

«Мы видели, как действовал этот закон: большая часть сайтов вносилась в черный список и блокировалась по ошибке, так что досудебная блокировка — это полное безобразие, она приведет только к дальнейшему исходу IT-бизнеса из России», — отмечает Рассудов.

Особенно радует Цитата: «правообладатель, не предоставивший в информационную систему сведений об объекте авторского права и смежных прав, не должен быть лишен права на удаление по его запросу незаконно размещенной информации из сети интернет», позволяющая кому угодно требовать удаления каких угодно материалов, не предъявляя никаких доказательств. Понятно, что такой «дырявый» реестр авторских прав не решает проблему книг-сирот. Если бы было написано, что внесудебному удалению подлежат только те материалы, которые занесены в реестр, то «сироты» удалялись бы только через суд. Это заставило бы правообладателей «произведений-сирот» назваться (выяснив кто, собственно, владеет правами и на что)  и, как следствие, упростило бы вопрос получения разрешения на легальное распространение легальных копий. А кого не заставило бы…  Тут всё ясно. Книги «упорствующие в сиротстве» появились бы в некоммерческих е-библиотеках на почти легальных основаниях (до предъявления претензий). В результате воздух мог стать чище, но, понятно, такого не произойдёт

Появился и обещанный отклик разработчика («Никакой премодерации мы не устанавливаем»: Директор нормативно-правового департамента Минкультуры Наталья Ромашова рассказала «Газете.Ru» о проекте закона по борьбе с пиратством в интернете). Дама умело защищается против обвинений, которых никто не выдвигал (цитирую):

Директор нормативно-правового департамента Минкультуры Наталья Ромашова рассказала «Газете.Ru» о проекте закона по борьбе с пиратством в интернете, о государственном реестре авторских прав и о том, что такое добросовестный правообладатель.

Министерство культуры подготовило новые поправки в закон «Об информации, информационных технологиях и защите информации», которые обеспечивают законодательную базу для борьбы с нарушения в области авторского права (этот вопрос активно обсуждался на встрече Владимира Путина с представителями киноиндустрии в пятницу, 24 мая). Предлагаемые Минкультом поправки вводят определения понятий «сайт», «провайдер», «пользователь», определяют механизм, по которому правообладатель должен действовать в случае нарушения его прав. Директор Нормативно-правового департамента Минкультуры Наталья Ромашова, принимавшая непосредственное участие в разработке поправок, рассказала «Газете.Ru», кто будет следить за соблюдением авторских прав, что такое госреестр правообладателей и как пользователь сможет убедиться в законности претензий к размещенным им произведениям.

— Учитывали ли вы при разработке законопроекта опыт аналогичных законотворчества в зарубежных странах?

— За основу взят американский закон DMCA (Digital Millennium Copyright Act — Закон об авторском праве в цифровую эпоху. — «Газета.Ru»), который успешно применяется с 1998 года. Однако есть и российская специфика: более четко прописана процедура исполнения — указано, в какие сроки провайдеру необходимо предпринять меры по блокировке сомнительного контента. В американском законе есть формулировки «незамедлительно», «наиболее короткий срок» и т. д. Мы это четко прописали — чтобы правила игры были понятны, потому что за нарушения требований закона мы устанавливаем административную ответственность.

— Кроме того, создается реестр объектов авторского права. Означает ли это, что государство берет на себя обязанность следить за соблюдением авторского права в интернете?

— Идея создания реестра или государственной информационной системы в области авторского права поддерживается Министерством культуры, но в качестве механизма дополнительной защиты прав авторов. И мы считаем, что основная цель этого реестра в упрощении механизма идентификации правообладателя. Другими словами, интернет-посредник, получив информацию о размещении нелегального контента на его сайте, может обратиться к созданной системе для подтверждения сведений о заявителе и объектах.

Однако здесь надо учитывать — правообладатели включают сведения о своем объекте в этот реестр добровольно.

Интернет-посредник при получении уведомления от правообладателя обязан принять меры по прекращению доступа к контенту вне зависимости от наличия или отсутствия сведения об этом правообладателе в реестре.

В настоящее время вопрос, связанный с созданием системы и её наполнением, включением норм в законопроект, которые бы регулировали функционирование системы, остается открытым и обсуждается на заседаниях рабочих групп. И пока нет окончательного решения, что это реестр будет создан или даже что он необходим.

Основная цель разработанного Минкультуры проекта, который сейчас обсуждается на рабочих группах, — создание механизма оперативного прекращения нарушения прав на объекты авторского и смежного права, которые размещаются пользователями в сети интернет без разрешения правообладателя. Мы знаем, что сейчас созданы сервисы, которые позволяют самим пользователям размещать контент; и зачастую эти сервисы не знают, какой контент размещается у них на сайте, то есть не ведут премодерацию.

Никакой премодерации мы в законопроекте не устанавливаем.

В законопроекте заложен принцип ограниченной ответственности интернет-посредника — он не будет нести ответственности ни перед правообладателем за нарушение авторских прав, ни перед пользователем за причиненный ущерб при блокировке размещенной информации, в случае если он будет выполнять все требования будущего закона.

— Кому может принадлежать инициатива по блокировке контента — государственным органам, специально созданной службе или правообладателю?

— Инициатива, безусловно, должна исходить только от правообладателя. Именно он в первую очередь заинтересован, чтобы его права не нарушались. Дополнительная государственная служба создана не будет. Всё будет происходить так: правообладатель выявит нарушение, увидит, что его объект незаконно размещен, и направит уведомление. В нашем законопроекте в отличие от DMCA он может направить уведомление либо хостинг-провайдеру, либо владельцу сайта. Если уведомление направляется хостинг-провайдеру, то тот в течение суток уведомляет уже владельца сайта, который арендует у него ресурсы. А владелец сайта — также в течение суток — должен принять меры по прекращению доступа к размещенному незаконно объекту.

— А как определяется добросовестность заявителя?

— Этот вопрос мы с особым вниманием обсуждали на состоявшемся во вторник, 28 мая, заседании рабочей группы в Госдуме. Мы пришли к выводу, что нужно исходить из нескольких принципов.

Во-первых, интернет-посредник не должен проверять, является ли заявитель добросовестным правообладателем.

Второе, из чего следует исходить, — из презумпции авторства; это норма в авторском праве, по которой авторство признается юридически достоверным до тех пор, пока не доказано обратное, и автором признается лицо, указанное в качестве автора на оригинале произведения.

Кроме того, законом будет предусмотрен конкретный перечень информации, который владельцу сайта должен предоставить заявитель-правообладатель.

Там должны содержаться сведения, достаточные для идентификации этого правообладателя, идентификации объекта авторского права, в отношении которого нарушается авторское право, адрес страницы сайта в сети интернет, где размещен контент, и контактные данные правообладателя. И, когда владелец сайта получает такое уведомление, он обязан в течение суток приостановить доступ к этой информации.

— А если у провайдера есть сомнения в добросовестности заявителя? Всё равно приостанавливает? Получается досудебная блокировка.

— Да, всё равно приостанавливает. А вот дальше у него есть несколько возможностей. Либо он направляет это заявление пользователю, либо отвечает заявителю, что он не согласен с его претензиями. То есть предъявляет свои возражения. Такие возражения может написать и пользователь — в них должны быть контактные данные пользователя. Эти возражения направляются правообладателю, и если правообладатель в течение 14 дней не подает в суд, то доступ восстанавливается.

— Во время разработки законопроекта у вас были разногласия с Минкомсвязи, представители которого полагали, что от этих предложений пострадают провайдеры. Вам удалось с ними договориться?

— Разногласия касались как раз добросовестности правообладателя. И сейчас по этому поводу достигнут консенсус.

Интересно получается. Даже при отсутствии реестра авторских прав вместо презумпции невиновности предлагается использовать презумпцию авторства и внесудебные расправы в её защиту…  И всё это, в основном, ради обеспечения интересов зарубежных производителей медийного (прежде всего) контента, которые не предоставляют в Россию легального контента, но требуют обеспечить их копирайт….

Под это безобразие свой кусок надеются «урвать» и российские производители медийного контента (видео и аудио). А е-книги, как всегда, попадут «под раздачу за компанию…  Мы это уже проходили. Принимая закон о защите детей от нежелательной информации «имели в виду» Интернет, но (поскольку «ради полноты» в законе были указаны книги) «под раздачу»  попали книготорговцы и библиотеки, для которых исполнение закона вылилось в дополнительные расходы, растрату нервов, времени и сил…  Думаю, что и в этом случае книги будут «пристёгнуты»…  И пострадает президентское решение о ежегодной оцифровке 10%  актуальной литературы (речь, в первую очередь идёт не о коммерческой литературе, которую пишут ради авторского вознаграждения, а о научной, научно-учебной, учебно-образовательной и энциклопедической литературе, право доступа граждан к которой необходимо обеспечить для нормального развития экономики).

Но, кого, в сущности, интересует НАША экономика…  Важно блюсти авторские права, которые обеспечивают развитие ЧУЖИХ экономик…


Теги: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,
Рубрика: Авторское право, Агрегация и реферирование материалов, Лицензии, Новости, Проекты, Сопутствующие технологии, Фильтрация DNS, Фильтрация контента (цензура), Фильтрация поисковая, Цифровой контент, каталогизация печатных и электронных документов, сервисы, ссылки на контент, фильтрация iP

Один комментарий

Изменения в копирайтных законах США и Канады

Опубликовано 19 февраля 2013

Университетская книга (Северная Америка меняет авторское законодательство) рассказали:

  • Про США – В Бюро Авторских прав США принят новый свод правил по применению закона об авторском праве в цифровую эпоху (Digital Millennium Copyright Act – DMCA). Новые правила и исключения, вступившие в силу с 28 октября, дают исчерпывающее определение ситуаций, в которых пользователи смогут обойти технологии, предотвращающие доступ к произведениям, охраняемым авторским правом. Исключения будут пересматриваться заново каждые три года.
  • Про Канаду – Вступил в силу «усовершенствованный» закон Канады об авторских правах (Copyright Modernization Act). Канадское законодательство об авторских правах кардинально не обновлялось с момента внесения в него последних поправок в 1997 г. Целью принятия текущих изменений стала гармонизация национальной нормативно-правовой базы с международными стандартами ВОИС с учётом прогрессирующего развития цифровой среды.

Теги: , , , , , , , , ,
Рубрика: Авторское право, Новости, Цифровой контент

Комментариев нет

еkniga rss

Ежедневник

Август 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031  

Архив

Рубрикатор

free counters
 
 

Рейтинг блогов

Рейтинг блогов