Блог, посвященный е-книгам

РПЦ новая – это не РПЦ старая

Опубликовано 5 августа 2013

Расшифровка РПЦ как Российской Пиратской Церкви, конечно, нацелено на то, чтобы можно было публиковать материалы с названием вроде «РПЦ протестует против очередного копиразма». Правильное название – ЦК (Церковь Копимизма) также позволяет нехилые вариации. Известия (В России появится Русская пиратская церковь)сообщили, что сегодня, 05 августа 2013 планируется подать регистрационные документы (цитрую):

В России появится Русская пиратская церковь — ее представители 5 августа в пяти городах России (Москва, Санкт-Петербург, Нижний Новгород, Казань и Хабаровск) подадут документы на официальную регистрацию этой организации. Сразу после этого адепты копимизма будут подавать в суд на антипиратский закон, который оскорбляет чувства верующих. Об этом «Известиям» рассказал председатель Пиратской партии России Павел Рассудов.

Название религии — «копимизм» — от английского copy me (копируй меня). Адепты копимизма выступают за свободный файлообмен, в котором обмен знаниями считается священным. Именно поэтому они намерены использовать закон о защите чувств верующих для борьбы с новым антипиратским законом и правообладателями, которые ограничивают свободу информации.

По российскому закону «О свободе совести и о религиозных объединениях», граждане имеют право создать религиозную группу — без госрегистрации и приобретения правоспособности юридического лица. Не менее десяти граждан РФ, объединенных в такую группу, и имеющих подтверждение ее существования на данной территории не менее пятнадцати лет, могут создать местную религиозную организацию — и зарегистрировать ее как юрлицо. Три и более местных религиозных организаций могут объединиться в централизованную.

— Даже религиозная группа может подать иск о нарушении прав верующих,

Насколько я помню, изначально церковь называлась «Миссионерская церковь копимизма» (официально признана пока только в Швеции) и, на мой взгляд, это было правильно. Создание ПИРАТСКОЙ церкви слишком удобно для контрпропаганды со стороны копирастов

Я, честно говоря, мало верю в жалобу о защите прав верующих. Для того, чтобы жалоба прошла и дала эффект необходимо, чтобы за ней стояло не пять группок по 10-15 человек, а миллионы сплочённых верующих, способных (в случае если жалоба не получит должного  удовлетворения) доставить властям очень серьёзные неприятности…

Произойдёт это (если произойдёт) нескоро, а пока, к сожалению, всё это не более чем юридический казус


Теги: , , , , , , ,
Рубрика: Авторское право, Новости, Форматы и их конверсия, Цифровой контент

2 комментария

Не понял я, что за общий ресурс

Опубликовано 3 мая 2012

РИА Новости сообщило (Эксперты: издательствам нужен общий ресурс для распространения книг) вырванную из контекста новость. Чтобы не добавлять информационного шума, процитирую её целиком:

МОСКВА, 27 апр – РИА Новости. Создание общего электронного ресурса для распространения книг поможет традиционным издательствам не проиграть в конкуренции с издательскими проектами электронных торговых площадок и поисковиков, сказал журналистам в пятницу заместитель руководителя Роспечати Владимир Григорьев.

Григорьев объяснил, что необходимость создания подобного ресурса продиктована тем, что многие электронные торговые площадки, такие как Amazon, создают собственные издательства. Этим путем, по его мнению, вскоре пойдут и агрегаторы контента, такие как Google. Их преимущество перед издателями в том, что они смогут предложить раскрученным авторам большие гонорары, и это в конечном итоге приведет к уничтожению издательств.

По словам замглавы Роспечати, когда речь идет о «бумажной» книге, то авторский гонорар составляет от 3 до 7 процентов от стоимости книги. Если выпускается электронная книга, то авторские отчисления могут составлять от 50 до 70 процентов. Этим и привлекают авторов электронные издательства.

«Общая для издательств электронная платформа книгораспространения – это не бизнес-структура, а сервис-структура, которой могут не бояться пользоваться все издательства. Ее пользователями будут не читатели, а агрегаторы. И на этой платформе должна быть честная конкуренция между издателями – кто издал лучше книгу, тот и выиграл», – пояснил Григорьев.

По его словам, испанцы сделали что-то подобное – создали общую для всех издательств электронную платформу для продвижения книг.

Григорьев отметил, что по данным соцопросов, 50 процентов российских читателей уже готовы платить за электронные книги. Он привел и другие цифры статистики: в позапрошлом году в России было продано порядка 300 тысяч электронных устройств, в прошлом году – уже 1 миллион. По его мнению, в этом году, видимо, будет продано 1,5 миллиона устройств для чтения электронных книг. По его словам, эти цифры говорят об «убийственной скорости развития инфраструктуры для получения электронной книги».

Очень  интересные цифры – про роялти автору печатной книги (3-7% от розничной цены). Я слышал про 7% от розничной и 10% от оптовой цены, но не думал, что это верхняя оценка. Про роялти 50-70% я тоже читал, но сие происходит ТАМ, а у нас (если верить косвенным данным) интернет-магазины пытаются роялти ставить на уровне печатных книг, что (при цене цифровой копии в 2-3 раза меньше цены печатной копии) автору явно не выгодно. Про то, что есть данные про 50% российских читателей, которые готовы платить за контент, я бы тоже предпочёл получить ссылку на первоисточник, дабы понять кто, как и что именно мерял. Да и данные по продажам ридеров требуют ссылки на первоисточник и, как минимум, уточнения ЧТО ИМЕЕТСЯ В ВИДУ (ридер традиционный, традиционный и с экраном TFT, а возможно и включая планшеты?)

Что до идеи единого ресурса, то не понял я сути предложения. Думаю, что автор говорил его в контексте. который многое объяснял, но автору РИАН контекст показался малосущественным и он его «сократил». Если кто-то знает подробности про эту идею или про упомянутый испанский проект. то прошу комментировать…


Теги: , , , , , , , , ,
Рубрика: Издание е-книг, Интерфейс, Исследования рынка, Лицензии, Новости, Оцифровка, Продажи (в т.ч. через Интернет), Проекты, Рынок чтения, Самопубликация, Сопутствующие технологии, Цифровой контент, Цифровой контент. е-книги, платежи, сервисы

Комментариев нет

Как писатель, так призыв к внесудебным расправам…

Опубликовано 5 декабря 2011

Известия (Того, кто вырос на «Острове сокровищ», вы не убедите, что пират — персонаж отрицательный) познакомили с мнением весьма умного и информированного писателя (Вадим Левенталь) о защите интересов издателей (! не авторов !)

Интересно, что автор правильно различает НАСТОЯЩИХ пиратов (которые при распространении не пытаются заработать, а при поиске контента способны обойти любые препоны просто потому, что их квалификация заведомо выше, чем у препятствующих) и коммерческих (в основном получающих доход от рекламы) РАСПРОСТРАНИТЕЛЕЙ и дешёвых любителей халявы не имеющих никакой квалификации и пользующихся (в связи с этим) услугами коммерческих распространителей.

Приятно, что автор понимает, что с настоящими пиратами бороться не нужно (заведомо бессмысленно), а можно и нужно конкурировать сервисом и услугами. А вот то, что с коммерческими распространителями (нелюбовь к которым я с автором целиком разделяю) предлагается бороться внесудебными расправами…  Понятно (мне), что закрывать ресурсы коммерческого распространения можно и нужно через судебные решения. А как фильтровать поисковые выдачи мне непонятно. Непонятно как сделать фильтрацию технически (как и кто сформулирует критерий фильтрации и что в конечном случае будет отфильтровано на самом деле), так и непонятно почему ради т.н. эффективности репрессалии могут вводиться во внесудебном порядке…

А ведь есть реально функционирующий механизм «закрытия» ресурса. Mega-U рассказал, что (Суд обязал челябинского провайдера ограничить доступ к почти 70 сайтам с рекламой запрещенных курительных смесей). И не требуется закрывать информацию в поисковике. Закрыл провайдер доступ к сайту ПО РЕШЕНИЮ СУДА и всё. Через некоторое время сведения о том, что такой ресурс БЫЛ уйдут из кэша поисковика сами…  Т.е. вполне можно бороться ПРАВОВЫМИ методами даже с продавцами наркотиков, а они «покруче» будут, чем коммерческие распространители халявы


Теги: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,
Рубрика: Авторское право, Интерфейс, Лицензии, Новости, Оцифровка, Продажи (в т.ч. через Интернет), Публикации, Рынок чтения, Сопутствующие технологии, Ценообразование, Цифровой контент, Цифровой контент. е-книги, платежи, сервисы

Один комментарий

Копирайт в зоне UA

Опубликовано 14 ноября 2011

Идея «Публикуем всё, что нравится волонтёрам, удаляем всё, что не нравится правообладателям» не спасла библиотеку Мошкова, от которой (после всех нападок) уцелела только коллекция книг, на которые заведомо УЖЕ не распространяется копирайт (в связи со сроком истечения). А вот на Украине такой вот дисклаймер (цитирую):

Защита авторских прав

e-Reading является некоммерческой бесплатной библиотекой, созданной для популяризации художественной литературы и соответственно повышения общего уровня образования и культуры в Украине. В нашей библиотеке содержатся десятки тысяч книг, фонд постоянно обновляется.

Поэтому вполне возможно, что в открытый доступ попадет книга, правообладатель которой этого не желает. Если Вы являетесь таким автором/правообладателем и обнаружили свою книгу в нашей библиотеке – сообщите нам, и мы заблокируем доступ к тексту этой книги.

Для закрытия доступа необходимо оформить соответствующую заявку. Ссылка (правообладателям) на форму данной заявки доступна внизу каждой страницы с описанием или текстом книги. Внимание – необходимо использовать ссылку на заявление именно со страницы соответствующей книги. После получения Заявления мы обязательно заблокируем доступ в течение 10 рабочих дней.

позволил существовать электронной библиотеке и даже зарабатывать немного (за хостинг-то платить надо…) на рекламных ссылках. Если верить справке, то в 2010 году было св. 100 тысяч книг (цитирую):

По состоянию на 30 ноября 2010г:

Всего авторов 28 551

Всего книг 107 975

- на русском языке 101 166

- на английском языке 6 514

- на украинском языке 289

- в формате fb2 95 751

- в формате djvu 2 858

- в формате pdf 3 287

* Библиотека ежедневно пополняется новыми книгами

Т.е. библиотека существует, как минимум, год…

И подборка неплохая. Так на «Марио Пьюзо» есть 10 книг (FB2), а в Литрес- всего две. Куда идти тому, кто хочет прочитать остальные книги?

Очень мне нравится такое копирайтное законодательство в стране – члене ВТО. Это даёт надежду на то, что и у нас могут появиться послабления. Я, конечно, предпочёл бы, чтобы в России подобные возможности на легальной основе предоставляли бы официально функционирующие библиотеки на основе «библиотечных оговорок» в копирайтном законодательстве. Но, на худой конец, и такое сойдёт.

Интересно, если Украина войдёт в Таможенный Союз, то станет ли пользование (e-reading.org.ua) легальным и в России?


Теги: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,
Рубрика: Авторское право, Новости, Оцифровка, Проекты, Рынок чтения, Форматы и их конверсия, Цифровой контент, Цифровой контент. е-книги, е-книга и ридер в библиотеке

Комментариев нет

Начнём с G20, а там и у себя поправим

Опубликовано 3 ноября 2011

Российское авторское право – самое АВТОРСКОЕ в мире. Поправить своё копирайтное законодательство у Российских властей «руки не доходят», да и лобби копирастов активно противодействует… Похоже, власти решили «обойти» собственных копирастов «с тылу» и (для начала) предложили поправки в международное копирайтное законодательство, а потом уже (под сильным международным давлением) власти вынуждены будут поправить и локальное законодательство, убрав из него, хотя бы наиболее очевидные (наиболее злобные) пассажи, которые сильнее всего мешают экономике и гражданам…

Итак, по наводке ассоциации Интернет-издателей нашёл сообщение на сайте Президента России (Послание Президента России лидерам стран – участниц «Группы двадцати»). Считаю невозможным «пересказывать» президента и, как следствие, копирую целиком (чтобы с гарантией сохранилось, даже если копирасты сумеют «переубедить» президента):

3 ноября 2011 года, 13:15

Президент России направил послание руководителям государств – членов «Группы двадцати» о новой концепции использования и охраны результатов творческой деятельности в глобальной сети.

С появлением цифровых технологий и глобальных информационных сетей произошел настоящий прорыв в области накопления и обмена информацией. Старые принципы охраны интеллектуальной собственности, создававшиеся в совершенно другом технологическом контексте, в складывающихся условиях больше не работают, что требует определения новых концептуальных механизмов международного регулирования творческой деятельности в сети Интернет.

Для эффективного регулирования использования результатов интеллектуальной деятельности в условиях современных технологий необходимо решить ряд задач:

- определить пределы законного использования результатов интеллектуальной деятельности пользователями сети Интернет;

- расширить возможности правообладателей по распоряжению и управлению правами на результаты творческой деятельности в сети Интернет;

- изменить способ получения согласия правообладателя;

- создать правовой инструмент осуществления и защиты прав правообладателей на результаты интеллектуальной деятельности в сети Интернет;

- осуществлять контроль за соблюдением авторского права и смежных прав в сети Интернет в отношении информационных посредников и лиц, размещающих контент, а не обычных пользователей сети Интернет;

- обеспечивать соблюдение прав человека и осуществление социальной миссии государства.

В этой связи хотел бы поделиться российским видением создания новой концепции использования и охраны результатов творческой деятельности в сети Интернет.

1. Государство должно устанавливать определённый уровень правовой охраны объектов авторского и смежных прав в сети Интернет и предоставлять правообладателю возможность выбирать такую модель охраны своего произведения, которая будет наилучшим образом отвечать его интересам.

2. Важным элементом нового подхода к охране авторского и смежных прав могло бы стать введение презумпции, согласно которой использование объектов авторского и смежных прав в сети Интернет считалось бы свободным, если правообладатель не заявит об обратном. При этом должно быть предусмотрено установление минимального уровня защиты, не требующего заявления правообладателя.

3. Информационные посредники в сети Интернет (операторы связи, владельцы интернет-сайтов и доменных имён и т.д.) должны нести ответственность за нарушение авторского права и смежных прав на общих основаниях при наличии вины, за исключением ряда особо устанавливаемых случаев (например, если они не знали и не должны были знать о незаконности контента).

Изложенные выше подходы предполагают создание правовых, экономических и технологических механизмов, которые будут отвечать интересам всех участников взаимоотношений в сети Интернет (пользователей, правообладателей, информационных посредников и других) и обеспечивать правообладателей средствами осуществления и самостоятельной защиты ими своих прав.

Реализация этих инициативных предложений потребует внесения изменений в Бернскую Конвенцию по охране литературных и художественных произведений, иные договоры, определяющие современный международно-правовой консенсус (в частности, Всемирная конвенция об авторском праве, Договор ВОИС по авторскому праву), а возможно и принятия отдельного нового международного договора.

Убеждён, что такие подходы позволят найти правильные ответы на новые вызовы, возникающие перед системой интеллектуальной собственности в результате стремительных изменений в технологической и информационной сферах, и потому заслуживают всестороннего обсуждения в рамках соответствующих международных форумов.

* * *

Приложение к Посланию Президента Российской Федерации

План разработки изменений в Бернскую конвенцию по охране литературных и художественных произведений (новой редакции)

I. Введение

Стремительно развивающиеся технологии (прежде всего относящиеся к сети Интернет) снижают эффективность применения норм, сложившихся в сфере авторских и смежных прав, в том числе в силу того, что указанные нормы изначально не были предназначены для регулирования отношений, связанных с использованием сети Интернет.

Многие страны, в том числе Россия, уже предпринимают меры по совершенствованию законодательства с учётом специфики отношений, связанных с использованием сети Интернет.

В частности, учитывая возрастающую роль так называемых информационных посредников (операторов связи, операторов интернет-порталов и т.п.), США и ряд стран Западной Европы установили определённые правила их поведения.

Применительно к регулированию отношений между правообладателями и пользователями появляются новые инструменты, обеспечивающие интересы правообладателей, заинтересованных в свободном распространении созданного ими творческого продукта среди широкого круга пользователей.

Вместо лицензионных договоров в странах общего права и в ограниченном объёме в Европе всё чаще используются так называемые общественные лицензии в электронной форме (так называемые лицензии GNU GPL, Creative Commons и др.), разрешающие неопределённому кругу лиц использовать объекты авторского и смежных прав. Суть таких лицензий состоит в том, что они позволяют правообладателям сообщить пользователям (без необходимости заключать с каждым из них письменный договор), какие из своих прав они хотели бы ограничить (например, правообладатель разрешает третьим лицам перерабатывать произведение в некоммерческих целях).

Вместе с тем установленный национальными законодательствами применительно к сети Интернет объём прав и обязанностей авторов произведений (их правообладателей) и пользователей различается. Это обусловлено тем, что на международном уровне отсутствует единство относительно принципов регулирования отношений между пользователем и правообладателем. Напротив, имеет место острая дискуссия об объёме прав пользователей сети Интернет, в которой представлены разнообразные точки зрения: от необходимости сокращения случаев свободного использования результатов интеллектуальной деятельности пользователями сети Интернет до необходимости существенного расширения их числа.

Коллизии национальных норм особенно чувствительны для правового регулирования авторских и смежных прав в сети Интернет, которая по своей природе является трансграничной. Зачастую участники отношений в сети Интернет могут находиться в одной юрисдикции, объект авторского права – в другой, а местом совершения определённого юридического действия в отношении такого объекта может быть третья юрисдикция. Это не способствует достижению единообразия регулирования соответствующих отношений в общемировом масштабе и обеспечению равного уровня охраны правообладателей.

Мировое сообщество нуждается в выработке единообразных правил, учитывающих особенности правового регулирования авторского и смежных прав применительно к сети Интернет. Указанные правила могли бы быть инкорпорированы в Бернскую конвенцию по охране литературных и художественных произведений (далее – Конвенция).

Внесение изменений и дополнений в Конвенцию в полной мере соответствует исторической традиции. Положения Конвенции, принятой в 1886 году, несколько раз изменялись и дополнялись в связи с появлением новых форм выражения и распространения литературных и художественных произведений. На протяжении ХХ века действие Конвенции было распространено на фотографии, звукозаписи, кинематографические произведения, а несколько позднее за авторами были признаны исключительные права на распространение их произведений радио- и телестанциями. Вместе с тем сейчас мир окончательно вступил в новую эпоху, эпоху интернет-технологий, когда всё больший объём информации размещается в виртуальном пространстве, а не на материальных носителях.

В известной мере ответом на произошедшие изменения служат Договоры ВОИС по исполнениям и фонограммам и по авторскому праву 1996 года. Однако, как это описывается далее, они не учитывают в необходимой мере интересы пользователей и информационных посредников, не охватывают весь спектр проблем, требующих гармонизированного международного урегулирования, фокусируясь на обеспечении правовой охраны новых объектов интеллектуальной собственности и введении новых способов их использования, дополняющих исключительное право правообладателя. Следует также иметь в виду, что указанные договоры не ратифицированы всеми участниками Конвенции.

В любом случае необходимость соблюдения положений Конвенции как основополагающего документа в области авторского права предполагает малоэффективность принятия иных договоров (конвенций) без внесения соответствующих изменений в саму Конвенцию.

II. Основные вызовы

Среди основных вызовов современной системе правового регулирования авторского и смежных прав в сети Интернет можно выделить следующие.

1. Особенность отношений, возникающих при обороте результатов интеллектуальной деятельности в сети Интернет (далее – Контент), состоит в том, что круг их участников не сводится к дихотомии «правообладатель–пользователь», что типично для отношений в «традиционном» авторском праве.

Активную роль в этих отношениях играют так называемые информационные посредники (операторы связи, операторы интернет-порталов и т.п.), обеспечивающие доставку Контента от правообладателя к пользователю или от одного пользователя к другому.

Если ранее потребитель «пассивно потреблял свойства» результатов интеллектуальной деятельности (книги, фонограммы, фильмы, компьютерные программы), воспроизводимых при помощи дорогостоящего оборудования (типографий, музыкальных и видеостудий), то сейчас информационные посредники создали возможности для массовой оцифровки пользователями и/или размещения ими в сети Интернет результатов интеллектуальной деятельности, права на которые принадлежат третьим лицам.

2. Невероятный по темпам рост объёма Контента привёл к серьёзным трудностям при защите исключительных прав на него. Нарушения исключительных прав на Контент в сети Интернет приобрели массовый характер.

Между тем реакция правообладателей на эти процессы неоднозначна. Значительное число правообладателей настаивает на жёстком контроле за действиями информационных посредников и пользователей в целях предотвращения неправомерного использования ими принадлежащих правообладателям результатов интеллектуальной деятельности.

Другую часть правообладателей сложившаяся ситуация с защитой исключительных прав в сети Интернет не смущает. Многие правообладатели уже научились зарабатывать на Контенте иными способами, помимо распоряжения исключительными правами (например, разделение доходов от рекламы, просматриваемой одновременно с предоставлением доступа к Контенту).

3. Широкое проникновение сети Интернет неизбежно сказывается на психологии и ожиданиях её пользователей. Их значительная часть уже не готова мириться с «правовыми ограничениями» в доступе к Контенту, который для значительной части общества становится основным источником познания.

III. Цель и задачи разработки новой редакции Конвенции

Разработка новой редакции Конвенции преследует цель адаптации существующих международных стандартов правовой охраны авторского и смежных прав к частичному отказу современного общества от традиционных материальных копий произведений (экземпляров произведений) в связи с переходом к обороту электронных образов произведений (Контента).

Немаловажной представляется унификация на международном уровне новых моделей распространения Контента с частичным отказом правообладателей от своих имущественных прав.

IV. Методология

В ходе работы над новой редакцией Конвенции необходимо проанализировать национальные законодательства в области регулирования оборота результатов интеллектуальной деятельности в сети Интернет, а также судебную практику разрешения споров в соответствующей области.

Следует также изучить результаты имплементации положений Договора ВОИС по исполнениям и фонограммам 1996 года и Договора ВОИС по авторскому праву 1996 года в национальные законодательства.

На основе данного анализа, а также анализа иных материалов, предоставленных заинтересованными государствами, современных бизнес-моделей в области коммерческого и некоммерческого использования Контента необходимо сформировать согласованный проект новой редакции Конвенции для его обсуждения в соответствии с предусмотренными процедурами пересмотра Конвенции.

V. Основное содержание работ

Аналитическое исследование в области минимальных международных стандартов правового регулирования авторского и смежных прав в сети Интернет должно содержать:

1. Оценку возможности прямого указания Контента (объекта, не имеющего материального носителя и выраженного в электронной форме) в числе объектов, охватываемых понятием «литературные и художественные произведения» и подлежащих охране (ст. 2 Конвенции).

В настоящее время законодательством стран Бернского союза может быть предписано, что литературные и художественные произведения или какие-либо их определённые категории не подлежат охране, если они не закреплены в той или иной материальной форме.

Таким образом, в настоящее время в Конвенции отсутствуют недвусмысленные положения о том, что охране должны подлежать произведения, закреплённые не только в материальной, но и в электронной форме, либо о том, что материальная форма охватывает собой электронную форму.

2. Согласованное мнение о путях совершенствования содержания понятия «опубликование произведения».

В настоящее время под опубликованием произведения понимается изготовление с согласия автора экземпляров такого произведения в количестве, способном удовлетворить разумные потребности публики (ст.3 Конвенции).

Следует рассмотреть возможность и необходимость адаптации понятия «опубликования произведения» к отношениям в сети Интернет, где таковым, по сути, является размещение одной электронной копии, обеспечивающее доступ к ней публики (пользователей сети Интернет).

3. Согласованное мнение о путях совершенствования концепции «страны происхождения» в отношении Контента, впервые опубликованного в сети Интернет (ст.5 Конвенции).

Установленные в Конвенции критерии определения страны происхождения произведения не могут быть применены к Контенту, поскольку в силу трансграничности инфраструктуры сети Интернет невозможно установить место его публикации.

4. Согласованное мнение о путях совершенствования содержания понятия «воспроизведение произведения».

В настоящее время любая звуковая или визуальная запись признаётся воспроизведением для целей Конвенции (ст.9 Конвенции). Между тем в Конвенции не решён вопрос о том, является ли воспроизведением запись Контента пользователем сети Интернета на какой-либо носитель информации.

Кроме того, следует рассмотреть возможность прямого указания на электронное воспроизведение (оцифровку) как вид воспроизведения произведения для целей Конвенции.

5. Согласованное мнение о возможности расширения перечня случаев свободного использования произведения в гуманитарных целях (ст.10 Конвенции).

В частности, следует рассмотреть вопрос о разрешении специальным субъектам (прежде всего электронным библиотекам) свободно (без согласия правообладателя) осуществлять оцифровку результатов интеллектуальной деятельности при условии установления такого режима доступа пользователей к ресурсам этих специальных субъектов, который исключает их последующее неконтролируемое распространение в сети Интернет.

Актуальность данного вопроса особенно велика применительно к произведениям, перешедшим в общественное достояние в отдельных странах, а также к так называемым сиротским произведениям (произведениям, охраняемым авторским правом, при практической невозможности установления их правообладателя).

6. Согласованное мнение о возможности прямого указания в Конвенции на квазисвободное использование пользователями сети Интернет в личных целях любого Контента, размещенного в сети Интернет любым лицом. В настоящее время в ряде стран пользователи преследуются по закону за использование для личных целей Контента, незаконно введённого в сеть Интернет третьими лицами. Такой подход является чрезмерно жёстким.

Целесообразно установить квазисвободное использование Контента пользователями сети Интернет в личных целях.

Юридически такая модель может быть реализована путём установления презумпции согласия правообладателя на использование Контента пользователем для личных целей. При этом указанное согласие может быть «отозвано» правообладателем путём направления пользователю соответствующего уведомления. Для соответствующего уведомления правообладатель вправе использовать различные технические средства, включая внедрение электронных меток в эталонные образцы Контента.

Возможно применение и более радикального подхода, предполагающего установление свободного использования Контента пользователями сети Интернет в личных целях.

В этом случае правообладатель будет не вправе запретить пользователю сети Интернет использовать Контент в личных целях, в том числе незаконно размещённый третьими лицами.

При реализации обоих подходов «забота» о защите исключительных прав лежит не на пользователе, а на правообладателе, который вправе реагировать на появление в сети Интернет незаконного Контента путём:

а) предъявления претензий к лицам, незаконно разместившим такой Контент;

б) уведомления пользователей об отсутствии его согласия на использование такого Контента (при установлении в Конвенции квазисвободного использования Контента).

7. Согласованное мнение о юридической квалификации действий пользователей сети Интернет, связанных с размещением в сети Интернет гиперссылок на Контент. Следует изучить возможность прямого указания в Конвенции на то, что размещение в сети Интернет гиперссылок на Контент не представляет собой использование такого Контента.

8. Анализ перспектив признания права автора на ограничение своих имущественных прав (частичный отказ от них) путём публичного заявления об отсутствии необходимости получения его согласия и/или выплаты вознаграждения при использовании третьими лицами созданного им Контента для определённых целей.

Данное исследование необходимо для стандартизации существующих систем свободного лицензирования (Creative Commons и другие) и адаптации новых моделей распространения Контента к требованиям как англосаксонского, так и континентального права.

9. Анализ возможности расширительного подхода к понятию «контрафактный экземпляр».

В настоящее время контрафактные экземпляры произведения подлежат аресту в любой стране Бернского Союза, в которой это произведение пользуется правовой охраной (ст.16 Конвенции).

Между тем применительно к Контенту понятие «контрафактный экземпляр» трудно применимо. Как правило, Контент содержится на материальном носителе (жёстком диске, сервере и т.п.) наряду с другим, в том числе законным Контентом. При этих условиях арест накопителей информации (например, как контрафактных экземпляров) является неадекватной мерой, нарушающей права третьих лиц, не совершивших каких-либо незаконных действий.

В связи с этим следует рассмотреть целесообразность установления в Конвенции специальных мер защиты правообладателей при нарушении их прав незаконным размещением Контента, например, таких, как удаление Контента из сети Интернет.

10. Согласованное мнение о возможной модели урегулирования ответственности информационных посредников в связи с незаконным размещением Контента в сети Интернет пользователями (требует принятия отдельной статьи Конвенции).

Ввиду трансграничности инфраструктуры сети Интернет и деятельности информационных посредников и правообладателей необходимо установить единые правила, регулирующие их взаимоотношения и учитывающие общественный интерес.

При этом целесообразно исходить из необходимости наличия ограничений ответственности информационных посредников. Информационные посредники не должны нести ответственность за обеспечение доступа пользователю к Контенту, незаконно размещённому третьими лицами, при условии, что они не знали или не должны были знать о незаконности его размещения.

Следует разработать механизм реагирования информационного посредника на уведомления третьих лиц о том, что он предоставляет доступ к Контенту, незаконно размещённому третьими лицами.

VI. Промежуточный самоконтроль и результаты

В процессе разработки новой редакции Конвенции и изучения правового ландшафта заинтересованные государства будут координировать свои усилия в рамках Всемирной организации интеллектуальной собственности.

Результат работы будет представлять собой согласованный международный правовой договор прямого действия, требующий минимальной имплементации в национальное законодательство и предоставляющий справедливые международные гарантии свободного использования Контента в сети Интернет, защиты прав правообладателей и информационных посредников.

3 ноября 2011 года, 13:15

Обычный случай… Россия ставит эксперимент «на себе» (доказывая себе и всему миру. что выбранный путь был ошибочным… ). На этот раз явной ошибкой были дуроломные положения копирайтных законов, которые прямо и непосредственно препятствуют исполнению задач программы Модернизации. Попробовав «прелести» дуроломного копирайта на себе, Россия предлагает учесть её опыт всему миру. Очень хочется. чтобы и учёт этого опыта миром состоялся и чтобы результаты были внедрены не только во всём мире, но и в России


Теги: , , , , , , , , , , , , , , , ,
Рубрика: Авторское право, Мероприятия, Новости, Проекты, Публикации, Рынок чтения, Цифровой контент

Один комментарий

Вот с кем надо бороться

Опубликовано 3 ноября 2011

Настоящие пираты (публика, пытающаяся заработать на «втюхивании» ворованного контента) правообладателей (по причине мне непонятной) не волнуют. Их волнуют только те, кто не пытается зарабатывать, а искренне пытается обеспечить гражданам доступ к информации.

На случай. если я не прав. Рекламирую НАСТОЯЩИХ пиратов, борьбу с которыми (и подобными) я готов всячески поддержать.

Итак, получил я классический спам-коммент продвижения (цитирую):

Бесплатная электронная литература по строительству и ремонту книга по дизайну

Для меня подобная спам-реклама – признак заведомо недобросовестного партнёра, но бывает всякое. Иногда так выглядит неудавшийся пресс-релиз. Нашёл я (Литература по строительству и ремонту stroybooks.ru)/

Щёлкаешь по ссылке и попадаешь на сайт, забитый всяческой платной рекламой. Есть некий рубрикатор (с обложками и описаниями неких книг, по которым явно не истекли копирайтные ограничения). И по предложению «скачать» – попадаешь на depositfiles и (параллельно, в отдельном окне) открывается некий продвигаемый ресурс…). Начинаешь скачивать и обнаруживаешь, что тебе предлагают качать файл непонятного типа (не рискнул я докачать и попытаться открыть – не люблю я приключений «на голову»…)

Вот, казалось бы… Налицо раздатчик непонятно чего, пытающийся заработать (в том числе) и на том, что охраняется копирайтом… Явный враг и правообладателям и читателям… И находится в зоне RU, т.е. отключить его можно просто прекратив делегирование домена…

Ясно, что никто не станет пытаться его отключать…  Вот думаю я, а не пора ли заводить каталог контентных засранцев (сайтов, предлагающих контент, но на которые нормальному человеку лучше не ходить)


Теги: , , , , , , , , , ,
Рубрика: Авторское право, Новости, Проекты, Сопутствующие технологии, Цифровой контент, Цифровой контент. Прочее, Цифровой контент. е-книги, сервисы

Комментариев нет

Модернизацию убьёт копирайт

Опубликовано 12 июля 2011

Цифровой мир Фото: Иллюстрации: SXCКак известно, догоняющее развитие и злоупотребление копирайтом несовместны. Копирайт – это средство удержать лидерство. Однако, как показывает материал ниже, даже UK (для которого, казалось бы, злоупотребление копирайтом – средство сохранения позиций) не может позволить себе злоупотреблять копирайтом. Когда я говорю о злоупотреблении копирайтом я имею ввиду попытки перекладывания ответственности за борьбу с нарушениями копирайта с правообладателей и судов на провайдеров и внесудебные расправы над теми, кого некто (назвавшийся владельцем авторских прав, но не доказавший этого в суде) считает нарушителем копирайта. В интервью с создателем Facebook Цукерберг сказал, что наиболее перспективные высокотехнологичные Интернет проекты в США (в т.ч. Google и Facebook) своим появлением обязаны закону США, который развёл копирайтные проблемы и провайдеров (владельцы прав борются за свои права, провайдеры борются за качество предоставляемых услуг и, при наличии должным образом оформленных доказательств правомочности, выполняет поручения правообладателей по временной приостановке доступа к тем или иным ресурсам до решения суда).

В этой связи мне очень понравился материал Полит.РУ (Бремя закона) о том, что копирайтные благоглупости характерны не только для России. И причины, похоже сходны – могущественное копирайтное лобби способствует принятию дуроломных законов. И последствия сходны. Казалось бы, сектор англоязычных е-книг – самый динамично развивающийся в целом, а вот копирайтные благоглупости приводят к тому, что UK серьёзно отстаёт даже среди европейских стран. Итак, о чём идёт речь (цитирую):

Британский Акт о цифровой экономике (Digital Economy Act, DEA), призванный бороться с нарушением авторских прав, был принят в апреле 2010 г. Когда он еще был на стадии законопроекта, вокруг него шла энергичная полемика, которую подробно освещала пресса. Полемика продолжилась и после того, как он вступил в силу. Этому немало способствовала смена контекста. Акт о цифровой экономике стал одним из последних законов, принятых лейбористским правительством; спустя месяц состоялись парламентские выборы, по итогам которых на смену лейбористам пришла коалиция консерваторов и либерал-демократов. Таким образом, закон, принятый при лейбористах, которые, как и американские демократы, обычно занимают весьма консервативную позицию в отношении интеллектуальной собственности, почти сразу после вступления в силу оказался в ведении двух партий, с самого начала сопротивлявшихся его принятию. Но это пока не привело к его отмене.

Предыстория

Когда Акт о цифровой экономике был еще законопроектом, СМИ, писавшие об этом, постоянно упоминали в связи с ним имя Питера Мандельсона (Peter Mandelson), который тогда был министром по делам бизнеса и инноваций. «Через несколько дней, после того как лорд Мандельсон пообедал с одним голливудским магнатом <Дэвидом Геффеном, David Geffen>, противником нелегального файлообмена, он велел своим чиновникам набросать проект драконовских мер по борьбе с интернет-пиратством», -писала консервативная газета Sunday Times в августе 2009 г. Представитель Мандельсона, уточнялось в статье, утверждал, что во время неформальной встречи никаких разговоров об интернет-пиратах не было, однако
«автор статьи недвусмысленно намекал на взаимосвязь между финансовым состоянием собеседников Мандельсона и внезапной оперативностью в подходе к интернет-нарушениям.»
Обычно симпатизирующая лейбористам газета Independent сообщила, что на идею о разработке жесткого законодательства в защиту копирайта Мандельсона навела «массированная лоббистская кампания, организованная влиятельными представителями музыкальной и киноиндустрии». Там же говорилось, что Том Уотсон (Tom Watson), на тот момент уже бывший министр по цифровым вопросам, отозвался об этой инициативе критически, назвав ее избыточной мерой, которая приведет к криминализации большинства граждан. Проблема, в частности, была в том, что законопроект (а ныне уже закон) обязывал провайдеров отслеживать пользователей (точнее, фиксировать IP-адреса), посещающих сайты с нелегальным контентом, и предоставлять эти данные в судебные инстанции. При этом неважно, кто именно скачивал нелицензионные копии: ответственность за это нес тот, кто заключил договор с провайдером. Таким образом, в группу риска попали, например, все, к кому можно подключиться через Wi-Fi, потому что если кто-то, подключившись таким способом, что-то скачает, преследовать будут именно владельцев IP-адреса, а не нарушителей. Поэтому Том Уотсон предлагал не тратить силы на охоту за теми, кто скачивает, а сосредоточиться на тех, кто загружает файлы для скачивания. Причем он призывал и здесь проявлять осторожность, так как чрезмерно жесткие меры могут препятствовать развитию технологий.
Резко против законопроекта высказывались также крупные британские интернет-провайдеры – TalkTalk и BT, – которых законопроект обязывал следить за пользователями, предоставлять их данные соответствующим инстанциям и отключать их от Интернета за нарушения. TalkTalk провел опрос, результаты которого показали, что законопроект «не достигнет поставленных целей: не сократит объемы нелегального файлообмена и не повысит доходы производителей». Большинство опрошенных заявили, что они всё равно будут скачивать файлы нелегально, просто с помощью анонимных сервисов или через чужой IP-адрес посредством Wi-Fi.
В феврале 2010 г. оппозиция в лице консерваторов и либерал-демократов заявляла о намерении всячески противостоять принятию законопроекта в предложенном виде и настаивать на внесении поправок. Особенно одиозным они считали раздел 17, в котором, собственно, говорилось об отключении нарушителей от Интернета. Но до принятия закона оставалось не больше двух месяцев, а до парламентских выборов, соответственно, – не больше трех месяцев, и для эффективной полемики не было времени. В итоге поправки в основном касались деталей, но по существу дела не меняли. Например, обсуждали, кто именно (провайдер или правообладатель) и в каком случае должен брать на себя издержки по блокировке сайта.
Джим Киллок (Jim Killock), возглавляющий Open Rights Group (британскую некоммерческую организацию, выступающую за свободу распространения информации в Интернете) сказал по этому поводу, что вносимые поправки расходятся с партийной стратегией либерал-демократов, которые всегда были против блокирования сайтов. После того, как законопроект приняли, его парламентских оппонентов упрекали в том, что они недостаточно эффективно настаивали на своих принципах.

Акт против цифровой экономики

Закон, принятый в предвыборной спешке, продолжал вызывать множество нареканий, причем претензии были примерно те же, что и во время обсуждения законопроекта: криминализация множества граждан; препятствие на пути развития технологий; ограничение онлайн-свободы; угроза блокировок и отключения от Интернета. Либерал-демократы, придя к власти, сразу заявили, что намерены убедить своих партнеров по коалиции пересмотреть закон. Если прежде риторическая мотивировка необходимости закона сводилась к защите производителей от кражи контента и повышение креативности этих производителей путем повышения их доходов, то теперь стали говорить о важности инноваций, свободе в Интернете и, опять же, о креативности, только уже под другим углом.
Open Rights Group создала на сайте целый раздел, посвященный борьбе против Акта о цифровой экономике, где те, кто им недоволен, могут оставлять свои подписи.
Интернет-провайдеры TalkTalk и BT еще в июле 2010 г. подали иск в верховный суд, требуя пересмотреть Акт о цифровой экономике, потому что, по их мнению, «предложенные в Акте меры по пресечению нарушений авторских прав были недостаточно тщательно обдуманы, а принятие законопроекта было слишком поспешным, так как его хотели утвердить прямо перед следующими парламентскими выборами». Они уточняли, что предусмотренные Актом меры противоречат европейскому законодательству и что Акт не только может непосредственно сказаться на деятельности провайдеров, но и «привести к нарушению прав и ограничению свобод простых граждан».
Слушание по иску состоялось весной 2011 г. Суд заключил, что Акт по большому счету не противоречит общеевропейским законам за исключением некоторых деталей, касающихся привлечения провайдеров к компенсации издержек, понесенных управлением по телекоммуникациям Ofcom. Частичным решением дела в своих непосредственных интересах провайдеры, однако, не удовлетворились и решили обратиться в апелляционный суд для дальнейшего разбирательства по оставшимся сомнительным вопросам. «Обе компании, – говорится на сайте TalkTalk, – придерживаются мнения, что
«режим получил несоразмерные полномочия и посягает на права интернет-провайдеров, абонентов и интернет-пользователей, а также на понятие свободы слова».»
Примечательно, что в этой фразе фигурирует слово «режим», который обычно применяется к диктатурам, а не к демократическим правительствам.
Тим Бернерс-Ли (Tim Berners-Lee), фактически создавший Интернет, тоже выразил обеспокоенность тем, что государства и корпорации во всем мире и Великобритании в частности стремятся установить контроль над Интернетом в ущерб онлайн-свободе: «Я думаю, что Интернет с его скоростью и отсутствием государственных границ открывает перед человечеством колоссальные возможности, и да, доступ к нему становится одним из прав человека. Но в то же время он становится мощным инструментом в руках правительства или больших компаний, которые, конечно, хотят установить над ним контроль и либо просто наблюдать у вас из-за плеча, где вы бываете и что для вас важно, либо решать за вас, на какой сайт вам можно идти, а на какой не стоит (по политическим, религиозным или коммерческим причинам)».
Сходные опасения высказывал Тимоти Ву (Timothy Wu), профессор Columbia Law School и специалист по вопросам копирайта, популяризовавший понятие «сетевого нейтралитета» (net neutrality) [1]. По его мнению, у всех форм коммуникации (например, телевидения или радио) есть тенденция к централизации. Интернет, первоначально отличавшийся от них большей эгалитарностью, рискует со временем уподобиться предшествовавшим ему средствам коммуникации, если он окажется в полном распоряжении государства и/или корпораций. «Это тенденция, – заключил Ву. – Хотя, как говорил Лоуренс Аравийский, «ничто не предначертано» (nothing is written). Демократия тоже всё время стремится стать диктатурой, но есть шанс, что этого не произойдет».
В начале июня 2011 г. появился доклад о свободе слова в Интернете, представленный специальным докладчиком ООН Фрэнком Ла Рю (Frank La Rue). В докладе говорится, что Интернет – это наиболее эффективное сегодня средство для реализации права на свободу слова и мнения, а также инструмент для мобилизации людей и координации их действий, что, в частности, стало большим подспорьем для серии так называемых интернет-революций в мире. Из-за этого многие правительства боятся Интернета и стараются не давать гражданам пользоваться теми возможностями, которые он предоставляет. В частности, это проявляется в блокировке доступа к отдельным ресурсам или полной блокировке доступа к Интернету, а также в нарушении конфиденциальности, что в некоторых случаях сопровождается безосновательной криминализацией некоторых видов деятельности. Докладчик обеспокоен тем, что предлоги для атак на ресурсы зачастую надуманны, а наказания за нарушения – чрезмерны.
«Любое ограничение права на свободу слова, – пишет Ла Рю, – должно проходить следующий трехступенчатый тест:
(а) оно должно налагаться в соответствии с законом;
(b) оно должно быть обусловлено одной из целей, изложенных в 3 параграфе 19 статье Международного пакта о гражданских и политических свободах, то есть должно быть мотивировано уважением к правам и репутации других лиц или целями охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения;
(c) оно должно быть обосновано как необходимое средство для достижения поставленной цели, которое в минимальной мере ограничивает свободу (принципы необходимости и соразмерности)».
Например, борьба с распространением детской порнографии вполне обоснована, с точки зрения второго пункта, но популярные методы этой борьбы представляются докладчику сомнительным: «Власти часто слишком полагаются на блокировки, вместо того чтобы сосредоточиться на преследовании тех, кто действительно ответствен за производство и распространение детской порнографии». Порнография – это зачастую побочный продукт похищения людей и детской проституции, и именно с этим надлежит бороться в первую очередь.
Кроме того, докладчик также выразил обеспокоенность тем, что многие правительства обязывают провайдеров и прочих посредников между создателем контента и конечным адресатом фильтровать информацию. Сюда же относится запугивание, приводящее к самоцензуре.
«Специальный докладчик отдает себе отчет в том, что невозможно мгновенно снабдить доступом в Интернет всех жителей планеты. Тем не менее, специальный докладчик напоминает всем государствам, что они должны способствовать тому, чтобы все могли реализовывать свое право на свободу слова и получать необходимые для этого средства, в том числе Интернет». Исходя из этого,
«блокировка сайтов представляется докладчику зачастую весьма сомнительной практикой, а перекрывание доступа к Интернету в порядке наказания – недопустимой мерой.»
В связи с этим он критикует Акт о цифровой экономике, предусматривающий отключение от Интернета пользователей, нарушающих копирайт. В докладе приводятся примеры некоторых стран, в которых покушения правительства на Интернет вызывают у докладчика беспокойство. В их числе, в частности, традиционно оказались правительства Китая и Ирана, а также Южной Кореи, Франции, США и Великобритании [2].

Цифровые перспективы

Британский премьер-министр Дэвид Кэмерон поручил профессору Иэну Харгривзу (Ian Hargreaves) из Кардиффского университета провести исследование и подготовить доклад о проблемах, связанных с авторским правом («попросил рассмотреть вопрос о том, нужно ли изменить положения об интеллектуальной собственности так, чтобы они лучше стимулировали развитие инноваций»). В 2005-2006 гг. такое исследование уже проводилось по поручению Гордона Брауна, который тогда был канцлером казначейства. В тот раз этим занимался Эндрю Гауэрс (Andrew Gowers), бывший прежде редактором газеты Financial Times. На поставленный вопрос он дал предсказуемый ответ, что да, изменения необходимы, и предложил 54 рекомендации по поводу того, как исправить ситуацию. Ни одна из его рекомендаций не была воплощена в жизнь.
Доклад Харгривза был опубликован в мае 2011 г. Ответ на главный вопрос был таким же, как и у Гауэрса, но рекомендаций на этот раз было всего 10. Харгривз предложил идею проекта “Digital Copyright Exchange” (цифровой обмен копирайтом), призванного упростить процесс лицензирования и обеспечить доступность защищенного копирайтом материала для использования в творческих целях. Он также должен стать решением проблем, связанных с материалами, правообладатели которых неизвестны. Зачастую это архивные материалы, которые нельзя использовать, потому что не у кого спросить разрешения, а без этого их использование считается нарушением. Когда эти материалы встроятся в систему Digital Copyright Exchange, их можно будет использовать. Разработкой проекта, по мнению Харгривза, должно заниматься специальное ведомство по интеллектуальной собственности (Intellectual Property Office), которое существует и сейчас, но большим весом не обладает, так как фактически эту сферу контролирует Ofcom.
С коммерческой точки зрения, проект выгоден, в первую очередь, тем, кто хочет воспользоваться защищенным материалом, а не крупным компаниям-правообладателям, которые меньше всех заинтересованы в каких-либо реформах, поэтому есть риск, что они не захотят регистрировать свою продукцию в проекте. На этот случай Харгривз предлагает правительству принять стимулирующие меры – например, сделать так, чтобы Акт о цифровой экономике защищал только тех, кто зарегистрируется в DCE.
Помимо проекта цифрового обмена, Харгривз рекомендовал разрешить копирование аудио и видеофайлов для личного использования, например, с диска на компьютер или плеер (сейчас в Британии, конечно, копируют, но незаконно). Кроме того, он посоветовал прекратить преследование пародистов, которые сейчас не имеют права, например, взять какую-нибудь песню и положить на нее новые слова. При этом автор доклада не считает нужным заимствовать у США идею так называемого «добросовестного использования» (fair use), так как это было бы трудно встроить в общеевропейское законодательство. Но он, впрочем, отмечает, что
«для более интенсивного развития инноваций и творческой продуктивности необходимо полностью пересмотреть законодательство о копирайте.»
Доклад Харгривза понравился Open Rights Group и вызвал энтузиазм у представителей некоторых творческих объединений. Марк Келли (Mark Kelly), глава Feachured Artist’s Coalition, сказал, что DCE может «создать современную систему лицензирования, которая будет поддерживать и поощрять инновации и приносить доход как правообладателям, так и творцам». Джон Хокинс (John Howkins), бывший директор проекта Adelphi Charter, который занимается разработкой новой концепции интеллектуальной собственности, заявил, что правительству следует немедленно применить все 10 рекомендаций и позаботиться о том, чтобы разработками в этой области занимались специализированные ведомства, а не Ofcom. Есть, конечно, и скептики, которые считают, что корпорации всё равно победят, а инициативу Харгривза постигнет участь предшествующих проектов.

Примечания

[1] Принцип сетевого нейтралитета предполагает, что все сайты сети в равной мере доступны пользователям. Возможен иной принцип – когда провайдер предоставляет пользователям доступ лишь к некоторым ресурсам. При таком подходе большую роль обычно играет финансовая сторона дела, так как доступ предоставляется лишь к тем ресурсам, владельцы которых готовы платить за это провайдеру.
[2] Перечень стран в докладе Ла Рю напоминает список государств, образующих «враждебную среду», с точки зрения создателей и разработчиков анонимной сети Freenet.
Смотрите также:


Теги: , , , , , , , , ,
Рубрика: Авторское право, Новости, Публикации, Рынок чтения, Цифровой контент

Комментариев нет

Хоть это оцифруют

Опубликовано 5 июля 2011

С оцифровкой у российских библиотек – сплошное «низзззя» (то, что надо пользователям оцифровывать нельзя, а то, что можно оцифровать – такое ветхое, что нужны специальные сканеры и специальные технологии оцифровки. Стоит сие недёшево, но выделять ОЧЕНЬ БОЛЬШИЕ деньги на оцифровку того, что будет пользоваться спорадическим спросом единичных специалистов, государство, обычно, не рвётся (если, конечно, чего-нибудь не произойдёт.

Например, (Минкультуры получит 13 млн руб на оцифровку книг князей Эстерхази) в составе которой св. 600 уникальных книг только потому, что (цитирую):

Решение принято ради сохранения и использования в Российской Федерации цифровых копий книжной коллекции князей Эстерхази, перемещенной в СССР в результате Второй мировой войны из Австрии и передаваемой Австрийской Республике по решению президента РФ Дмитрия Медведева.

Т.е. даже большое начальство «проняло», что «западло» отдавать такое добро не оцифровав его и не обеспечив своим специалистам беспрепятственный доступ к этой коллекции (Предполагается, что будет создано 185 тысяч страниц (в основном старопечатные издания) цифровых копий книжной коллекции.).

Ладно, хорошо, что хоть это оцифруют


Теги: , , , , , , , , , , , , ,
Рубрика: Новости, Оцифровка, Проекты, Ценообразование, Цифровой контент, Цифровой контент. е-книги, е-книга и ридер в библиотеке

Комментариев нет

Всё ниже, ниже и ниже

Опубликовано 9 июня 2011

В дополнение к моему посту от 16 мая 2011 (Нервные отклики на старый отчёт), где анализировался отчёт ГосКомПечати по книжному рынку в 2010 и отмечалось, что причина падения рынка книг – вовсе не пираты, а тот простой факт, что люди читают всё меньше (по отчёту среднее время на чтение составляло 7 минут на человека в день.

Про «среднюю температуру по палате» анекдотов ходит немало, но я припомню почти рыночный. На собрании колхоза после массы цифр «в среднем по колхозу» поднимается доярка и говорит:
– это что же такое. у Маньки 2 хахаля, у Соньки – 4, я – девственница, а (в среднем) все мы гулящие?

Так и со средним временем на чтение. Неясно какие категории населения как читают, что читают и чем их чтение мотивируется. Вот и отчёт Росстата, о котором рассказал Новый регион-2 (Россия перестала быть «самой читающей страной в мире». Жители РФ тратят на книги от 2 до 7 минут в день) лишь детализирует «среднюю температуру», давая цифры по нескольким регионам (цитирую):

Москва, Июнь 06 (Новый Регион, Алексей Усов) – Росстат опубликовал результаты первого исследования, посвященного использованию времени гражданами РФ в семи городах-миллиониках. Данные Росстата опровергают сразу несколько социальных мифов. Во-первых, миф о москвичах, как о самых несчастных тружениках в стране. Оказалось, что жители столицы вовсе не «работают на трех работах»: средняя продолжительность рабочего дня москвичей меньше, чем по стране; они и спят в среднем дольше. Еще рухнул миф о «самой читающей нации». Больше всего ценится книга в Ростове и Екатеринбурге: в этих городах на чтение книг тратится целых 6-7 минут в будний день.


Довольно интересные, но непрофильные данные по использованию времени (они вполне могут быть интересны исследователям и доступны по ссылке) я опускаю

И окончание материала снова о чтении (цитирую):
Исследование Росстата опровергло и миф о «самой читающей нации в мире»: жители крупных городов в РФ тратят на книги аж от 7 до двух минут в будний день. Наиболее «культурными» оказались жители Ростова, уделяющие книгам целых 7 минут. Немного от них отстали обитатели Екатеринбурга с их шестью «книжными» минутами вдень. У москвичей – средние показатели – 4 минуты. Самыми малочитающими оказались жители Нижнего Новгорода, где книги отнимают у взрослого, работающего человека лишь 2 минуты в день. Зато телевизору горожане уделяют неизмеримо больше внимания: в Нижегородской области пресса и ТВ отнимают у мужчин по 2 часа 23 минуты, а у женщин 1 час 46 минут в сутки (преимущественно это телевизор – 2 часа 15 минут и 1 час 28 минут соответственно). Жители столицы предаются этим занятиям в среднем 1 час 50 минут (мужчины) и 1 час 41 минуту (женщины) (ТВ – 1 час 28 минут и 1 час 12 минут). Еще жители городов тратят от 12 до 20 минут в сутки на бессмысленное времяпрепровождение («отдых», «покой» – в терминологии Росстата). Москвичи уделяют этому до 20 минут, жители Ростовской области 12-16 минут, а рекорд по лени в 40 минут поставлен в Якутии.
______________________________

Налицо, тем не менее, национальная катастрофа. Читающие «вымирают как мамонты», а новое поколение «выбирает пепси» ВМЕСТО книги. А мы дружно «ломаем копья» по поводу копирайта. Кому будут нужны любые (супер-пупер эффективно охраняемые) права на книгу, если её никто и ни в какой форме не захочет читать?

ЕСЛИ ещё не поздно, то надо срочно национализировать книжный рынок и, хотя бы через библиотеки, обеспечивать КАЖДОМУ гражданину возможность в любом месте страны БЕСПЛАТНО получить копию (электронную или печатную – по выбору) любой нужной ему книги. И, возможно, нужно не только бесплатно обеспечивать книгой, но и стимулировать появление ЖЕЛАНИЯ читать (не только пропаганда чтения как образа жизни, не только продвижение конкретных книг, но и, если не поздно, стимулирование за каждую прочтённую книгу – должен человек знать, что стоит ему прочесть книгу и поучаствовать в её обсуждении, как энное количество «бутылок пепси» ему обеспечено…)

Главный вопрос: НЕ ПОЗДНО ЛИ?


Теги: , , , , , , , , , , ,
Рубрика: Новости, Продажи (в т.ч. через Интернет), Публикации, Рынок чтения, Цифровой контент, Цифровой контент. е-книги, е-книга и ридер в библиотеке

Комментариев нет

Копирайтные шакалы «в законе»

Опубликовано 9 июня 2011

Чего чего, а идиотов среди копирайтных шакалов хватает… И стандартный «бзик» – синдром Мердока. Знакомьтесь:

Деятели российского кино обвинили в пиратстве социальные сети, поисковики и мобильных операторов

Если «укушенный» синдромом Мердока не умеет построить бизнес-стратегию в соответствии с реалиями сегодняшнего дня и сегодняшних технологий, то в своих бедах он обвиняет пиратов вообще и всех остальных (провайдеров, поисковики, социальные сети, блоги и т.п.). Есть и национальные особенности. Мердок пытается судиться, а наши доморошенные копирайтные придурки собираются вместе, пишут челобитную государю и пытаются запугать своих врагов тем, что законы государь в их пользу поправит и всех нарушителей «нагнёт»…

Было это уже в истории России. В 1560 году переписчики (которым новые технологии книгопечатания грозили потерей рынка) сумели лишить Ивана Фёдорова государственной поддержки и изгнать из России. Малой цели они достигли – до Петра I массового книгопечатания в России не было. Задержка в развитии составила свыше 100 лет… За временный успех ретроградов, которые не умели найти своё место в мире новых технологий, Россия дорого заплатила. Петровская модернизация запоздала и, как следствие, была резкой и жестокой, что (во многом) определило худшие черты Российского способа развития…

Если, не дай бог, копирайтным шакалам удастся задержать технологическое развитие России, то чем мы все за это заплатим и уцелеет ли после такой «расплаты» Россия как единое целое?


Теги: , , , ,
Рубрика: Авторское право, Новости, Публикации, Рынок чтения, Форматы и их конверсия, Цифровой контент

2 комментария

еkniga rss

Ежедневник

Июнь 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Фев    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930  

Архив

Рубрикатор

free counters
 
 

Рейтинг блогов

Рейтинг блогов